Антиквариат под прицелом

  • Антиквариат под прицелом


Историческая ценность антикварного оружия.


  Динамично развивающемуся антикварному рынку России не удалось избежать многочисленных проблем роста. О некоторых из них "Yтро" уже писало. Однако особняком стоит тема антикварного оружия. Ибо у нас его просто нет. То есть, разумеется, в отечественных музеях экспонируются старинные ружья, мечи, сабли, пистолеты, мушкеты, аркебузы и тому подобные раритеты. Есть ценные исторические экземпляры и в частных коллекциях. Вот только сами коллекционеры их наличие предпочитают не афишировать. Потому как закон, регулирующий порядок оборота и хранения таких вещей, просто отсутствует.  С 1996 г. на территории РФ действует закон "Об оружии", подразделяющий вооружение на боевое, служебное и гражданское. Об антикварном оружии в нем не сказано ни слова. Правда, в постановлении правительства "О мерах по обороту гражданского и служебного оружия" есть упоминание о том, что эти самые меры не распространяются на оборот оружия, имеющего культурную ценность. Однако нет точного определения, что, собственно, является таковой ценностью, а что нет. Да и отнести старое оружие в музей на экспертизу его владельцы просто не могут без риска лишится своей ценности по пути.  Хранение и ношение огнестрельного оружия в нашей стране возможно только при наличии лицензии МВД. Причем выдается она на каждый конкретный образец предусмотренного вышеназванным законом оружия при его регистрации в органах внутренних дел. Поскольку старинное оружие в законе не упоминается, получить на него лицензию невозможно, ввиду полного отсутствия необходимого правового механизма. Но так как и официального разрешения на хранение, покупку и продажу старинного оружия нет, теоретически можно привлечь владельца такого предмета к суду за отсутствие этой самой лицензии. Что и делается с завидной регулярностью. Такой вот получается замкнутый круг.  И хотя по той же самой причине неясности законодательства до окончательного приговора такие дела, как правило, не доходят, в ходе следствия "по невыясненным обстоятельствам" нередко пропадают особо ценные из конфискованных раритетов. Так, в августе 1999 г., после нескольких лет судебных разбирательств был полностью оправдан известный коллекционер Михаил Порай. В процессе этого дела бесследно исчез самый дорогой предмет его коллекции – морской "Кольт" образца 1851 года. По официальной версии, пистолет был утрачен в результате пожара и залива суда водой в январе 1998 года. Но, что примечательно, остальные вещественные доказательства (в том числе и бумажные деньги) при данном инциденте почему-то не пострадали.  В апреле 2003 г. проблема несовершенства оружейного законодательства снова привлекла внимание общественности. Аукционный дом "Гелос" впервые в истории современного российского антикварного рынка объявил о намерении выставить на публичные торги дуэльные пистолеты середины XIX века. Они были приобретены в Европе, абсолютно легально перевезены в Россию, имели заключение экспертов государственного музея-заповедника "Московский Кремль" о несомненной исторической ценности. Все заинтересованные инстанции были заблаговременно извещены. Более того, в МВД был послан запрос с просьбой разрешить эту акцию. На запрос поступил ответ о том, что выдача подобных разрешений не входит в компетенцию означенного милицейского ведомства. И тем ни менее, за день до проведения аукциона пистолеты были конфискованы. Вот так: разрешить не могут, а изъять – пожалуйста. Доходит до курьеза. Разрешение на хранение старинного оружия требуют даже у государственных музеев. Сейчас под угрозой экспроприации находится уникальная коллекция оружия Гатчинского музея, которую начал собирать еще Григорий Орлов. Свои действия МВД оправдывает заботой о сохранении безопасности граждан. Однако доводилось ли кому-либо слыхать о совершении преступлений с применениям антикварного ружья или пистолета? Гораздо чаще происходят убийства обычным кухонным ножом или табуреткой. Почему же не запрещают их, устало вопрошают антиквары? Даже неспециалистам известно, что попытка пострелять из старого оружия может окончится плачевно для самого стреляющего. А вот органы внутренних дел, проводя свою собственную экспертизу изъятых раритетов, умудряются производить выстрелы из древних пистолетов. В частности, именно это было сделано по отношению к дуэльной паре, конфискованной у "Гелоса". На основании чего был сделан вывод об их боеспособности. От таких проверок у работников культуры волосы на голове встают дыбом. Ведь подобные экспертизы могут нанести непоправимый вред уникальным старинным предметам. Впрочем, экспертиза оружия на предмет его исторической ценности – еще одна большая головная боль антикваров и работников культуры. Единого механизма ее проведения нет, также как нет единого определения того, что является антикварным оружием. Есть несколько частных разработок, но ни одна из них пока не узаконена. Между тем, если прецедентов использования антикварного оружия в преступных целях практически нет, то преступления по отношению к нему самому случаются сплошь и рядом. Ведь коллекционеры абсолютно беззащитны перед грабителями и мошенниками. Потому и бродит на антикварном рынке огромное количество оружейных подделок. Спрос на антикварное "милитари" в России достаточно велик, и рынок старого оружия все-таки существует. Но, разумеется, нелегальный. А это означает, что огромные суммы потенциальных налогов проходят мимо государственной казны.  С 1997 г. заинтересованные участники процесса легализации оборота и хранения старинного оружия встречаются за столом переговоров, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Очередной круглый стол по этому вопросу с участием антикваров, представителей Государственной думы, Министерства культуры и органов внутренних дел состоялся в конце апреля. Все сошлись на необходимости перемен в области оружейного законодательства. Однако какого-либо конкретного решения так и не было предложено.  Коллекционерам придется уйти в подполье?  Неожиданный визит - Галина Николаевна! – продавщица вбежала в кабинет директора. - Там милиция пришла, что-то на прилавке пишут. Директор «Художественного салона» Галина Чередниченко немедленно вышла в торговый зал. И среди посетителей увидела инспектора управления по борьбе с правонарушениями потребительского рынка (УБППР) и других сотрудников милиции. Инспектор изымал из продажи военную атрибутику с нацистской символикой. Отдел, в котором работали стражи порядка, уже полгода был в аренде у ООО «Раритет». Все это время на продажу были выставлены иконы, церковная утварь, военная атрибутика советской и немецкой армий времен Отечественной войны. - Если честно, мне от ассортимента было немного не по себе, - призналась Галина Николаевна. - Как-то непривычно видеть в качестве товара награды и знаки нацистов. Но время-то сейчас другое, я и не знала, что это нарушение... - Да мы эти знаки продаем уже не первый год! - возмущается генеральный директор «Раритета» Дмитрий Борисенко. – Милиция об этом знает, но раньше никаких претензий к нам не было. А вдруг инфаркт? Однако оказалось, что претензии есть. В УБППР поступил сигнал, что в Мурманске продают «нацистские награды». Инспекторы решили изъять данный товар и передать дело в суд. Октябрьский суд подтвердил правоту милиционеров. Тогда владелец «Раритета» подал кассационную жалобу в областной суд, но и там согласились с таким решением. Теперь антиквары ждут вердикта Верховного суда. А официальное постановление райсуда гласит, что в данном случае допущено публичное демонстрирование нацистской атрибутики и символики. Это нарушение статьи 20.3 КоАП РФ. Интересно, что до 2002 года нарушением было публичное демонстрирование с целью пропаганды. Теперь же пропаганду и демонстрирование разделили. Нынче текст выглядит следующим образом: “пропаганда и публичное демонстрирование…”. - Да, мы вынесли постановление, но поскольку судом следующей инстанции сейчас рассматривается кассационная жалоба, то я имею право высказать лишь личное мнение, - объяснил нам судья Октябрьского райсуда Анатолий Геенко. - Я считаю, что продажа немецкой военной атрибутики в самом центре Мурманска – это, несомненно, публичная демонстрация. В «Художественный салон» может зайти любой мурманчанин. А не дай Бог, у какого-нибудь ветерана инфаркт случится, для него это кощунство. Кто будет виноват? То ли в подполье уходить, то ли из бизнеса По нашему законодательству выходит, что в публичных местах выставлять на продажу наградные знаки нельзя. А вот в укромных уголках, где товар увидят только коллекционеры и покупатели – можно. Впрочем, тут мнения судьи и милиции разошлись. - Коллекционеры бывают разные, кто-то собирает марки, а кто-то военные награды, - размышляет Анатолий Георгиевич, - ну и пусть собирают. Просто для них, на мой взгляд, должны быть не отделы в центральных магазинах, а специальные места. И вообще, каждый случай надо рассматривать индивидуально. Чтобы узнать мнение милиции, мы обратились к заместителю начальника УБППР Анатолию Зайченко. На вопрос, почему же ранее милиция не обращала внимание на данное правонарушение, Анатолий Федотович ответил, что город большой, торговых точек много, а милиционеров мало. А любое изображение нацистской символики – это нарушение прав потребителей. В продаже таких вещей быть не должно. То есть, если, допустим, на картине будет изображение свастики, то ее могут изъять из продажи? Такое предположение Анатолий Зайченко подтвердил. Суд прошел, вопросы остались К сожалению, в законе не указано, что именно считается нацистской символикой или «сходной с ней до степени смешения». Получается, что за любое изображение свастики можно предстать перед судом. Что тогда делать с нашими фильмами о войне: «Они сражались за Родину», «В бой идут одни старики», «Звезда» и другие? Ведь в них везде демонстрируется нацистская атрибутика. «Семнадцать мгновений весны» вообще гимн нацистской униформе (если, конечно, брать только видеоряд)! А сама по себе свастика – очень древний знак, Гитлер просто-напросто позаимствовал ее из индуизма. Изображение свастики было и на первых советских деньгах. Что же теперь, многие древние вещи конфисковать, а половину музеев закрыть? Оштрафовать руководство российских телеканалов за показы военных фильмов? Налицо – общественный цинизм. Публично демонстрировать и продавать такие вещи нельзя, а потихоньку – можно. Что запретят демонстрировать в следующий раз, трудно предположить. Кстати, военная атрибутика, из-за которой и разгорелся весь сыр-бор, до сих пор продается в том же «Художественном салоне». Только она прикрыта листом бумаги (формата А4) с надписью «Немецкие награды времен 2-й мировой войны». И никого это больше не коробит. МНЕНИЕ «ЗА» Нацистская символика развращает молодежь Аркадий Амахин, председатель совета ветеранов Полярной дивизии: - Правильно сделали, что запретили продавать немецкие награды! Вот идет молодежь, видит эти ордена – и забывает, что творилось в концлагерях. Ребята покупают знаки дивизий СС и гордятся ими… Разве это дело? Патриотизм надо развивать в нашей молодежи! А не развращать ее! МНЕНИЕ «ПРОТИВ» Нелепо запрещать память! Ирина Анникова, младший научный сотрудник Историко-этнографического музея терских поморов (п. Умба): - Свастику можно встретить в узорах многих народов мира, в том числе и у терских поморов. Ее обычно вышивали красной нитью на свадебных нарядах и полотенцах, чтобы она принесла счастье и радость в молодую семью. В нашем музее хранятся редкие полотенца 18-го века, на каждом из них - свастика. Значит, и нас надо закрыть, что ли? Алексей Киселев, доктор исторических наук, профессор МГПУ: В нашей стране сейчас забывают о том, сколько горя принес фашизм. Однако, вся атрибутика времен Великой Отечественной – это память о тех страшных днях. И нелепо ее запрещать. Надо запрещать все эти возникающие неонацистские партии! Потому что у них – самая что ни на есть пропаганда идей нацизма и фашизма! Кстати, у нас в педуниверситете проводилась выставка немецких плакатов и наград третьего рейха. То есть мы публично демонстрировали все это посетителям, но ни у кого не возникло мысли, что мы пропагандируем фашизм. ЗВОНОК ЮРИСТУ Александр Артемьев, директор правозащитной организации «Эгида»: Люди арендовали место, обустроили его и зарабатывают деньги. То, что они продают немецкие награды и нашивки - всего лишь специфика их работы. Кто не хочет покупать этот товар – проходит мимо. Я считаю, что здесь нет никакой пропаганды и призывов к чему-либо. К тому же, еще неизвестно, реальные ли немецкие награды продаются в этом отделе. Вполне вероятно, что они изготовлены уже в наше время, то есть являются банальными подделками.    Сегодня Госдума РФ отказалась вводить уголовную ответственность за использование в любой форме нацистской символики в России. Законопроект был внесен в Госдуму Московской городской думой. При необходимых 226 голосах за законопроект проголосовали 103 депутата, 23 парламентария проголосовали против. Авторы документа предлагали за публичное использование нацистской символики (изображений свастики, знамен нацистов, их значков, униформы), а также приветственных жестов, наказывать штрафом в размере от 25 до 100 МРОТ или исправительными работами от 2 до 6 месяцев. Те же действия, совершенные с использованием СМИ, а также с изготовлением и распространением печатной продукции, кино-, фото-, аудио- и видеоматериалов - ограничением свободы на срок до двух лет либо лишением свободы на срок до одного года.    Трофимова Екатерина 29 июля 2005 г.

Написать отзыв

Пожалуйста авторизируйтесь или создайте учетную запись перед тем как написать отзыв

Рекомендуемые товары


Схожие по цене