Перстень. 11-13 век. Вятичи.

  • Перстень. 11-13 век. Вятичи.
  • Перстень. 11-13 век. Вятичи.
  • Перстень. 11-13 век. Вятичи.
  • 1 600 руб.

Перстень. 11-13 век. Вятичи. Крепкий. Размер 16.5


Классификация древнерусских перстней. Перстни, или кольца - и поныне наиболее распространенное украшение у всех народов. И Русь в этом отношении не исключение. Термин "перстень" в письменных источниках известен с XI в., а термин "кольце" - в значении украшение на пальце руки - c XIII в. В бытовании перстней прослеживается та же закономерность, что и в бытовании других древнерусских металлических украшений, то есть в южнорусских древностях они встречаются реже, в меньшем количестве и разнообразии, чем в севернорусских. Как показывают исследования, перстни были преимущественно женским украшением, но носили их и мужчины и дети, причем как на правой, так и на левой руке (число их на обеих руках колебалось от 1-2 до 4-5, а иногда и до 10). Иногда перстни клали в погребение в качестве приношения. Время их бытования и наибольшего распространения моды на перстни в Новгороде - XII-XIV вв. Однако такая картина типична лишь для Новгорода, переживавшего в XIV в расцвет. В других древнерусских городах максимальное число находок перстней приходится на XII - первую треть XIII в. После татаро-монгольского нашествия количество находок перстней резко сокращается. Перстни можно разделить на дротовые, витые, плетеные, пластинчатые. Эти виды перстней подразделяются на типы по форме концов и соединений. Однако выделяют и своеобразные виды перстней - щитковосрединные, печатные, со вставками и др. Дротовые перстни по поперечному сечению делятся на округлые треугольные, квадратные. Самой простой формой являются круглодротовые замкнутые и круглодротовые с разомкнутыми заходящими концами. Они встречаются в древностях всех восточнославянских племен. Судя по новгородским находкам эти перстни бытовали в XI-XIII вв. (рис., 8). Разновидностью круглодротовых гладких перстней являются рубчатые. На их утолщенную внешнюю сторону нанесена косая насечка, подражающая витью (рис., 9), гладкие сомкнутые или разомкнутые концы сужены. Подобные перстни были одним из самых распространенных украшений у всех славянских племен. По-видимому, их можно считать этнически определяющим признаком славян. Судя по новгородским находкам бытовали они с конца XI по XIV в. Изготовляли их способом литья с разъемной жесткой форме, с насечку углубляли зубильцем.

Спиральные перстни (рис., 10) сделаны из проволоки круглого или квадратного сечения, уложенной в несколько рядов. Изготовляли из путем наматывания предварительно разогретой проволоки на болванку округлого профиля. Перстни эти бытовали с середины XI в. до середины XIII в. Ареал их очень широк - от Прибалтики до Прикамья, причем они связаны с древностями финно-угорских и балтийских племен, а в славянских материалах встречаются в контактных зонах. Витые перстни составляют значительную часть общей массы перстней. По количеству проволок, из которых они свиты, их можно разделить на двойные, тройные, четверные (2 х 2), а по характеру оформления концов - на петлеконечные, обрубленноконечные (рис., 35), замкнутые и др. Витые двойные перстни, как замкнутые, так и обрубленноконечные и с заходящими концами (рис., 11), иногда имеют дополнительную сканную перевить (рис., 12). Бытовали они со второй половины XI в., в XII-XIII вв., причем тип этот часто встречается в древностях Прибалтики, Финляндии и Скандинавии, однако известен он и в древностях древлян и полян, северян, дреговичей, а также русских кладах. Иногда в подражание витым перстням изготовляли ложновитые, выполненные литьем в форме, полученной путем оттиска в глине настоящих витых перстней (рис., 18, 41). Датируются эти украшения широко: от начала XI до XV в., следовательно, они не могут быть определяющим типом. Плетеные перстни сплетены из нескольких проволок. Выделяют два основных варианта плетеных перстней. К первому относятся перстни с массивной плетеной из четырех или шести проволок средней частью и гладкими сомкнутыми концами (рис., 13). Судя по новгородским аналогиям, эти перстни бытовали от середины XII - до середины XIV в. Ко второму варианту относятся перстни, целиком сплетенные из семи тонких проволок (рис., 19). В Новгороде такие перстни встречены в слоях конца XII - второй половины XIII в. Известны плетеные перстни обоих вариантов в древностях смоленских и владимирских кривичей, новгородских словен и витячей, а также полян, древлян и северян....!




Восточнославянский племенной союз вятичей обитал в 8-12 столетиях в верхнем и среднем течении Оки, на землях современных Московской, Орловской, Калужской, Рязанской, Тульской, Смоленской и Липецкой областей. С этим племенным объединением связана ромено-борщевская археологическая культура. Родоначальником племени, согласно «Повести временных лет», был Вятко, от имени которого оно и получило свое название. Есть и другие версии о происхождении этого этнонима. Первое упоминание племени вятичей содержится в письме хазарского кагана Иосифа 60-х годов 10 века. В арабских источниках вятичи упоминаются под названием «вантит». Если верить автору «Повести временных лет», то вятичи имеют западнославянское происхождение. В этногенезе этого племенного союза, очевидно, участвовало коренное балтское население, являвшееся носителем мощинской культуры (3-4 века). С 5 по 8 век шло расселение вятичей в бассейне Оки. В 9-10 веках этот племенной союз находился под игом Хазарии, выплачивая ей дань. Управление внешними и внутренними делами племени осуществляли князь и вече. В 965 году вятичи были покорены киевским князем Святославом. Но уже сыну Святослава, князю Владимиру, пришлось вновь подчинять их своей власти. В 981 году Владимир обложил их данью, а уже вскоре они подняли восстание, и вновь были подчинены на следующий год. До 11 века вятичи пользовались определенной политической автономией и отстаивали свои интересы в борьбе с русскими князьями. Постепенно потеряв независимость, они влились в состав древнерусской народности. Последнее упоминание о них относится к 1197 году. Обилие символических украшений-оберегов около ворота одежды и на шее объясняется тем, что здесь - наименее защищенная часть тела. Голова покрыта кокошником (или его обыденной заменой), корпус и ноги женщины закрыты одеждой, при изготовлении которой щедро применялась заклинательная символика, а шея во всех случаях оставалась открытой. Поэтому древние язычницы и их "пра-дщери" XIX в. стремились обезвредить этот опасный участок изобилием апотропеических подвесок. Обереги-амулеты. Самой интересной для нас частью женских украшений являются специальные амулеты-обереги, включавшиеся в ожерелье или подвешивавшиеся особо (в области сердца или в "калите" y пояса). Обереги были как в виде отдельных подвесок, так и целыми наборами. Их магическое и апотропеическое значение не вызывает сомнений. Украшение предплечий и бедер известно только по этнографическим данным. Вышивка на предплечьях рукавов нередко содержала архаичный символ возделанного поля, нивы: косо поставленный квадрат разделен на 4 части и в каждом малом квадрате помещена точка - знак зерна.(Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М., 1981, с. 45.) Помещение идеограммы нивы именно в этом месте рукава прекрасно объясняется самим содержанием знака: нива требует труда, рук, и вышивальщицы когда-то сознательно, а в XIX - XX вв. уже по традиции изображали на рукаве рубахи в том месте, где он облегает главные мышцы (бицепс, дельтоид и другие), знак поля, как точку приложения мускульной силы. Такие же знаки нивы (и идеограмму дома, сруба) вышивали на шерстяных поневах вдоль бедер и ног, стремясь этим магическим узором придать большую силу корпусу и ногам.(Рыбаков Б. А. Язычество древних славян, с. 47, 50.) Южновеликорусская понева, как и украинская плахта, является очень архаичной формой одежды и восходит к энеолиту или земледельческому неолиту. "Обручи"-браслеты. Браслеты широко представлены и в деревенских и в городских материалах. В городском обиходе XI - XIII вв. серебряные браслеты были съемными, на шарнирах и предназначались для удерживания необычайно длинных, до земли, рукавов. Браслеты расстегивались тогда, когда женщина, подобно Лягушке-Царевне, начинала ритуальный танец и широко распускала свои рукава. Гравировка на таких браслетах настолько интересна и важна для нашей темы, что им будет посвящена специальная глава о русалиях. Деревенские браслеты проще, многофигурных композиций на них нет, но зачастую там мы видим сложную плетенку, которая в графике обычно является изображением воды, а это тоже ведет нас к русалиям, молениям о воде. Перстни. Кольца на руках, по всей вероятности, связаны со свадебной символикой и на этих, самых маленьких по размеру украшениях, как и на всей избе-хоромине, выступает идея макромира, долженствующего оберегать микромир одной девушки: есть перстни с тремя крестами или с тремя солнцами или с двумя крестами и солнцем в середине. Это уже знакомый нам прием показа движения солнца от восхода к полудню а от полудня, апогея (который "чтут" язычники) к закату. Подол одежды. Орнаментика подола известна только по этнографическим данным. Здесь в вышивке господствует, естественно, идея земли: небольшие растения, ходящие по земле птички, цветы. Изредка встречается идеограмма засеянного поля. Такова в самых общих чертах предварительная схема заклинательного содержания женского наряда и убора. Мы в настоящее время при знакомстве с народным костюмом обычно воспринимаем позднейшую эстетическую сущность дожившего до наших дней наряда, отмечая лишь локальные вариации его, создающие впечатление разнообразия и неповторимости. Однако в любом восточнославянском регионе как в средневековье (археология), так и в XIX в. (этнография) мы всегда можем обнаружить в одежде и украшениях продуманную сотнями поколений систему защиты от упырей и навий, варьирующую лишь в изобразительных средствах. Следует помнить, что одежда и дополнительные обереги-украшения - все это должно было охранять человека за пределами его крепости-дома, во внешнем мире с присущим ему, рассредоточенным в нем злым началом. Рассмотрим более подробно те звенья этой схемы, которые представлены в деревенских средневековых материалах X - XIII вв. Головные уборы. Деревенские головные уборы по курганным материалам известны нам очень плохо. H. И. Савин по мелким нашивным бляшкам установил, что дорогобужские крестьянки XI в. носили убор в виде кокошника. Лучше сохраняются головные металлические венчики-очелья, но они не были распространены повсеместно и, возможно, являлись только девичьим убором. Височные кольца. Нижняя кромка древнего кокошника снабжалась y висков несколькими кольцами ("заушницами"), получившими кабинетное наименование височных колец. Возможно, что к ним должно быть отнесено древнерусское слово "усерязь".(Серьги, продеваемые в мочки ушей, не применялись в древней Руси. Hа них перешло древнее слово "усерязь", означавшее подвеску к кокошнику у висков.) Височные кольца восточных славян в XI - XIII вв. обладают интересной (наблюденной, но не разгаданной) особенностью: у каждого племенного союза на значительной территории (три - четыре современных области) существовал свой особый тип "усерязей".(Спицын А. А. Расселение древнерусских племен по археологическим данным. - ЖМНП, 1899; Арциховский А. В. Курганы вятичей. М., 1930; Рыбаков Б. А. Радзiмiчь Минск, 1932; Седов В. В. Восточные славяне в VI - XIII вв. М., 1982; Равдина Т. В. Типология и хронология лопастных височных колец. - В кн.: Славяне и Русь. М., 1968, с. 136 - 142; Соловьева Г. Ф. Семилучевые височные кольца. - В кн.: Древняя Русь и славяне. М., 1978, с. 171-178.) Семилучевые и семилопастные кольца прочно ассоциируются с летописными Радимичами и Вятичами; спиральные - с Северянами, браслето-образные - с Кривичами, ромбощитковые - со Словенами и т. д. Женские украшения как бы играли роль опознавательного знака того или иного племенного союза. П. H. Третьяков, исходя из поздней даты курганов с височными кольцами, относящихся к тому времени, когда старые союзы племен были уже сменены феодальными княжествами, пытался объяснить единство стиля головных уборов тем, что дополнения к ним - височные кольца - изготавливались в едином центре, в столице княжества.(П. H. Третьякову убедительно возражал А. В. Арциховский в статье "В защиту летописей и курганов". (Сов. археология. М., 1937, т. IV, с. 54-60).) Тщательное изучение техники литья височных колец позволило выявить отливки, вышедшие из одной литейной формы, т. е. изготовленные одним мастером, а нанесение мест находки этих отливок на карту показало, что район сбыта одной мастерской был крайне узок - 20-30 км в поперечнике. Hа всю землю Вятичей должно было приходиться 100-150 разных мелких мастерских, где отливали семилопастные височные кольца вятического типа.(Рыбаков Б. А. Сбыт продукции русских ремесленников в X - XIII вв. - Учен. зап. МГУ 1946, вып. 93, с. 68-112; Рыбаков Б. А. Ремесло древней Руси. М., 1948.) Следовательно, изготовление височных колец в одном столичном центре отпадает. Вятические "усерязи" делались в селах многими десятками местных кузнецов ("кузнь" - тонкое изделие), а сохранение общеплеменного единства в XII - XIII вв. должно найти какое-то другое объяснение. Наиболее ранние височные кольца мы встречаем в Среднем Поднепровье в VI - VII вв. н. э. У племени "русь" на р. Роси бытовали огромные серебряные кольца, один конец которых закручен в плотную спираль, позолоченную в середине. У каждого виска было по 3 - 4 таких кольца.(Рыбаков Б. А. Древние русы. - Сов. археология, т. XVII; Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества. М.. 1982, с. 76-77.) Вятичи расселялись в бассейне Оки в период VI—VIII веках. В IX — X веках согласно Повести Временных лет вятичи выплачивали дань Хазарии по щелягу (предположительно, серебряной монете) с сохи. Как у прочих славян управление осуществлялось вечем и князьями. Находки многочисленных монетных кладов свидетельствуют об участии общин в международной торговле. Около 965 года в результате похода князя Святослава вятичи были временно подчинены Киевской Руси. Сын Святослава — Владимир вновь воевал с вятичами и наложил на них дань в 981 году. Они восстали, и в 982 году их пришлось завоёвывать снова. До конца XI века они сохраняли определённую политическую независимость; упоминаются походы против вятичей князей этого времени. В «Поучении Владимира Мономаха» упомянуты предводители вятичей — Ходота с сыном: «А въ вятичи ходихом по две зиме на Ходоту и на сына его, и ко Корьдну, ходихъ 1-ю зиму.» Во время усобиц XII века, упоминаются города вятичей, возникшие в более ранние эпохи. По мнению Б. А. Рыбакова главным городом вятичей был Корьдно (точное местоположение неизвестно). В последний раз вятичи упоминаются летописью под своим племенным именем в 1197 г. Их земли впоследствии вошли в состав Черниговского, Ростово-Суздальского и Рязанского княжеств. Предшественниками славянского населения в бассейне верхней Оки были представители сложившейся к III—IV векам мощинской культуры. Такие особенности культуры, как домостроительство, обрядность, керамический материал и украшения, в частности вещи, инкрустированные цветными эмалями, позволяют отнести её носителей к балтоязычному населению. С VIII века начинается заселение верховьев Оки славянским населением, мощинская культура сменяется археологической культурой, которая сопоставляется учеными с роменской и борщевской культурами. Об этом говорят культурные элементы в домостроительстве и керамике, характерные для славян. Считается, что при этом балты не покинули прежних мест расселения, а вступили в культурное взаимодействие с пришедшими славянами. Так, при влиянии представителей мощинской культуры у славян появляется традиция хоронить умерших в курганах, ранее для них не характерная, как и обычай сооружения кольцевых оград. Характерные особенности славянской культуры верхнего Поочья VIII—X веков: Основной тип поселений — селища, площадью от 2,5 до 6 гектаров; керамика близкая по характеристикам к роменской — лепная посуда (горшки, миски и сковороды), большая часть которой не имеет орнаментов, меньшая имеет орнаментацию, аналогичную роменской. В верховьях Оки, до впадения в неё Угры, процесс ассимиляции протекал наиболее интенсивно и завершился к XI—XII векам. В XI—XII столетиях курганы указанного региона имеют уже характерный вятичский облик, погребения ориентированы головой к западу, в отличие от балтских, для которых типична ориентировка на восток. Так же славянские погребения отличаются от балтских групповым расположением курганов (до нескольких десятков). Продвижение вятичей на северо-восток вдоль долин Оки, а затем Москвы происходит, начиная с IX—X веков, об этом говорят открытия нескольких селищ с лепной керамикой в Серпуховском, Каширском и Одинцовском районах Московской области. Нужно отметить, что при этом славянская колонизация не происходит в бассейнах Нары и Протвы. Указанный период характеризуется высокой плотностью славянских курганов с типичными для вятичей семилопастными височными кольцами. Наибольшее число таких захоронений обнаружено в бассейне Москвы. Территория распространения археологических памятников, относящихся к периоду максимального расселения вятичей (XI—XII века), имеет следующие границы. Юго-западная граница вятичей проходит по водоразделу Оки и Десны. В верховьях Десны и её притоков, а также в бассейнах притоков Оки, Жиздры и Угры, выделяется полоса, где вятичские курганы соседствуют с кривичскими, памятники с находками семилопастных височных колец вятичей соседствуют с находками браслетообразных завязанных височных колец кривичей смоленско-полоцких. Затем граница вятичей проходит вдоль долин Угры и Оки вплоть до впадения Москвы в Оку, минуя бассейны Протвы и Нары. Далее граница расселения вятичей следует на северо-запад вдоль правых притоков до верховьев Москвы-реки (где также встречаются памятники кривичей), а потом поворачивает на восток по направлению к верховьям Клязьмы. При впадении Учи в Клязьму граница поворачивает на юго-восток и идет сначала по левому берегу Москвы, а затем Оки. Крайняя восточная граница распространения семилопастных височных колец — Переяславль-Рязанский. Далее граница распространения вятичей идет к верховьям Оки, включая бассейн Прони. Верхнее течение Оки целиком занято вятичами. Обнаружены также отдельные археологические памятники вятичей на верхнем Дону, на территории современной Липецкой области. Вятичи долгое время оставались язычниками. В XII веке ими был убит христианский миссионер Кукша Печерский (предположительно 27 августа 1115 года (существуют версии — 1113, 1114 и даже 1215 года)). Над мертвыми вятичи совершали тризну, а затем кремировали, возводя над местом погребения небольшие курганные насыпи. Это подтверждается археологическими раскопками в бассейне Москвы. Отличительной чертой женских захоронений вятичей считаются семилопастные височные кольца. О балтском влиянии на вятичей (через местные племена мощинской культуры) также говорят характерные украшения — шейные гривны, которые не принадлежат к числу распространённых украшений в восточнославянском мире X—XII вв. Только у двух племен — радимичей и вятичей — они получили относительно широкое распространение. Среди вятичских украшений есть шейные гривны, неизвестные в других древнерусских землях, но имеющие полные аналогии в летто-литовских материалах. Вятичи из московского региона были близки к северянам: имели длинный череп, узкое, ортогнатное, хорошо профилированное в горизонтальной плоскости лицо и средневыступающий нос с высоким переносьем. Треть вятичей умирала еще в детском возрасте. Продолжительность жизни у мужчин редко превышала 40 лет, у женщин значительно ниже. На примере вятичских женщин, их одежды и украшений мы рассмотрим лишь одно из ремёсел - ювелирное дело. Одеяния вятичских женщин были из шерстяной материи, реже использовались льняные и парчовые ткани. Пуговицы были бронзовые, иногда вместо пуговиц использовались бусы и бубенчики. Ходили они в кожаной обуви, а вовсе не в лаптях. Шейные украшения женщин - это гривны, бусы и ожерелья из арабских дирхемов (серебряная монета). Бусы женщины носили самые разнообразные: стеклянные, сердоликовые, хрустальные, аметистовые, биллоновые, серебряные, золотостеклянные, чёрно-белые мозаичные, аметистовомозаичные, зелёностеклянные, жёлтостеклянные, чёрностеклянные. Руки украшали различные перстни - от одного до десяти. Местные ювелиры производили перстни шестидесяти видов! Стеклянные, серебряные, биллановые и медные браслеты по разнообразию ничуть не уступают перстням. Мы приведём лишь несколько их научных названий: витые, тройные, четвертные, завязанные, ложновитые, ложнозавязанные, круглопроволочные, разомкнутые, сплошные, загнутоконечные, толстоконечные, точёноконечные, квадратнопроволочные, плосковыпуклые, пластинчатые, тупоконечные, зубчатоконечные, овальноконечные, клиноконечные, ушастоконечные и т. д. Одно из украшений достойно отдельного упоминания. Это знаменитые семилопастные кольца - височные подвески, которые носили только вятичские женщины и которые не встречались у других племён. При раскопках вятичских селений в погребениях женщин археологи всегда находят это украшение. Оно стало «визитной карточкой» и личной печатью вятичей. Именно благодаря этому украшению точно определяются границы расселения вятичей. Мы перечислили не все изделия ювелиров, но даже из этого списка видно: такому набору могут позавидовать и современные женщины. Не ставя цель подробно анализировать все шедевры ювелирного мастерства вятичских мастеров, об одном из них мы всё же умолчать не можем. Это чудо ювелирного мастерства - оправа с крестовидной прорезью - хранится в Государственном Историческом музее в Москве. Вот как её описывает академик Б.А.Рыбаков: «Между двенадцатью камнями, оправленными в золото, мастер устроил целый цветник из миниатюрных золотых цветов, посаженных на спиральные пружинки в 4-5 витков, припаянных только одним концом к пластинке. Спиральные стебельки были сделаны из рубчатой золотой проволоки. Цветы имеют по пять тщательно сделанных лепестков, фигурно вырезанных и припаянных к пестику. На пространстве в 0,25 кв. см рязанский мастер ухитрился посадить от 7 до 10 золотых цветов, которые мерно колыхались на своих спиральных стеблях на уровне лиловых самоцветов». Имея столь высокоразвитое производство самых разнообразных изделий, вятичи начали оживлённую торговлю с соседями уже в VIII веке. В Новгородскую землю вывозили в основном зерно. Но главное направление торговли - это путь «из славян в арабы». Вятичские купцы спускались по Оке в Волгу и приплывали в столицу Волжской Булгарии город Булгар. Сюда же прибывали по Каспию и Волге купцы из мусульманских стран. Город Булгар являлся крупнейшим торговым центром того времени. А связующим звеном между Арабским Востоком и Центральной Европой являлась Земля вятичей. Вятичские купцы заключали здесь множество торговых сделок с арабскими и персидскими купцами. Объём их торговли на юге поражает воображение. Арабский путешественник и учёный Ибн-Фадлан, побывавший в середине X века в Булгаре, рассказывает о богатствах русских купцов. Он пишет, что каждый русский купец, накопивший 10 тысяч дирхемов, дарил своей жене монисто из этих монет. Ибн-Фадлана поразило, что у некоторых русских женщин вся грудь была увешана такими украшениями. Археологи полностью подтверждают это сообщение. Академик Б.А.Рыбаков пишет по этому поводу: «Клады в земле вятичей составляют почти половину всех кладов на славянских землях». Из этого следует поразительный вывод: земля вятичей по объёму торговли равнялась не только русским, но и славянским землям, вместе взятым. По этому показателю Земля вятичей превосходит в несколько раз (!) любое государство Западной Европы. Неопровержимый факт: она в экономическом отношении была самой развитой среди славянских и западноевропейских стран.

Написать отзыв

Пожалуйста авторизируйтесь или создайте учетную запись перед тем как написать отзыв

Рекомендуемые товары


Схожие по цене