Солдатская книжка десантника Люфтваффе.

  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • Солдатская книжка десантника Люфтваффе.
  • 33 000 руб.

Солдатская книжка десантника Люфтваффе. Оригинальный документ (с фотографией владельца), в хорошем состоянии. В книжке много печатей и штампов подразделений и лазаретов.




Формирование парашютных частей
Немецкое военное ведомство интересовалось возможностью боевого использования воздушно-десантных войск с середины 30-х годов. Локомотивом претворения в жизнь планов их создания стал сам командующий люфтваффе и министр авиации рейхсмаршал Геринг. Заложенные в новом роде войск возможности как нельзя лучше подходили для концепции блицкрига: проведение молниеносных глубоких наступательных операций с прорывом в глубину расположения противника мощных танковых клиньев. Прокладывать для них дорогу в соответствии с этой доктриной и были призваны парашютные войска (Fallschirmtruppen — FST). В их задачу входило быстрое овладение стратегическими объектами — мостами, по которым должны пройти колонны танков и мотопехоты, укрепленными районами, узлами связи и т.д. Знаменитые киевские учения 1935 года, на которых присутствовало несколько германских военных наблюдателей, доступно проиллюстрировали теоретические выкладки армейских специалистов и послужили дополнительным толчком к началу формирования собственных ВДВ. Добавим, что руководство вермахта, вынужденное воссоздавать его практически с нуля, было во многом свободно от косных представлений о ведении современной войны, господствовавших в военных кругах прочих стран. Формирование парашютных частей началось практически одновременно как в сухопутных войсках, так и в ВВС Германии. 1 октября 1935 года полицейский отряд личной охраны генерала Г. Геринга (Landespolizeigruppe General Goering), который, помимо прочих чинов и титулов, являлся шефом полиции земли Пруссия, был перечислен в состав люфтваффе как отдельный полк “General Goering”. Примерно в это же время добровольцы из его состава направляются в городок Альтенграбов, где идет формирование парашютного стрелкового полка ВВС, для прохождения специальной подготовки. Во время первого показательного прыжка перед личным составом полка спортсмен-парашютист, выполнявший его, неожиданно получил серьезную травму при приземлении и был унесен с поля на носилках. Несмотря на этот инцидент, около 600 солдат и офицеров этой элитной войсковой части сразу же добровольно изъявили желание пройти курс парашютной подготовки.
Таким образом, в составе полка “Генерал Геринг” был сформирован 1-й стрелковый (парашютный) батальон (Jagerbataillon, затем Fallschirmjagerbataillon), развернутый к концу 30-х годов в полк, в свою очередь получивший название 1-го парашютного (Fallschirmjagerregiment 1). Возглавил его майор Бруно Брауер (Bruno Brauer), впоследствии дослужившийся до чина полковника. Значительное число бойцов новой части были военнослужащими, прошедшими серьезную боевую закалку во время кровопролитной войны в Испании в составе известного “Легиона Кондор” (Legion Condor). Условия отбора в батальон были чрезвычайно жесткими — почти 2/3 первоначальных кандидатов были отвергнуты, причем такой же процент отсева волонтеров, не удовлетворявших требованиям командования ВДВ, сохранялся вплоть до 1940 года. Обучению германских десантников навыкам парашютных прыжков придавалось огромное значение. Недостаточно проработанное и примитивное снаряжение для прыжков делало необходимой особо тщательную подготовку личного состава. Основные приемы, употребляемые при совершении прыжка, в особенности приземление, отрабатывались в ходе длительной спортивной подготовки. Эти тренировки вместе с изучением парашюта составляли начальный этап подготовки бойца-десантника, после чего начинался курс изучения матчасти и обучения укладке. В дальнейшем солдат начинал тренировки в совершенствовании прыжков с макета самолета, а также изучал иностранные (трофейные) образцы материальной части. К моменту завершения парашютно-десантной подготовки курсанты были обязаны полностью овладеть навыками обращения с парашютом — в дальнейшем все прыжки выполнялись только с собственноручно уложенными средствами десантирования. Общеспортивная и военная подготовка тоже носили чрезвычайно жесткий характер, причем на первых порах офицеры и солдаты тренировались по идентичным методике и нормативам, а впоследствии занятия для офицеров были значительно усложнены. Большое внимание придавалось воспитанию у личного состава инициативности — предполагалось, что в будущем десантники будут действовать в небольших боевых группах, причем не исключался выход из строя офицеров и унтер-офицеров. В этих условиях каждый военнослужащий должен был активно действовать по собственному усмотрению, не дожидаясь команды старшего.
Перед войной в Стендале была создана центральная парашютная школа. Десантником, имеющим право на ношение особого нагрудного знака (Fallschirmschutzenabzeichen), считался военнослужащий, прошедший курс специальной подготовки и совершивший не менее шести зачетных прыжков. Первый из них совершался в одиночку с высоты 180 метров. Прочие были групповыми и производились со все более низких высот. Венчал курс специальной подготовки прыжок взвода парашютистов (36 человек) с трех самолетов и с высоты менее чем 120 метров. По завершении десантирования подразделение немедленно приступало к выполнению учебной тактической задачи. Для подтверждения полученной квалификации была необходима ежегодная переаттестация. Но к 1944 году, в связи с резким ростом численности воздушно-десантных войск, изменением характера их боевых задач и отсутствием возможности проведения длительной тренировки личного состава такая квалификация стала присваиваться уже всем солдатам и офицерам, а также представителям медицинского, юридического и административного персонала ВВС, совершившим хотя бы один прыжок в жизни. Очередной базой для экспериментов стараниями Геринга стал элитный штандарт (полк) СА “Feldherrnhalle” (“Зал павших героев”), сформированный в марте 1935 года в качестве учебной части для военизированных частей нацистской партии. Свое название он получил в память стычки нацистов с баварской полицией, произошедшей у “Зала павших героев” первой мировой войны в Мюнхене во время “пивного путча” 9 ноября 1923 года. “Сражение” у “Фельдхеррнхалле” в Германии стало чем-то вроде штурма Зимнего, а водруженный у фасада здания в честь погибших в перестрелке 16 членов НСДАП монумент охранялся почетным караулом штурмовиков из состава штандарта. На восьмом съезде НСДАП в сентябре 1936 года полку было присвоено почетное звание “Feldherrnhalle”. В январе следующего года, в день своего рождения, Геринг стал его шефом. С этого времени до начала второй мировой полк находился в двойном подчинении СА и ВВС. После проведенной в 1934 году “ночи длинных ножей” — расправы Гитлера с верхушкой СА — вооруженные формирования этой организации были значительно сокращены, поэтому полк фактически перешел в безраздельное подчинение командованию военно-поздушных сил. После нападения на Польшу в связи с началом массового развертывания десантных частей штандарт переименовали в воздушно-десантный батальон, а затем включили в ряды 2-го парашютного полка. Наименование же впоследствии было передано 271-му пехотному полку, потом моторизованной дивизии и, наконец, корпусу, созданному на ее основе. Командование сухопутных войск, в свою очередь, весной 1936 года создало для отработки тактики применения ВДВ специальный штаб, в штаты которого входило 15 офицеров и 80 унтер-офицеров. На его базе впоследствии сформировали парашютный пехотный батальон (Fallschirm-Infanterie-Bataillon) — второй в вооруженных силах. Его штатная организация примерно соответствовала организации пехотного батальона поддержки, а на вооружении состояли минометы и станковые пулеметы (парашютисты ВВС в то время имели в своем распоряжении только легкое стрелковое оружие). Командиром был назначен майор, а впоследствии — генерал-лейтенант, Рихард Хайдрих (Richard Heidrich). Осенью 1937 года батальон участвовал в больших учениях вермахта в Мекленбурге, где произвел самое благоприятное впечатление. Это событие придало серьезный толчок процессу консолидации разрозненных немецких парашютных частей. Официально воздушно-десантные части ВВС были “узаконены” приказом министра авиации Третьего рейха Эрхарда Мильха (Erhard Milch) и с благословения Геринга 29 января 1936 года. В это же время был объявлен набор в упомянутую школу в Стендале. Чрезвычайно суровый характер обучения в ней отразился в “десяти заповедях”, изложенных десантникам самим Гитлером. Вот первая из них: “Вы — избранные бойцы вермахта. Вы должны рваться в бой и стойко переносить любые трудности. Битва станет вашим предназначением”.
Комментируя эти лозунги, следует отметить, что в то время немецкая военная мысль еще не определила четко характер предполагаемого применения частей ВДВ. Штабисты люфтваффе намеревались использовать парашютистов в составе небольших диверсионных групп, чьей основной задачей стало бы нарушение коммуникаций противника и создание в его тылах паники. Достаточно модной в кругах ВВС стала идея о том, что группы десантников должны обеспечивать действия бомбардировочной авиации, заблаговременно высаживаясь поблизости от позиций зенитной артиллерии противника, в условленное время нейтрализуя его систему ПВО и проводя активные диверсионные действия. После выполнения задачи парашютисты должны были отступать, пережидать в укрытии налет своей авиации, после чего готовить площадку для приземления транспортных самолетов и эвакуировались на “большую землю”. Для участия в таких операциях вполне достаточно было небольших парашютных частей, подобных 1-му батальону, разделенному на боевые группы силой до взвода или роты. Боевое крещение в таком качестве небольшая экспериментальная группа немецких десантников получила еще в ходе гражданской войны в Испании, правда, детали, связанные с этими событиями, нам не известны. Армейское командование, напротив, считало более целесообразным применять в наступательных операциях крупные силы десантников, в том числе как обычную пехоту. Подобная доктрина объяснялась тем, что к 1937 году Германия оказалась зажатой двумя беспрецедентными по своей мощности оборонительными линиями — “линией Мажино” на восточной границе Франции и полосой либерецких укреплений на чешско-германской границе в Судетских горах. Попытка прорыва этих позиций в лоб привела бы к большим потерям и легко могла быть сорвана, после чего не исключалось повторение “позиционного кошмара” времен первой мировой войны. Поэтому десантники, действуя в составе крупных войсковых частей и соединений, должны были оказать существенную помощь полевым войскам, атакуя вражеские укрепления с тыла. Апробация тактических взглядов авиационных и армейских теоретиков привела к признанию их равной практичности, в связи с чем подготовка солдат и офицеров ВДВ предусматривала обучение и тем и другим приемам ведения боя. В целом же восторжествовала точка зрения сухопутного командования, согласно которой кадры для укомплектования ВДВ рекрутировались в военно-воздушных силах. В июле 1938 года горячий энтузиаст концепции крупномасштабных десантных операций генерал-майор Курт Штудент (Kurt Student) — бывший инспектор летной подготовки люфтваффе, получил приказ способствовать созданию боеспособных парашютных соединений. Молодой энергичный генерал, еще в чине полковника возглавлявший делегацию люфтваффе на Киевских учениях в 1935 году и с восторгом принявший идею применения в наступательных операциях крупных сил ВДВ, сыграл в истории немецких парашютных частей такую же роль, как и Гейнц Гудериан в становлении танковых войск. Его взгляды на применение воздушно-десантных войск опирались на тактические выкладки армейского командования, в результате чего Штудент активно выступил против использования ВДВ в качестве исключительно диверсионных формирований. Острый конфликт с руководством авиации привел к тому, что генерал, ранее исполнявший обязанности инспектора авиационных училищ, даже был вынужден перейти на некоторое время в ряды сухопутных войск. К концу 1939 года первая крупная боевая единица — 27-я авиадивизия (Fliegerdivision), командиром которой был назначен Штудент, все еще находилась в стадии формирования. Причиной послужили недостаток опыта и постоянные распри между различными ведомствами нацистской Германии. Развертывание дивизии ознаменовало начало нового этапа в развитии немецких ВДВ. Ее ядром стал упоминавшийся выше батальон майора Брауера, выведенный к тому времени из состава полка “General Goering”. Заместителями комдива стали майоры Герхард Бассенге (Gerhard Bassenge) и Гюнтер Треттнер (Guenther Trettner). Во время оккупации Судет (осень 1937 года), где не обошлось без внушительной демонстрации военных мускулов рейха, дивизия Штудента все еще не представляла собой существенной силы. Поэтому основная нагрузка по проведению десантов на чешскую территорию легла на парашютный батальон сухопутных войск подполковника Хайдриха, тактически подчиненный командованию военно-воздушных сил. Поскольку в ходе этой операции ожидались довольно тяжелые бои на мощной линии пограничных укреплений, летом 1937-го десантники начали детальную подготовку к высадке в тылу противника. 1 сентября должен был начаться поход против Чехословакии, но до боевых действий так и не дошло: “Мюнхенский сговор” руководителей Англии и Франции с Гитлером поставил чехов перед необходимостью передать свои оборонительные позиции вместе со всем регионом Судет в руки противника без сопротивления. Несколько разочарованные немецкие парашютисты высадились на чешской территории 1 октября, только чтобы принять участие в процессе оккупации вновь приобретенных территорий.На основании изучения опыта Судетской операции парашютный батальон сухопутных войск 1 января 1939 года передастся в состав люфтваффе под наименованием 2-го парашютного (впоследствии он был развернут в 3-й парашютный полк) и направлен на формирование 7-й авиадивизии. С этого времени набор личного состава, обучение, снаряжение и оперативное руководство германскими парашютистами полностью перешли под контроль ВВС. Германия оказалась единственной в своем роде страной, где парашютные части находились исключительно в подчинении командования люфтваффе. Объяснялось это скорее амбициозными устремлениями Геринга, стремившегося объединить в своих руках возможно большую власть, нежели соображениями целесообразности. Немецким парашютистам в будущем это сослужило довольно плохую службу, так как проведение реальных десантных операций требовало тесной координации с сухопутными войсками и не могло проводиться силами одних люфтваффе, как это задумывалось теоретиками из штаба рейхсмаршала. С учетом этого в 1943 году начался процесс передачи парашютных частей в распоряжение сухопутного командования, В январе 1939-го принимается решение о формировании второго парашютного полка, командиром которого был назначен сам Хайдрих. Оба полка достигли ожидаемого уровня боевой готовности к началу вторжения в Норвегию весной следующего года. Организованы они были по обычным пехотным нормативам и включали в себя по три батальона (2-й полк в 1940 году имел только два). Каждый батальон делился на четыре роты. С самого начала была создана саперная рота, а вскоре началось развертывание необходимых частей и подразделений поддержки (противотанковой, зенитной и легкой полевой артиллерии, разведывательных, связных, инженерных, медицинских и прочих). В то же время другой важный элемент воздушно-десантных войск — посадочно-десантные (планерные) части оставались в ведении армии. Их персонал представлял собой пехотинцев, натренированных для быстрой высадки на планерах в тылу противника на хоть сколько-нибудь подходящие для этого площадки. Вооружение и снаряжение этих частей мало отличалось от пехотного, хотя и предусматривало применение специальных облегченных образцов. Необходимость наличия у солдат ВДВ максимально облегченного снаряжения повлекла за собой в качестве промежуточной меры привлечение к операциям горнострелковых частей и подразделений, которые уже имели его в силу специфики своего рода войск. Таким образом, весной 1940 года, после проведенной всесторонней подготовки, германские вооруженные силы получили в свое распоряжение корпус в составе 7-й авиационной (парашютной) и 22-й пехотной (воздушно-десантной — Luftlandedivision) дивизий. 7-я авиадивизия в это время получила следующую организационную структуру: 1-й и 2-й парашютные стрелковые полки (Fallschirmjagerregiment) трехбатальонного состава; рота связи; транспортная рота; медицинская рота; легкая зенитная батарея (20- и 37-мм зенитные пушки); батарея 50-мм противотанковых орудий; противотанковая рота; мотоциклетный взвод. Как указывалось выше, в 1940-м дивизия все еще не завершила формирования и укомплектования. 22-я воздушно-десантная дивизия по сути своей была обычным пехотным соединением, натренированным и экипированным для переброски по воздуху. В ее состав входили 16, 47 и 65-й пехотные полки и соответствующее число отдельных частей и подразделений поддержки. Для штурмовых операций дивизия была не пригодна и предназначалась лишь для быстрого усиления первой волны десанта в случае захвата парашютистами пригодных для посадки площадок. Специальную подготовку и переход на новые штаты личный состав завершил на рубеже 1939/1940 годов. Среди летчиков планерных частей было немало известных спортсменов-планеристов -Альфред Рем (Alfred Rehm), Эрвин Крафт (Erwin Kraft), Отто Браутитам (Otto Brautietam) и другие.Существовал в Германии и свой аналог ОСОАВИАХИМа, занимавшийся массовой парашютной подготовкой допризывников. Это был Национал-социалистический авиационный корпус (National-Sozialistisches Fliegerkorps — NSFK), созданный в 1937 году путем слияния немецких аэроклубов и ассоциаций. Хотя его основной задачей являлась подготовка летчиков, добротная парашютная школа позволила немцам к началу войны укомплектовать значительные силы ВДВ. Наглядное представление о качестве личного состава парашютных частей этого периода дает следующий пример: одним из героев высадки на Крит (май 1941 года) стал 35-летний Макс Шмелинг (Schmeling) по прозвищу “Зигфрид”, чемпион мира по боксу в тяжелом весе в 1930 — 1932 годов, выигравший 56 поединков из 70 (4 ничьи). В 1926 г. он стал чемпионом Германии в легком весе, через год — чемпионом Европы. В 23 года вновь получил титул национального чемпиона, теперь уже в тяжелом весе, а 12 июня 1930 г. в Нью-Йорке победил чемпиона США Джека Шарки и сатл чемпионом мира. Правда, тот же Шарки спустя два года вернул себе титул, но еще в 1936-м Шмелинг нокаутировал чемпиона США Джо Луиса. Пройдя всю вторую мировую в рядах ВДВ, Шмелинг после войны занялся предпринимательством. Боевой путь В первый раз немецкие парашютисты пошли в бой еще во время сентябрьской кампании 1939 года против Польши. Правда, ввиду недостаточной подготовленности и укомплектованности основные силы 7-й авиадивизии в полном составе не применялись (боеготовыми к этому времени были только четыре парашютных батальона) — задействованы были только отдельные десантные подразделения, которые забрасывались в тыл к полякам с диверсионными и разведывательными целями (в частности, в ходе рейда через Вислу, когда парашютисты потеряли несколько человек убитыми и ранеными в стычке под городком Воля-Гуловска). Основные силы ВДВ, сосредоточенные на силезских аэродромах с задачей захвата мостов и других важных объектов, так и не получили приказа на вылет в Польшу — темпы наступления моторизованных колонн вермахта оказались столь высоки, что важные объекты захватывались авангардами сухопутных войск без участия парашютистов. Тем не менее кое-какой опыт реальных боевых действий был получен и учтен в идущей полным ходом разработке планов будущих крупномасштабных операций на Западе. Когда Штудент в июле 1939 года докладывал Гитлеру о состоянии вверенных ему частей (фюрер всегда живо интересовался состоянием дел в ВДВ) и отрапортовал, что десантники ожидают приказа на участие в польском походе, то услышал в ответ: “Не спешите — они еще наверняка повидают кое-какие бои на Западе!”. Гитлер полагал, что рано еще расходовать драгоценные и пока еще очень малочисленные кадры парашютистов в довольно легкой сентябрьской кампании. Кроме того, немецкое командование до поры не хотело раскрывать свой главный козырь: возможность “вертикального охвата” сильных пограничных укреплений франко-бельгийцев.
Поэтому настоящее боевое крещение немецкие парашютисты получили в ходе норвежской кампании — операции “Учения на Везере” (“Weseruebung”). Хотя их участие в боях оказалось ограниченным, его результаты признаны решающими для успеха всей операции. Необходимость оккупации скандинавских государств определялась настоятельной нуждой в обеспечении бесперебойных перевозок дефицитной шведской железной руды через норвежскую и датскую территорию. Англичане и французы, в свою очередь, расширяли военное присутствие на севере Европы. Поводом для этого послужил советско-финский конфликт и предполагаемая отправка в Финляндию сначала добровольческих, а затем и регулярных частей союзных армий. Артерия, питавшая немецкие военные заводы высококачественным сырьем, могла быть перерезана в любую минуту. Поэтому Гитлер принял решение молниеносно захватить Данию и Норвегию, вытеснив оттуда англо-французов. Особенности будущего поля боя (наличие крупных густонаселенных островов в Дании и протяженная с севера на юг узкая полоса норвежской территории) ясно показывали, что выполнить задачи скоротечной операции силами одних сухопутных войск не удастся. Военно-морской флот рейха явно уступал по своей боевой мощи ВМС союзников и существенной помощи армии оказать не мог. По этой причине на воздушно-десантные части возлагались особые надежды. В самом начале вторжения в бой вступил 1 -й батальон 1-го парашютного полка (I/FJR 1) под командованием майора Эриха Вальтера (Erich Walther). Задачи, поставленные перед личным составом батальона, были весьма сложными. Его штабная и 2-я роты получили приказ захватить аэродром Форнебю в столице Норвегии Осло, удержав их до подлета военно-транспортных самолетов с частями 163-й пехотной дивизии на борту — посадочным десантом. 3-я рота со своим командиром, лейтенантом Фрайхерром фон Брандисом (Freiherr von Brandis), должна была овладеть аэродромом Сола — главной базой норвежских ВВС; 4-я (капитан Вальтер Герике — Walter Hericke) — одним взводом занять два летных поля в Аальборге, а оставшимися силами захватить датский Вординбургский автомобильный мост, соединяющий острова Фальстер и Зееланд (Зеландия). Необходимость захвата моста обусловливалась тем, что по нему проходил единственный сухопутный путь к столице страны

Рекомендуемые товары


Схожие по цене