ПРИМЕРЫ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЧИКОВ РККА В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ

  • ПРИМЕРЫ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЧИКОВ РККА В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ
  • ПРИМЕРЫ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЧИКОВ РККА В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ
  • ПРИМЕРЫ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЧИКОВ РККА В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ
  • ПРИМЕРЫ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЧИКОВ РККА В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ
  • ПРИМЕРЫ ДЕЙСТВИЙ РАЗВЕДЧИКОВ РККА В ВЕЛИКУЮ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ВОЙНУ

ПОИСКИ И ЗАСАДЫ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ В ПЕРИОД ВОВ

Поиски и засады в обороне в годы минувшей войны явились наиболее распространенными и эффективными способами разведки по захвату пленных, документов, образцов вооружения и боевой техники. Это подтверждается разведывательной деятельностью соединений и частей Советской Армии в период Великой Отечественной войны. Так, на Юго-Западном фронте в период с октября 1942 г. по ноябрь 1943 г. было проведено 5397 различных разведывательных мероприятий, связанных с захватом пленных и документов, в том числе соединения и части провели 3380 поисков, 1336 засад, 316 раз разведку боем и заслали 365 разведывательных групп в тыл противника. При этом поисками было захвачено наибольшее количество пленных и документов, что, соответственно, составляло для поисков – 58, засад – 29, разведки боем – 10 и разведывательными группами в тылу противника – 3% общего количества захваченных пленных и документов всеми разведывательными органами в этот период. Послевоенный опыт обучения войск показывает, что, несмотря на развитие разведывательной техники, поиск и засада в обороне при непосредственном соприкосновении с противником продолжают оставаться основными способами захвата пленных и документов. Однако захват пленных и документов не являлся единственной задачей разведывательных групп в тылу противника и разведки боем. Разведка поисками и засадами в обороне велась таким же порядком, как и при подготовке наступления. Но в обороне для проведения поисков и устройства засад имелись более благоприятные условия, чем в наступлении. Это объяснялось тем, что времени на их организацию можно было отвести больше. Следовательно, при подготовке поиска или засады имелась возможность более детально изучить характер поведения противника, объект нападения (захвата) и местность в районе их действий, лучше подготовить выделенные в разведку подразделения (группы) и организовать их обеспечение необходимыми средствами. Умело применяя эти способы разведки, штабы соединений и частей захватывали пленных, добывали сведения о боевом составе, принадлежности, стыках и флангах частей и подразделений противника, вскрывали вероятные направления ударов и время перехода его в наступление. Количество проводимых поисков и засад зависело от характера боевой деятельности как своих войск, так и войск противника, полноты сведений о нем и времени на подготовку обороны. В тех случаях, когда штаб дивизии или полка располагал достаточно полными сведениями о нумерации, группировке и намерениях противника, потребность в поисках и засадах сокращалась. Если были установлены изменения в поведений и характере боевой деятельности врага или имелось основание полагать, что он готовится к наступлению, а сведений о нем было недостаточно, то поиски и засады проводились чаще. Эти положения полностью подтверждаются опытом прошлой войны. Так, в течение марта 1945 г. 53-я и 417-я стрелковые дивизии, располагающие достаточно полными данными о противнике, провели по 11 поисков каждая, тогда как 270, 160 и 198-я стрелковые дивизии, в полосах обороны которых группировка противника была раскрыта далеко не полно, соответственно, провели 28, 27 и 32 поиска. В предвидении перехода противника в наступление поиски и засады организовывались значительно чаще. Например, 51-я и 52-я гвардейские стрелковые дивизии 23-го стрелкового корпуса в районе г. Белгород с 1 по 5 июля 1943 г. ежесуточно проводили один-три поиска и устраивали одну-две засады каждая. Поиски и засады в обороне проводились на переднем крае и в глубине расположения противника. На переднем крае они чаще всего проводились в тех случаях, когда ожидалось наступление противника из положения обороны. Если имелись основания предполагать, что противник готовится к наступлению с ходу, значение поисков и засад, проводимых на переднем крае, снижалось. Объяснялось это тем, что пленные, захваченные на переднем крае, как правило, не знали о группировке и намерениях противника, готовящегося к наступлению с ходу. В этом случае пленных старались захватить главным образом из состава частей и подразделений, предназначенных для наступления с ходу в выжидательных районах (районах сосредоточения), а затем уже на переднем крае. Для проведения поисков и устройства засад привлекался личный состав как разведывательных подразделений, соединений и частей, так и стрелковых, артиллерийских, инженерных, а иногда и химических подразделений. В послевоенное время необходимость привлечения для этих целей мотострелковых и танковых подразделений, а также разведчиков других родов войск, специальных войск и служб не только не уменьшилась, но и возросла.


В период Великой Отечественной войны поиски проводились в различное время суток. При этом характерно, что в первые годы войны поиски проводились, как правило, ночью. В последующем, в связи с переходом противника к системе сплошных траншей, плотно прикрытых значительным количеством инженерных заграждений, а также повышением его бдительности ночью, проведение поисков в ночное время усложнилось. Начиная с 1943 года дневные поиски стали широко практиковаться в частях Советской Армии наряду с ночными и полностью себя оправдали. Чаще всего они проводились через один-три часа после рассвета. Однако, несмотря на широкое применение поисков днем на протяжении всей прошлой войны, ночные поиски занимали ведущее место. Подтверждением целесообразности дневных поисков, а также широкого их применения является приводимый ниже статистический материал по обобщению опыта разведывательной деятельности частей и соединений 6-й гвардейской армии с июля 1944 г. по май 1945 г. За указанный период было проведено 1838 поисков, из них ночью – 1367, днем – 471. В результате было захвачено пленных ночными поисками – 693, дневными – 378. Из всего количества проведенных поисков было удачных: ночью – 559, что составляло 41%, днем – 342, что составляло 74%. Не менее показателен и следующий факт. Потери разведчиков при проведении поисков составляли: ночью – 557, днем – 159 человек. Нетрудно подсчитать, что за одного пленного в указанный период разведчики несли потери в ночных поисках – 0,86, а в дневных – 0,42 человека. Таким образом, потери разведчиков за одного пленного в дневных поисках были более чем в два раза меньше ночных. Рассмотрим несколько подробнее достоинства и недостатки дневных и ночных поисков. Опыт разведывательной деятельности войск в минувшей войне со всей убедительностью доказал, что целесообразность проведения дневных поисков обусловливается прежде всего тем, что бдительность противника с наступлением светлого времени снижалась, что создавало благоприятные условия для действий наших разведчиков. Наоборот, ночью, опасаясь внезапных действий войск и разведывательных подразделений (групп), противник проявлял повышенную настороженность, периодически освещал местность на переднем крае. В результате ему нередко удавалось обнаруживать разведчиков еще на исходном пункте, что в последующем часто приводило к невыполнению боевой задачи. Выгодность проведения дневного поиска заключалась еще и в том, что наряду с выполнением основной задачи по захвату пленных или документов в светлое время попутно представлялась возможность получить более полные сведения о системе огня противника, количестве живой силы и огневых средств в опорных пунктах, об инженерном оборудовании местности и инженерных заграждениях. Кроме того, днем в случае резкого изменения обстановки в районе проведения поиска разведчики имели возможность в ходе своих действий принять новое решение, с тем чтобы успешно решить поставленную им задачу. Наряду с положительными условиями, сопутствующими проведению дневного поиска, существовали и отрицательные. В дневное время значительно труднее, чем ночью, достичь скрытности и внезапности действий при нападении на объект. Днем повышается эффективность огня стрелкового оружия противника, что, в свою очередь, затрудняет проведение поиска. Знание всех положительных и отрицательных условий обстановки, а также умелый их анализ и учет способствуют правильному определению времени проведения поиска. Изучение боевого опыта прошлого показывает, что в первые годы войны разведчики слепо придерживались шаблона и подчас, не считаясь с условиями данного участка фронта, проводили, как правило, ночные поиски, которые в ряде случаев успеха не имели. Уместно заметить, что ни в одной области военного дела шаблон не приносит такого вреда, как в разведке. Лишь после того, как поиски и засады стали проводиться днем и ночью, разведчикам удавалось с меньшей затратой сил и средств и меньшими потерями захватывать пленных. В этом вопросе искусство руководства разведкой заключается в умелом сочетании (согласно обстановке) ночных действий разведчиков по захвату пленных с дневными. Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что при решении вопроса о времени проведения поиска нельзя подходить только с точки зрения сложности или простоты осуществления данного мероприятия. Сложившаяся боевая обстановка может потребовать незамедлительного проведения поиска, несмотря ни на какие трудности. Время для нападения подразделения (группы) на объект в каждом отдельном случае следует выбирать в зависимости от поставленной задачи, режима поведения противника, степени его бдительности, характера объекта поиска, условий местности и состояния погоды. Опыт минувшей войны показал также, что поиск – наиболее сложный способ разведки, а в условиях непосредственного соприкосновения с противником это незаменимый способ по захвату пленных, документов, образцов вооружения и боевой техники. Засады в обороне чаще всего устраивались в нейтральной полосе, на вероятных маршрутах движения разведчиков и патрулей противника, на тропах, ведущих к окопам непосредственного и боевого охранения, или наблюдательным постам противника, выдвинутым в нейтральную полосу, а также в ходах сообщения между опорными пунктами и у телефонных проводов, если разведчикам удавалось проникнуть в расположение противника. В период перегруппировки и смены войск, при подготовке его к наступлению засады являлись особенно эффективным способом разведки. В это время противник усиливал разведку нашего переднего края. Его саперы проделывали проходы в минных полях и проволочных заграждениях, усиливалось движение в его расположении. В тех случаях, когда противник готовился к наступлению после перегруппировки и смены войск из исходного положения, занимаемого в непосредственном соприкосновении с обороняющимся, вновь прибывшие на данный участок фронта военнослужащие наступающего обычно плохо ориентировались на местности, не знали обстановки и часто блуждали, отыскивая нужный им объект. В годы Великой Отечественной войны поиски и засады в обороне организовывались в самых различных условиях обстановки, и каждый раз их осуществление имело свои характерные особенности. Опыт показывает, что успеху всегда сопутствовали умение, героизм, готовность идти на самопожертвование. Шаблон, поспешность и нерешительность всегда приводили к неудачам. Подтверждением сказанного являются ниже приводимые примеры. СПОСОБ РАЗВЕДКИ – ПОИСК Опыт Великой Отечественной войны показывает, что поиск – один из самых распространенных способов разведки, применяемых с целью захвата пленных. Так, согласно отчетам о разведывательной деятельности соединений и частей пяти фронтов за 1943 и 1944 годы, был проведен 6171 поиск из 10.630 различных разведывательных мероприятий по захвату пленных и документов противника, что составляет 60% общего количества проведенных мероприятий. При подготовке наступления в условиях непосредственного соприкосновения с противником создаются наиболее благоприятные условия для проведения поиска. Это обуславливается прежде всего тем, что при отсутствии динамичных действий на его организацию времени может быть отведено больше, а следовательно, имеется возможность более детально изучить противника и местность в районе предстоящего поиска, лучше подготовить силы и средства для выполнения задачи, а также организовать обеспечение действий подразделения (группы), проводящего поиск.


Объектами при проведении поисков обычно являлись: огневая точка, часовой, наблюдатель, а также небольшие группы противника, находящиеся в оборонительных сооружениях и расположенные непосредственно на переднем крае или в глубине его боевых порядков. Для проведения поиска назначалось разведывательное или мотострелковое подразделение от отделения до усиленного взвода или группа из специально подобранных солдат и сержантов. Численность такого подразделения (группы) чаще всего колебалась от 6 до 16 человек. Характерно, что в начале минувшей войны поиски проводились подразделением (группой) сравнительно большого состава, при этом процент успешных поисков был невелик. Начиная с 1943 года для проведения поисков назначалось меньшее количество людей, а результаты были лучше. Поиски проводились на любой местности, в любое время года, суток и в различных метеорологических условиях. В первые годы Великой Отечественной войны они осуществлялись, как правило, ночью. В последующем в связи с переходом противника к системе сплошных траншей, плотно прикрытых значительным количеством инженерных заграждений, а также повышением его бдительности проведение поисков в ночной время усложнилось. Начиная с 1943 года дневные поиски стали широко практиковаться на всех фронтах наряди с ночными и полностью себя оправдали. Проводились они чаще всего через 1-2 часа после рассвета или в ненастную погоду. Целесообразность проведения дневных поисков обусловливалась прежде всего тем, что бдительности противника с наступлением светлого времени снижалась. Это создавало благоприятные условия для действий наших разведчиков. Наоборот, ночью, опасаясь внезапных действий наших войск и разведывательных групп, противник проявлял повышенную бдительность и настороженность, периодически освещал местность на переднем крае. Опыт войны также показал, что не следует проводить поиски в одном и том же районе. Это настораживает противника, а положительных результатов обычно не достигается. Порядок организации и проведения поиска при подготовке наступления рассмотрим на ряде примеров. По имеющимся данным, обороняющиеся перед нашей наступающей дивизией части 28-й легкой пехотной дивизии противника вели подготовку к оставлению занимаемых позиций. С целью выявления истинных намерений гитлеровцев командование дивизии поставило одному из полков задачу захватить контрольного пленного в районе юго-восточнее деревни Крутик. Местность в указанном районе, особенно в нейтральной полосе, открытая, поросшая редким кустарником. Передний край обороны противника хорошо просматривался с нашей стороны. Оборона противника состояла из дзотов, расположенных на удалении 200-250 м один от другого, с оборудованными в траншеях открытыми площадками для станковых и ручных пулеметов. Землянки для отдыха были удалены от переднего края на 100-150 м. Перед передним краем противник создал развитую сеть противотанковых и противопехотных препятствий и заграждений. Конкретный район проведения поиска, состав группы и ее задачи по организации и проведению поиска были определены заместителем командира полка майором Ожихиным 2 декабря. Группа, выделенная для проведения поиска, состояла из 19 человек. Она была разбита на подгруппу захвата – восемь человек (старший подгруппы старший сержант Кафанов), подгруппу прикрытия в составе шести человек (старший лейтенант Комаров, он же командир поисковой группы) и подгруппу разграждения в составе пяти человек (из них двое саперов). В течение четырех суток разведчики вели непрерывное наблюдение за противником и подслушивание.


Наблюдением было установлено, что гарнизон дзотов состоит из четырех солдат, которые завтракают в 6 часов утра, а обедают в час дня. Перед передним краем противника проходит проволочное заграждение в два ряда. С личным составом группы перед началом поиска были проведены занятия на учебном поле, оборудованном аналогично обороне противника. Отрабатывались действия разведчиков всех подгрупп. Основное внимание обращалось на умение скрытно подойти к объекту атаки, бесшумно и быстро переползти через проходы в препятствиях и на отработку техники захвата и доставки пленного. 6 декабря со всеми участвующими в поиске подгруппами разведчиков было проведено совместное занятие с обозначенным противником. Особое внимание уделялось вскрытию системы огня противника. После занятий и разбора разведчикам был предоставлен отдых до 24 часов 6 декабря. В 24 часа группа вышла на передний край и вела наблюдение за расположением противника в районе предстоящих действий. В ночь на 8 декабря подгруппа разграждения проделала проходы в минном поле противника. Для огневого обеспечения поиска выделялись: артиллерийский дивизион, батарея полковой артиллерии, два орудия ПТО, которые предназначались для ведения огня прямой наводкой, восемь 82-мм минометов, два станковых пулемета и два противотанковых ружья. Огневой группой командовал начальник артиллерии полка майор Баранов. Артиллерийская пристрелка проводилась на участке действий 4 и 5 декабря методическим огнем по фронту до 1,5 км. Был установлен сигнал для вызова огня – «две зеленые ракеты», по которому артиллерии надлежало сделать одноминутный налет по переднему краю, а потом немедленно перенести огонь на окаймление. Для огневого прикрытия действий группы и ее отхода с пленным артиллерия должна была по сигналу «одна красная и одна зеленая ракета» перенести огонь в глубину обороны противника.


8 декабря в 7 часов группа получила приказ – захватить в дзоте контрольного пленного. Командиры подгрупп отдали приказы своим подчиненным на выполнение поставленной задачи. В 7 часов 30 минут подгруппа разграждения ползком преодолела нейтральную полосу и достигла проволочных заграждений обороны противника. К 8 часам саперы закончили проделывание в проволоке проходов и дали сигнал подгруппе захвата. Через 15 минут подгруппа захвата вышла на исходное положение для атаки. Командир подгруппы захвата немедленно вызвал огонь артиллерии и минометов, который велся в течение одной минуты, разрушая огневые точки противника на его переднем крае. Затем подгруппа прикрытия, броском достигнув завала, приняла боевой порядок, а подгруппа захвата, преодолев завал, вступила в гранатный бой с противником. Старший сержант Кафанов и сержант Зеленков противотанковыми гранатами разрушили дзот и уничтожили находившихся в нем трех гитлеровцев. В это время из двух соседних землянок выскочили солдаты противника; в коротком бою несколько немцев были уничтожены автоматным огнем, а один из них был захвачен в плен. Старший сержант Кафанов и сержант Зеленков быстро потащили пленного, а остальные разведчики из подгруппы захвата, забросав противотанковыми гранатами землянки и уничтожив при этом до 20 солдат противника, начали отходить. Вскоре на помощь немцам подоспели еще 12 солдат, с которыми завязала бой подгруппа прикрытия. Как только подгруппа захвата прошла проволочное заграждение противника, артиллерии был дан сигнал прикрыть отход всей группы.


Поисковая группа без потерь возвратилась в свою часть. Пленный подтвердил нахождение 28-й легкой пехотной дивизии на прежнем рубеже обороны, а также дал ценные показания о месте расположения пунктов управления, артиллерии и других важных объектов. В итоге полученных данных было тщательно спланировано наступление, в результате которого полк уничтожил до двух батальонов обороняющегося противника, захватил несколько танков, 12 орудий, большое количество стрелкового оружия, автомашин и успешно овладел важным рубежом, который обеспечил развертывание войск для дальнейшего развития наступления. Как видно из примера, успех поиска был достигнут без потерь со стороны наших разведчиков. Вместе с тем следует учитывать, что подразделение (группа) в поиске должна действовать с расчетом выполнить свою задачу бесшумно. В данном примере в связи с хорошо подготовленной в инженерном отношении обороной противника поисковая группа действовала с предварительным огневым налетом наших артиллерийско-минометных средств. В конкретных условиях обстановки такое решение оправдало себя. Заслуживает внимания и тщательная организация, и умелое проведение огневого обеспечения действий поисковой группы по захвату пленного. Противник, ошеломленный неожиданным сильным огнем и внезапным дерзким налетом разведчиков, не в состоянии был противодействовать успешному проведению поиска. Удачно выбран и момент действия группы – на рассвете, когда бдительность противника значительно снизилась. РЕЗУЛЬТАТЫ ПОИСКА ВЫНУДИЛИ ИЗМЕНИТЬ ЗАМЫСЕЛ НАСТУПЛЕНИЯ Перед фронтом 137-й стрелковой дивизии, действующей в районе Мценска, наблюдением было установлено интенсивное передвижение мелких групп пехоты и обозов, подход колонн автомашин к линии фронта и возвращение их в тыл. Все это указывало на очевидную перегруппировку, производимую противником. Предпринятые нашими подразделениями ночные поиски с целью захвата пленного успеха не имели. Поисковые группы, врывавшиеся в тот или иной окоп врага, забрасывались гранатами или обстреливались из соседних окопов и, понеся потери, возвращались, не выполнив задачи. После изучения вражеской обороны и характера действий групп решено было провести поиск следующим образом. На основе ранее добытых разведчиками данных о противнике был выбран район поиска. В качестве объекта нападения избрали блиндаж. В связи с тем, что расстояние между ближайшими к объекту нападения целями не превышало 30 м и из любой огневой точки могло быть нанесено действительное огневое поражение, подгруппу захвата из шести человек намечалось прикрыть справа одной и слева двумя подгруппами обеспечения. Кроме того, при командире взвода, возглавлявшем поисковую группу, находились два автоматчика, которые после расчленения поисковой группы должны были двигаться в 20-30 м за подгруппой захвата. Так как одна из целей могла поразить фланговым огнем разведчиков при отходе, по ней был подготовлен огонь минометной батареи из глубины нашей обороны. Остальные цели в ходе поиска должны были находиться под воздействием огня подгруппы обеспечения. В случае если с началом отхода они оживут, был подготовлен огонь артиллерийской батареи.


Подготовка группы. Офицер, которому было поручено организовать поиск, вызвал к себе командира поисковой группы, командиров подгрупп захвата и обеспечения, командиров артиллерийской и минометной батарей, ознакомил их со схемой расположения противника и кратко изложил идею поиска. Под покровом ночи все указанные командиры выдвинулись в траншеи, находящиеся на нашем переднем крае: каждый получил задачу путем наблюдения детально изучить объект, против которого он будет действовать, соседние объекты и местность в направлении действий. С рассвета и до полудня (в течение 8 часов) офицеры и сержанты вели наблюдение. Полученные результаты суммировали. Наблюдение полностью подтвердило имевшиеся у нас данные о расположении немецких окопов. Окопы размером 3-4 м находились на расстоянии 15-40 м один от другого. По оттаявшему снегу на брустверах можно было определить, что ранее из каждого окопа вели огонь не более 2-3 солдат; никаких признаков, указывающих на наличие траншеи, которая соединяла бы окопы между собой, не было. Проволочные заграждения отсутствовали. Местность на намеченном участке действий ровная, с незначительным подъемом в сторону противника. Снег после оттепели замерз и при движении разведчиков производил шум. Но ветер дул со стороны немцев, что облегчало звукомаскировку. Оставались невыясненными два вопроса: имеется ли минное поле перед окопами и выставляют ли гитлеровцы ночью боевое охранение в четырех старых, едва заметных ячейках (в центре нейтральной полосы). Для проверки этого помощник командира взвода, возглавлявший поисковую группу, получил приказание с группой из двух разведчиков и пяти саперов с наступлением темноты проникнуть к «подозрительным» ячейкам, оставить около них в засаде разведчиков, а самому с саперами, расчленившись по фронту, подползти на 30-40 м к окопам противника и установить наличие там мин. Задача была выполнена успешно. Выяснилось, что минного поля перед окопами нет. Ячейки, расположенные в центре нейтральной полосы, оказались незанятыми, никто со стороны противника ночью к ним не подходил. Организация взаимодействия. Получив данные наблюдения и разведки, офицер, возглавлявший поиск, приступил к организации взаимодействия. Сущность его сводилась к следующему. Вся поисковая группа с исходного положения до ячеек в нейтральной полосе продвигается в колонне по два, имея впереди в 50 м парный дозор. Первым в колонне идет командир поисковой группы с двумя автоматчиками, далее – подгруппа захвата, а за ней – подгруппы обеспечения (в составе первых двух – по три солдата, в третьей – шесть солдат). Подойдя к ячейкам, поисковая группа, расчленившись по фронту, равномерно продвигается вперед. Предусматривалось, что, если удастся незамеченными подойти к противнику на 20-25 м, все останавливаются перед окопами, подгруппы обеспечения изготавливаются к ведению огня из автоматов, имея гранаты наготове. В то же время подгруппа захвата броском преодолевает расстояние до блиндажа, врывается в него и захватывает находящихся там солдат. Если какая-либо из подгрупп обеспечения или подгруппа захвата будет обнаружена и обстреляна противником, начинает немедленно действовать та подгруппа, которая находится против огневой точки, открывшей огонь. Учитывая предыдущий опыт, все подгруппы, особенно вторая и третья, должны были подавить противника не только автоматным огнем, но и гранатами. При захвате пленного подгруппа захвата немедленно начинает отход к своим траншеям, а подгруппы обеспечения во главе с командиром взвода продолжают вести огневой бой до тех пор, пока подгруппа захвата не отойдет на 100 м. Командир взвода после отхода подгрупп обеспечения на 150 м от переднего края обороны противника подает сигнал артиллерийской батарее, которая открывает огонь по точкам, ранее подавлявшимся подгруппами обеспечения. Одна из фланговых целей, которая могла своим огнем отсечь отход поисковой группы, подавляется минометной батареей. Командир батареи, выдвинувшись в траншею на переднем крае, наблюдает за указанной огневой точкой. К вечеру, когда все вопросы взаимодействия с офицерским и сержантским составом были уяснены на местности, командир, организующий поиск, оставил наблюдателей, приказав следить за поведением немцев до следующего вечера, а со всеми остальными вернулся в свое расположение.




Рекомендуемые товары


Схожие по цене