Медаль "За походъ въ Китай, 1900-1901". Копия. Медь.

  • Медаль "За походъ въ Китай, 1900-1901". Копия. Медь.
  • Артикул: 24917
  • Нет в наличии
Медаль имела ушко для крепления к колодке или ленте. Носить медаль следовало на груди. Лента медали — Георгиевская. В комплект к медали идет небольшой отрезок Георгиевской ленточки...По Айгунскому и Пекинскому договорам с Китаем в 1858 и 1860 годах дальневосточные районы Приморья и Уссурийского края были подтверждены как извечные владения Российской империи. Рассчитывая на поддержку Америки в борьбе за ликвидацию тяжких условий Парижского мирного договора по итогам Крымской войны, Россия продала ей в 1867 году Аляску вместе с Алеутскими островами за 7,2 миллиона долларов, что составляло в переводе на русские деньги менее 11 миллионов рублей. Затем для окончательной нормализации положения в бассейне Тихого океана Россия уступила Японии в 1875 году всю гряду Курильских островов в обмен на признание японцами острова Сахалин как территории, полностью принадлежащей Российской империи. С тех пор до окончания военных действий, проводимых до 1895 года в Средней Азии, Россия не ввязывалась ни в какие международные дела на Дальнем Востоке. Тем временем Япония строила планы захвата Филиппин, Тайваня, Кореи, а у России надеялась отобрать весь Дальний Восток, чтобы стать полновластной хозяйкой на Тихом океане. В 1894 году она начала осуществлять свою грандиозную программу, развязав при поддержке США захватническую войну против Китая. Пользуясь его слабостью, она быстро овладела Кореей, захватила остров Тайвань, Ляодунский полуостров с Порт-Артуром (ныне Люйшунь) и стала угрожать Пекиину. Китай был вынужден подписать в городе Симоносеки мирный договор, согласно которому Японии передавался весь Ляодунский полуостров, острова Тайвань и Пэнхуледао. От Китая отошла также под влияние Японии и Корея. Симоносекский мир положил начало борьбе многих западных держав за раздел Китая. Под видом его «защиты» началась оккупация китайских территорий: США захватили Филиппины, Англия – Вейхайвей, Германия – Циндао, Франция – Гуанчжоувань. И даже Италия с большим запозданием стала требовать своей доли в этом дележе. Она надеялась получить для себя порт Санмунь. Все эти «хищники... смотрят на нас глазами тигра, – так метко выразился Сунь Ятсен, – с вожделением зарятся на наши... богатства... Они готовы разрезать Китай словно тыкву, разделить на доли словно бобы». Россия строила на территории Маньчжурии Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД), идущую от Байкала к Владивостоку. Опасное соседство с Японией на материке вызывало беспокойство России, и она 11 апреля 1895 года предъявила Японии ультиматум, требуя ухода с Ляодунского полуострова. Франция и Германия, имевшие на Дальнем Востоке сильный флот, поддержали в этом вопросе Россию, как союзницы, и Япония была вынуждена уступить. В декабре 1897 года российская эскадра боевых кораблей вошла на рейд Порт-Артура, а 15 марта следующего года под дипломатическим нажимом китайские власти подписали конвенцию на аренду части Ляодунского полуострова – района Квантуна вместе с Порт-Артуром сроком на 25 лет. Таким образом, Россия получила незамерзающий порт на Дальнем Востоке, который давал возможность круглый год отправлять и принимать торговые суда. Тем временем работы по строительству железной дороги, начатые еще в 1895 году, велись сразу в пяти направлениях: от Харбина – на юг, восток и запад, от Порт-Артура и Никольска-Уссурийска – к Харбину. За два года было проложено 1300 верст, не считая временных и станционных путей. Река Сунгари была приведена в судоходное состояние, и по ней в Харбин подвозили стройматериалы. Строились дома, станционные и складские сооружения. Из малой заброшенной деревушки, теперь оказавшейся на пересечении дорог, Харбин быстро превращался в крупный торговый центр на Дальнем Востоке. На морских берегах Ляодуна строились причалы, приемные пункты, пакгаузы и другие портовые сооружения. Возникло свое пароходство. Тридцать больших торговых судов уже курсировали в водах Желтого моря. Порт Далянь на восточном берегу Ляодунского полуострова был переименован в Дальний (ныне снова Далянь). В его роскошную застройку, на удивление всему миру, были вложены огромные средства. Скверы и парки озеленялись дивными экзотическими растениями, завозимыми чуть ли не со всех континентов земного шара, все в нем делалось необычно, чтобы стянуть к нему всю торговлю Дальнего Востока. Полоса отчуждения КВЖД в Маньчжурии быстро застраивалась жилыми поселками для служащих и дорожной охраны. На железных дорогах уже работало около 6 тысяч русских служащих. Китайцев было привлечено 60 тысяч, с оплатой по 10 копеек в день. В Яньтайских и Вафандянских копях добывался уголь. От них уже велись железнодорожные ветки к основной южно-маньчжурской линии. Промышленность процветала – заводы и новые предприятия росли как грибы после дождя. Колоссальные капиталы вкладывала Россия в освоение Маньчжурии. Под предлогом «дружбы» с Китаем, под видом различных «концессий», «аренды», с обещанием «компенсаций» она закреплялась в Маньчжурии, стремясь наглухо закрыть туда двери иностранному капиталу, надеясь утвердиться в этих новых районах навсегда. Но незаметно надвигалась беда. В конце 1889 и начале 1890 года она обрушилась сразу всей мощью китайского народного восстания... Безапелляционное нашествие империалистических держав чуть ли не всей Европы породило возмущение китайских народных масс. Вторжение европейской цивилизации с дешевыми промышленными товарами подорвало конкурентоспособность мелких китайских торговцев, кустарей, ремесленников; новые виды транспорта оставили без работы возчиков, лодочников, грузчиков, кули. Первые вспышки народного гнева начались еще в 1895 году, затем они переросли в 1896 году в восстание «Больших мечей», которое в 1897-1899 годах охватило многие районы Китая. Тайный союз восставших – «Отряды справедливости и мира» – представлял собой мистико-религиозную организацию, члены которой собирались в старых, заброшенных сараях, пещерах, лачугах и прочих тайных местах, называемых «алтарями». Там они коллективно заучивали заклинания, которые твердили во время кулачных боевых тренировок, считая, что бой с определенными заклинаниями имеет магический смысл и такой человек становится «...неуязвимым или даже приобретает бессмертие»[3]. Кулак по-китайски – туань, а подпольный союз назывался «Ихэтуань», откуда пошло название «восстание ихэтуаней». Иностранцы называли его «боксерским». Союз ихэтуаней призывал народ к избиению иностранцев и изгнанию их из Китая. Шандунь сделался центром восстания, затем оно переместилось в провинцию Чжили. Предводителем его стал солдат Ли Лай-чжун. Под его руководством восставшие разрушали государственные учреждения, железные дороги, линии связи, христианские храмы, новый европейский транспорт. В июне они столкнулись с правительственными войсками царицы Цыси. Часть солдат перешла на сторону восставших. Преодолев сопротивление, повстанцы ворвались в Пекин, осадили посольский квартал и держали его в кольце целых 56 дней. Дело дошло до убийства чиновников. 11 июня был убит секретарь японского посольства, затем немецкий посланник Вильгельма в Китае дипломат Кетлер. Вспыхнул пожар, который «...в один миг уничтожил прекрасный цветущий район, строившийся 200 лет. В это же время иностранные солдаты в полном боевом снаряжении... охраняли восточный и западный концы улицы, где размещались посольства...». Царица Цыси со своей придворной свитой бежала в Сиань. В конце июня восстание перекинулось в Маньчжурию, охватив всю ее территорию вплоть до русских границ, и стало угрожать Благовещенску. Повстанцы начали громить поселки, разрушать линию КВЖД, промышленные предприятия и прочие русские сооружения. Почти вся железная дорога была приведена в негодность. Россия понесла убыток от разрушений, нанесенных ихэтуанями, на огромную сумму – 70 миллионов рублей. Под видом подавления восстания в Китай были двинуты огромные соединения войск Германии, Англии, Франции, США, Японии, Австро-Венгрии, Италии и России. Еще в середине 1900 года Петербург был извещен о том, что в Пекине весь квартал, заселенный иностранными дипломатами, находится под угрозой ихэцюаней. Колония иностранцев в Пекине насчитывала в то время около тысячи жителей. Когда это случилось, английский посланник слезно умолял М. Н. Муравьева (министра иностранных дел) спешно выслать десант из Порт-Артура, где у России находился гарнизон в 12 тысяч человек. Чтобы предупредить вторжение японских войск, русское правительство незамедлительно направило в Тянь-Цзинь 4-тысячный вооруженный отряд. Одновременно в России была проведена дополнительная мобилизация. 150 тысяч русских войск вошли в Маньчжурию. Дошли они и до Пекина, но вскоре были отозваны. Карательная экспедиция иностранных держав «наводила порядок» в Китае до самого апреля 1901 года. Россия в это время вынуждена была держать свою армию в Маньчжурии вдоль линии КВЖД. Она заявила, что выведет их, как только в Маньчжурии «...будет установлен прочный порядок». После расправы над восставшими правительства одиннадцати государств 25 августа 1901 года предъявили Китаю «заключительный протокол», согласно которому он должен был уплатить убытки, понесенные иностранными государствами, в размере 500 миллионов рублей. Из этой суммы России приходилось около 184 тысяч. Указом №140, подписанным императором Николаем II б мая 1901 года, была установлена «...особая медаль в память подвигов, оказанных войсками нашими во время походов в пределы Китая и перенесенных трудов... в 1900–1901 годах...». Учреждено было две разновидности этой медали – серебряная и светло-бронзовая, обе диаметром 28 мм. На лицевой стороне медали помещалось крупное изображение витиеватого вензеля Николая II (под императорской короной); на оборотной–по горизонтальному диаметру – даты похода – «1900–1901»; на фоне вертикально стоящего якоря – скрещенные винтовка со штыком и шашка; по окружности, вдоль края медали, надпись: «ЗА ПОХОДЪ В КИТАЙ». Серебряной медалью награждались все участники событий, в том числе и народные добровольцы, принимавшие непосредственное участие с оружием в руках в военных действиях против ихэцюаней при взятии Тянь-Цзиня, Таку, столицы Китая – Пекина, а также находившиеся в Зазейском районе и участвовавшие в защите города Благовещенска. Этой же медалью награждались священники, медперсонал и различного рода чиновники, находившиеся на службе в воинских частях, действовавших в вышеуказанных районах. Медаль из светлой бронзы выдавалась только воинским чинам армии и флота, не участвовавшим в боевых операциях против повстанцев, но находившимся в пределах Китая и в зоне, переведенной на военное положение. Носили медаль на груди на комбинированной Анд-реевско-Владимирской ленте. Встречаются медали, выполненные из белого металла и из темной бронзы. Они, как правило, имеют на обеих сторонах тонкую обводку, которая подчеркивает бортик и делает медаль более изящной. Это поделки частных мастеров. Они отличаются от государственных рельефностью изображения вензеля, особенно это касается медалей из светлой бронзы. Среди медалей частного чекана есть и серебряные с обязательным клеймом имени изготовителя и пробы металла на ушках. Некоторые из них – прекрасные образцы подлинного ювелирного искусства. Среди подобных работ из серебра встречаются и выполненные под алмазную россыпь в изображении вензеля Николая II. Массовое убийство китайцев в Благовещенске произошло 4 (17) — 8 (21) июля 1900 года. С 1898 г. Китай был охвачен восстанием ихэтуаней, убивавших европейцев и требовавших возврата к «традиционной» китайской культуре. Действия восставших, однако, ограничивались территорией собственно Китая; в то же время, отношение между многочисленными китайскими мигрантами, обитавшими в России вдоль китайской границы, и местным населением оставались довольно мирными. В Благовещенске проживало множество китайцев. Практически каждая зажиточная семья города имела китайскую прислугу, китайцы контролировали почти всю торговлю, содержали многочисленные рестораны, кабаки и развлекательные учреждения, снабжали город овощами, работали на стройках, обеспечивали нормальное функционирование коммунального хозяйства 3 (16) июля 1900 года, после артиллерийского обстрела китайскими войсками Благовещенска, в ходе которого было убито 5 мирных жителей и более десятка ранено, военный губернатор Амурской области К. Н. Грибский, реализуя директиву военного министра А. Н. Куропаткина о решительных действиях против китайцев, издал распоряжение о выдворении всех китайцев города и области за Амур. Полиция и добровольцы из числа горожан и казаков устроили облавы, в ходе которых несколько тысяч китайцев было арестовано. Облавы сопровождались массовыми грабежами, избиениями и убийствами. Утром 4 (17) июля первая партия китайцев общей численностью до 3,5-4 тысячи человек (есть оценки и в 5-6 тысяч) под конвоем из 80 новобранцев, вооруженных за неимением винтовок топорами, была отправлена в поселок Верхне-Благовещенский (в 10 километрах вверх по Амуру). Командовавший операцией пристав отдал приказ всех отставших от колонны китайцев «зарубить топорами». Так во время пути было убито несколько десятков человек. В поселке к конвою присоединились вооруженные жители-казаки во главе со своим атаманом, которые подогнали китайцев к берегу Амура и приказали им плыть на другой берег. Ширина Амура составляла здесь более 200 метров, глубина — более четырёх, при мощном течении. Когда первые вошедшие в воду китайцы почти сразу утонули, остальные идти отказались. Тогда их стали загонять в воду сначала нагайками, а потом и стрельбой в упор. Стреляли все у кого были ружья: казаки, крестьяне, старики и дети. После получаса стрельбы, когда на берегу создался большой вал из трупов, начальник отряда приказал применить холодное оружие. Казаки рубили шашками, новобранцы — топорами. Спасаясь от них, китайцы бросались в Амур, но преодолеть его быстрое течение не смог почти никто из них. Переплыло на другой берег не более ста человек. В последующие дни, вплоть до 8 июля, то же произошло ещё с тремя партиями китайцев общей численностью в несколько сотен человек. Непосредственные руководители «переправ» составляли рапорты для начальства, так что все происходившее не было для него тайной. Много дней по Амуру мимо Благовещенска плыли трупы. В те же дни расправы над китайцами происходили и во многих казачих станицах области. Когда станичные начальники сомневались, истреблять китайцев или нет, то они запрашивали начальство. В ответ председатель амурского войскового правления полковник Волковинский слал телеграммы: «Китайцев уничтожить… нужно быть сумасшедшим, чтобы спрашивать каждый раз распоряжения», «нужно быть сумасшедшим и неразумным, чтобы спрашивать, что делать с китайцами; когда сказано уничтожать их, то и следует уничтожить всех без рассуждений… Все мои приказы исполнять без всяких уклонений и не самовольничать, глупостями меня не беспокоить». И только 7 (20) июля, военный губернатор наложил на телеграмме из станицы следующую резолюцию: «Прошу разъяснить станичным властям, что мы ведем борьбу с вооруженными китайцами, которые проявляют к нам вредные действия. Мирных, безвредных китайцев, а тем паче безоружных, никоим образом не обижать. Для спасения их жизни отправлять их на свою сторону в лодках, или на паромах». Когда о расправах стало известно в Петербурге, то было начато расследование. По результатам административного расследования губернатор Грибский был в 1902 году отстранен от должности, однако «во внимание к прежней отличной его службе и боевым заслугам во время военных действий на Дальнем Востоке в 1900-м году» он был оставлен на службе, а через некоторое время он был назначен губернатором одной из западных областей империи. Полицмейстер «за бездействие власти и нераспорядительность» был отстранен от должности. Помощник пристава, признанный виновным в том, что «при переправе китайцев через Амур вплавь, он не только не удерживал конвойных и частных лиц от насилий над китайцами, но и сам призывал стрелять по ним и рубить их топорами», был уволен от службы без прошения и подвергнут аресту на гауптвахте в течение двух месяцев". Полковник Волковинский был также уволен от службы без прошения, с воспрещением вновь поступать на службу и с арестованием на гауптвахте в течение трех месяцев. Больше никто наказан не был.

Рекомендуемые товары


Схожие по цене