Кистень с прорезным крестом.

  • Кистень с прорезным крестом.
  • Кистень с прорезным крестом.
  • Кистень с прорезным крестом.
  • Артикул: 21624
  • Нет в наличии

Славяне. 11-13 век.

От раннего средневековья до нас дошли только гири от кистеней. Они привязывались ремнем, веревкой (реже цепью) к короткой палке или просто к руке. В раскопках Донецкого городища найдена железная коническая втулка с петлей на конце, служившая, по-видимому, для прикрепления подвешенной на ремне гири с деревянной рукоятью.

С очень отдаленного времени кистень известен как народное, а иногда и разбойничье оружие; его легко было спрятать, а в дорогеон служил для самозащиты и нападения.Отсюда меткие народные пословицы: «Кистенем махнем, корабль возьмем», «Запаслив: в рукаве кистень, в голенище засапожник». В древнерусских письменных источниках кистень не упомянут и нам почти ничего неизвестно о его боевом использовании. Лишь однажды боевая гиря изображена на миниатюре Радзивиловской летописи в руках восставших киевлян в сцене убийства Игоря Ольговича в 1147 г. (л. 179). Несомненно, однако, что в раннесредневековой Руси кистень был принадлежностью не столько мирного жителя сколько воина. Ценные сведения об этом оружии сообщает в своих записках С. Герберштейн. В описании выезда великого князя Василия Ивановича мы читаем: «На спине под поясом он имел особый вид оружия, напоминающий древнеримский цест; этим оружием они (русские ) обычно пользуются на войне. Это палка, несколько длиннее локтя, к которой прибит кожаный ремень длиной в две пяди; на краю ремня находится железная или медная булава, в виде какого-то обрубка. Но у государя этот обрубок был со всех сторон украшен золотом». В другом месте Герберштейн прямо называет это оружие кистенем, а на рисунках, иллюстрирующих его произведение, кистень изображен заткнутым за пояс у всадников с левой стороны. По сообщению И. Д. Вундерера (1590 г. ), русские пешие люди вооружены «луком и кистенем, причем на длинном кожаном ремне висит свинцовая или каменная пулька»

Происхождение и распространение кистеней тесно связано с конным боем. Применение кистеня в быстротечных конных схватках оправдано легкостью и подвижностью этого оружия.

Ловкий и внезапный удар мог быстро поразить или оглушить противника. Кистень, как и булава, был вспомогательным средством борьбы,к которому прибегали, когда нельзя было действовать основными видами оружия — во время неожиданных столкновений и в рукопашных схватках. На некоторых гирях заметны вмятины, повреждения, сбитые узоры — несомненно признаки ударов.

Сведения о кистенях восходят в средневековой Европе к XI в. (нем. Kriegsflegel, Ketten morgenstern, польск. бассалык, сербск. млот и т. д. ). В XIV—XV вв. его применяют во многих странах от Англии до Японии. Страшным оружием являлись тяжелые железные гири (боевой цеп, боевой бич) в руках восставших в период антифеодальных выступлений и освободительных войн (например, цеп — национальное оружие гуситов). Русские кистени, исполненные местного своеобразия, среди европейских находок — одни из древнейших.

БУЛАВЫ Считали, что в средневековой Европе булавы появились с азиатского Востока. Мы не беремся судить, насколько верно это высказывание для Западной Европы, но в отношении Восточной Европы с ним можно согласиться. Русь была одной из первых европейских стран, где булава появилась в XI в.,причем происхождение этого оружия, по всей вероятности, связано с Юго-Востоком. Близки по времени бронзовые изделия, которые можно рассматривать в качестве прототипов древнерусских булав, найдены в восточном Туркестане (правда, дата их не уточнена) и в хазарском слое Саркела—Белой Вежи. Эти находк и по форме несколько отличаются друг от друга,но им присуща одна общая черта, которая отличает многие средневековые булавы от образцов более ранних эпох, а именно — выступающие шипы пирамидальной формы.    Весьма массовую категорию находок составляют булавы в раскопках южнорусских городов, погибших при татаро-монгольском нашествии. Встречены они также в Новгороде, Москве и в крестьянских костромских курганах. Обычно булавы считались принадлежностью знати, но на примере рассматриваемых кубовидных наверший мы сталкиваемся с дешевым и, вероятно, широко доступным оружием рядовых воинов: горожан и крестьян. Об этом свидетельствует также простота и иногда небрежность в отделке самих вещей. Своего расцвета производство булав достигло в XII—XIII вв., когда появились бронзовые литые навершия весьма совершенной и в то же время сложной формы. Собственно из бронзы изготовлялся только корпус, а середина (конечно, не включая сюда сквозного отверстия для рукояти) заполнялась свинцом. Вес наверший достигал 200—300 г,некоторые из них были позолочены. Эти образцы в бронзе воспроизводили, по-видимому, конструкцию палицы с шипами на конце и с крестообразной проволочной или веревочной обмоткой вокруг них. На Руси булава, безусловно, входила в арсенал средств военной борьбы. Булавой весом в 200—300 г. с рукоятью длиной не менее 50—60 см в случае прямого удара можно было оглушить и вывести из строя даже защищенного доспехом воина. Боевое назначение булавы подтверждается нахождением ее в комплексе с другим оружием в курганах и городищах.На некоторых навершиях имеются механические повреждения (сбитые или обломанные края, зазубренные шипы) — следствие их боевого употребления. Военное назначение булавы во многих странах X—XIII вв. доказывается как письменными, так и изобразительными источниками. Их употребление зафиксировано,в частности, на ковре из Байе. Позднее, с XII, а главным образом с XIII в. этот вид ударного оружия находит все более широкое применение у рыцарской конницы. Булавой пользовались в рукопашной схватке, когда требовалось нанести неожиданный и быстрый удар в любом направлении.Булаву вообще можно рассматривать в качестве подсобного дополнительного оружия. Бронзовые или железные булавы использовались дружинниками в конной борьбе. По сообщению Павла Иовия, московские всадники начала XVI в. ведут «борьбу заостренными копьями, железными булавами и стрелами;только немногие имеют сабли». Эти сведения действительны и для раннего средневековья.Они объясняют популярность булавы прежде всего на юге Руси, где конница имела большее значение, чем в северных землях. Наряду с этим простые железные булавы, составляющие почти половину всех находок могли применять и пехотинцы. В этой связи остановимся на самом слове булава, которое встречается в русских документах XVI—XVII вв. Как же именовали булаву в домонгольский период? Ответить на этот вопрос, пожалуй, можно, если обратиться к летописному свидетельству о Липецкой битве1216 г. В начале этого сражения суздальские воины-пехотинцы, видя надвигающегося противника, «вергъше кии». Кий, по А. В. Арциховскому, палка, по Л. Нидерле, простая крепкая дубина с утяжеленным концом.И. И. Срезневский сопоставлял кий с молотом. Именно в этом значении кий употребляется в Изборнике Святослава(1073 г. ). В сербском языке киj, КИjак, киjес — название булавы. По В. Далю, кий имеет ряд значений и в том числе: палка-дубина и булава. Таким образом, следуя большинству толкователей, вполне возможно соотнести кий с ударным орудием, а именно булавой. Это тем более вероятно, что для дубины и палки летописи знают ряд определенных терминов: ослоп, палица, хлуд. Как говорилось выше, булава была принадлежностью не только знати), но и простых воинов — в данном случае суздальских пехотинцев . Для обозначения булавы в XI в. существовал и другой термин — «жезл ручной». Именно так названа булава в русском переводе Хроники Георгия Амартола. Известно, что в зрелом средневековье булава и шестопер у русских, турок, поляков,венгров и других народов все больше становились символом власти. Процесс был длительным, и еще в начале XVI в. булава и шестопер служили оружием. Начальственные булавы, отделанные золотом, серебром и драгоценностями, естественно, в бою не употреблялись,но еще некоторое время их брали с собой в походы.  Несколько слов о дубинах (ослопах) и палицах. Археологически эти «орудия» неизвестны, но иногда упоминаются в письменных источниках. Так, по сообщению Ибн Мискавейха, русы-пехотинцы в 943 г. носили дубины. В XI—XIII вв. предметы этого рода,служившие для военных целей, имели наименование рогвица, роговица, рогдица, рогтича. В бою рогдицей (носилась у пояса) стремились ударить по голове и даже швыряли в противника. Палица в былинах названа «военной»,«боевой», «булатной», «медной», что (особеннов двух последних случаях) дает возможность отождествить ее с булавой. В экстренных случаях палками и жердями могло вооружаться городское и сельское ополчение. В 1151 г.киевляне говорили Изяславу Мстиславичу:«Ать же пойдуть вси, како может и хлуд в руци взяти». Источники упоминают «дреколье» при описании народных движений, лишь однажды «камень и древа, и колья, и вар» отмечены как средства городской обороны(«можем бо брань творить... из града»). Летописец считал «деревянное» оружие архаическим, он вспоминал время до изобретения металлов, когда «палицами и камением бьяхуся». Палка рассматривалась скорее как невоенный предмет. Так, «Русская правда» предусматривала наказание за удар жердью во время драки. Конечно, уровень военной техники IX—XIII вв. определяло не деревянное, а металлическое оружие, например, такое относительно распространенное и недорогое, как копье и топор.


Рекомендуемые товары


Схожие по цене