Фотохроника. Воспоминание о Сталинграде 1942 г. очевидца Елисеева Андрея Ивановича.


Фотохроника. Воспоминание о Сталинграде 1942 г. очевидца Елисеева Андрея Ивановича.
В конце декабря 1942 года, когда наша армия в ходе боёв севернее и южнее города Сталинграда провела ряд крупных наступательных операций в результате которых немецкие войска, прорвавшиеся к реке Волга в районе города, были окружены и загнаны в «котел». Теперь немцы, которые до ноября этого года успешно наступали, перешли к сплошной обороне, но не были деморализованы и грамотно оборонялись. Сейчас я приведу один пример этому.
Служил я во время описываемых событий при артиллерийском складе 68 армии Сталинградского фронта и был направлен командиром этого склада с новым орудийном замком к 76-мм пушке на батарею этих орудий для замены вышедшего из строя старого замка. Мне дали в помощь ещё одного солдата с характерной украинской фамилией из так называемых «западников», который почему-то , подобно своим землякам, не остался на своей малой родине в ходе нашего отступления с Украины в августе 1941 года, выдели лошадь и сани потому как стояли лютые морозы и выпало много снега, хотя город Сталинград находится на юге нашей страны. Мне был указан маршрут и я рано утром незамедлительно выехал, т.к пушка без исправного замка не может стрелять, но после нескольких часов нашего пути пришлось задержаться, т. к. впереди шёл бой с немцами.
Наша стрелковая часть ведя наступление на противника, столкнулась с его отчаянным сопротивлением и никак не могла продвинуться вперед. Бой продолжался до темноты, нам не разрешили двигаться по нашему маршруту и я принял решение не рисковать и остаться, ведь в темноте можно угадать в плен к немцам. Мы расположились на ночлег в землянке, полно набитой солдатами и в которой тепло поддерживала «буржуйка». Мой спутник каким -то образом очутился подле неё и пригласил меня занять место поближе к теплу, конечно я не возражал, но дальнейшие события повергли меня в шок. Мой подчиненный и спутник пытался пододвинуть ближе к огню какой-то мешок с чем-то, но при этом старался делать это незаметно, хотя я заметил и обратился к нему с вопросом, что у него в мешке. Солдатишка с характерной украинской фамилией немного помялся и поведал, что в мешке у него сапоги с убитого немецкого офицера, которые он снять с окоченевшего трупа не смог, а просто выломал их вместе с ногами. А сейчас он собирается в тепле их оттаять. Можете представить моё состояние в тот момент, первое что я с мог вымолвить, чтобы он убирался к черту вместе со своим грузом и если он от него не избавится, то это ему помогут сделать в особом отделе, куда я пообещал сообщить. Правильно, что мародерство на фронте карается смертью, но я своего подчиненного пожалел, не стал обращаться никуда, так как он после этого сразу же освободился от своей страшной ноши.
На утро перед нами открылась картина вчерашнего боя, она была ужасной. Перед позицией, которую занимали немцы, лежали убитые и (как после выяснилось) замершие наши бойцы, они четко выделялись на белом снегу . Я насчитал их 19 человек, почти целый стрелковый взвод (33 человека), большинство из них наверное в ходе боя были сперва ранеными, но не смогли покинуть поле боя т. к. противник вел очень сильный пулеметный огонь на поражение и наши наступающие бойцы после ранения просто замерзли. Особенно меня потрясла смерть одного из этих погибших бойцов, который в ходе боя был ранен в руку, но не мог выйти из боя или получить медицинскую помочь т. к. противник вел повторяю плотный огонь и все, кто шевелился или выдавал себя живым, на нем этот огонь и сосредотачивался. Этот боец чувствуя, что теряет кровь и жизнь попытался перевязать себя сам и тем самым продолжал бороться за жизнь, он лежа снял с ноги обмотку (наши солдаты вместо сапог носили ботинки с обмотками) и замотал ею раненую руку поверх шинели, но в последствии всё-таки замерз.
Удрученный увиденной жуткой картиной боя я ещё сильнее был расстроен тем, что как выяснилось в последствии, немцы держали оборону только всего лишь вдвоем и с одним пулеметом, умело выбрав свою позицию и верно рассчитав направление нашего наступления на них.
Они были убиты нашими бойцами после того как их обошли, т. к. наши командиры после поняли, что в лоб взять позицию немцев не удастся.
По военной науке наступающие несут в 2-3, но в 4 раза больше потерь чем обороняющиеся, а здесь мы в этом бое за неизвестный клочок нашей земли под городом Сталинградом потеряли столько своих бойцов, а впереди предстоял долгий путь до города Берлина, до нашей Победы, и каждый километр этого пути нам приходилось оплачивать кровью наших бойцов!

Из воспоминаний немецкого капитана Гельмута Вельца

11 ноября 1942 г.
Противник значительными силами удерживает отдельные части территории завода «Красный Октябрь». Основной очаг сопротивления — мартеновский цех. Захват этого цеха означает падение Сталинграда. 179-й усиленный саперный батальон 11.11 овладевает цехом и пробивается к Волге. Ближайшая задача — юго-восточная сторона цеха.
Смотрю на часы: 02.55. Все готово. Ударные группы уже заняли исходные рубежи для атаки…
Пора выходить… наша артиллерия уже переносит огневой вал дальше. Вперед!.. Внутри цех представляет собой одну сплошную воронку. Авиация целыми неделями бомбила этот завод. Эскадры бомбардировщиков, пикирующих и обычных, сменяли друг друга. Гаубицы, пушки и мортиры переворачивали все вверх дном. Здесь не осталось ни единого целого места… Оглушительный грохот: нас забрасывают ручными гранатами. Обороняющиеся сопротивляются всеми средствами. Да, это стойкие парни. Обороняющиеся бьют со всех сторон. Смерть завывает на все лады. Из последних сил добираюсь до воронки в углу цеха. Там кто-то есть. Это наш врач. Он перевязывает раненого. — Сколько на твоих? — Семь. Ушам своим не верю: три часа, а продвинулись всего на семьдесят метров! В этот самый момент над цехом как раз взвивается красная ракета, за ней — зеленая. Это значит: русские начинают контратаку… Итак, конец! Все оказалось бесполезным. Не понимаю, откуда у русских еще берутся силы. Просто непостижимо. Бессильная ярость овладевает мной. Первый раз за всю войну стою перед задачей, которую просто невозможно разрешить. Итог уничтожающий. Больше половины солдат убиты или тяжело ранены. Убитых удалось вынести только частично, так как противник продолжал преследование. Теперь цех снова полностью в руках русских. Положение, как накануне. Итак, цех прямой атакой не взят. Во всяком случае, не с нашими силами. Осознание этого факта потрясает меня… Чем это кончится, Сталинград и вся война? «Комсомольская правда», 29 января 1970 год.

МАРШАЛ ЖУКОВ В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ

Общеизвестен большой и неординарный вклад Жукова Г.К. в достижении Сталинградской победы. Однако путь к ней был отнюдь нелегким и прямолинейным. В процессе обогащения опытом разнородных боевых действий Г.К. Жукову пришлось настойчиво преодолевать сформировавшиеся стереотипы, общепринятые шаблоны и устоявшиеся схемы проведения операций, переваривать горький опыт тягостных поражений и неудач. Генерал армии Г.К. Жуков прибыл под Сталинград 29 августа и руководил операциями Сталинградского (с 30 сентября – Донского) фронта вплоть до 3 октября 1942 года. Пребывание Г.К. Жукова под Сталинградом часто прерывалось вызовами в Москву для выполнения других заданий Ставки ВГК. Примерно в это время (с 18 августа) в Сталинграде находился начальник Генерального штаба генерал-полковник А.М. Василевский, который осуществлял руководство операциями Юго-Восточного (с 30 сентября Сталинградского), а несколько позднее и Юго-Западного фронтов. В отличие от Жукова Василевскому предстояло большую часть времени провести в войсках фронтов Сталинградского направления. Именно в этот период начинается боевое содружество Г.К. Жукова и А.М. Василевского. Соединение двух военных талантов, усиленное потенциалом Генштаба, с привлечением не менее одарённых полководцев К.К. Рокоссовского и Н.Ф. Ватутина открывало поистине невиданные возможности для постепенного совершенствования и наращивания уровня руководства войсками в период Сталинградской битвы. Характерно, что в дни сражений на берегах Волги Г.К. Жуков не принимал ни одного сколько-нибудь важного решения без консультаций с А.М. Василевским. В свою очередь А.М. Василевский все свои решения, связанные с руководством военными операциями под Сталинградом, согласовывал с Г.К. Жуковым и учитывал его мнение. Более того, можно утверждать, что все военные документы по действиям фронтов Сталинградского направления являлись результатом совместной военно-теоретической и практической боевой деятельности двух выдающихся полководцев. Направляя Г.К. Жукова в район Сталинграда, И.В. Сталин ставил перед ним задачу ликвидировать угрозу захвата противником города на Волге, остановить его наступление и нанести по нему серию контрударов, нацеленных на разгром частей Вермахта и союзных с ним соединений. Сталин видел в Жукове не только талантливого военачальника, «спасителя» Москвы, но и решительного, несгибаемой воли человека, способного выполнять все приказы Верховного Главнокомандующего, любой ценой преодолевать любые препятствия, не считаясь ни с какими потерями в живой силе и технике. Ключом к решению поставленных задач являлось перекрытие проложенного Паулюсом коридора Дон-Волга, по которому происходило движение сил Вермахта. В течение сентября-октября 1942 года под руководством Г.К. Жукова командования Сталинградского, Юго-западного, а затем и Донского фронтов провели, по меньшей мере, пять армейских и фронтовых операций, которые обернулись большими потерями советских войск и практически оказались безрезультатными в достижении поставленных целей. Главные причины этих неудач советских войск крылись в недостаточной подготовке и плохой организации наступлений и низком состоянии подготовки личного состава на всех уровнях. Часто эти операции проводились под большим нажимом Жукова, многие установки и действия которого расходились с мнениями и оценками командований фронтов. К сожалению, исследователи до сих пор не располагают армейскими документами, связанными с подготовкой, проведением и результатами осуществленных контрударов. Некоторые сведения о них, носящих зачастую отрывочный характер, содержатся в воспоминаниях военачальников, прямо или косвенно участвовавших в проведении этих операций под руководством Жукова. Проанализировав сложившееся положение, Жуков сообщал И.В. Сталину 10 сентября 1942 года: «Теми силами, которыми располагает Сталинградский фронт, прорвать коридор и соединиться с войсками Юго-Восточного фронта в городе нам не удастся. Фронт обороны немцев значительно укрепился за счет вновь подошедших частей из-под Сталинграда. Дальнейшие атаки теми же силами в той же группировке будут бесцельны, и войска понесут новые потери. Нужны дополнительные войска и время на перегруппировку для более концентрированного удара Сталинградского фронта. Удары армии не в состоянии опрокинуть противника». Однако возлагать всю ответственность за эти неудачи и просчёты на одного полководца Г.К. Жукова, как это делается в некоторых последних публикациях, является совершенно неправомерным и необоснованным, поскольку делается это без должного учёта всей военно-политической обстановки на советско-германском фронте осенью 1942 года. На самом деле Г.К. Жуков и А.М. Василевский, по мере изучения обороны и действий противника, состояния своих войск и очень трудной открытой местности, однозначно склонялись к обоснованному выводу о том, что дальнейшее продолжение недостаточно подготовленных ударов со стороны наших войск приведет к растрате сил и средств, что для разгрома Сталинградской группировки Вермахта необходимо нанести сокрушительные удары, которые могут быть обеспечены только более мощными резервами и более основательной подготовкой советских войск. Предложения полководцев были учтены при дальнейшей работе над планом контрнаступления под Сталинградом. В конце октября и первой половине ноября 1942 года Г.К. Жуков и А.М. Василевский провели в войсках фронтов Сталинградского направления. Они помогали командованиям фронтов полностью освоить детали предстоящего контрнаступления, чётко определить их роль в нём и способы выполнения поставленных задач. К 13 ноября 1942 года Жуков и Василевский завершили отработку плана контрнаступления и лично доложили Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину о наиболее важных проблемах предстоящей операции. Их суть была обстоятельно раскрыта А.М. Василевским («Дело всей жизни», стр. 449-450). Г.К. Жуков информировал И.В. Сталина о состоянии войск фронтов Сталинградского направления и их готовности к наступлению, предложив начать операцию не позднее 18 или 19 ноября. Рассмотрев эту информацию, Верховный предоставил право Г.К. Жукову назначить конкретные даты наступления каждого из фронтов по своему усмотрению. Воспользовавшись этим правом, Г.К. Жуков назначил начало наступления для войск Юго-Западного фронта и 65-й армии Донского фронта 19 ноября, а для Сталинградского фронта 20 ноября 1942 года. И.В. Сталин утвердил это решение Г.К. Жукова. И 17 ноября 1942 года Г.К. Жуков был вызван в ставку ВГК для проведения операции «Марс» силами Калининского и Западного фронтов… Стиль Г.К. Жукова по руководству войсками отличался не только высоким уровнем компетенции, но и жесткостью и категоричностью. Своими приказами и действиями Жуков часто подавлял инициативу командующих фронтами. На эти отрицательные качества Жукова, в частности, неоднократно указывал К.К. Рокоссовский, весьма неодобрительно относясь к ним. Более того, К.К. Рокоссовский резко осуждал Г.К. Жукова за его грубость и бестактность по отношению к командному составу, подчиненному ему. Естественно, эти качества ни сколько не поднимали авторитет Г.К. Жукова как представителя Ставки ВГК в действующей армии. Очень часто в его волевых решениях преобладало стремление достичь поставленных целей любой ценой. Всё это, безусловно, не могло не приводить к досадным сбоям в управлении войсками. Однако во фронтовой обстановке все эти «шероховатости» сглаживались, оставались позади, брали верх интересы дела: командирам, выполняя приказы Жукова, всегда удавалось находить наилучшие варианты решения боевых задач. Итак, несмотря на глубоко обоснованные заслуги Г.К. Жукова и его большой личный вклад в достижение победы под Сталинградом, к сожалению, из-за недоступности ряда армейских источников, всё ещё не в полном объёме выявлена его роль в Сталинградском сражении. Она не может быть сведена только к неоспоримым достижениям, но и должна включать промахи и ошибки, допущенные Г.К. Жуковым. Особенно принимая во внимание серию окончившихся неудачей контрударов частей Красной Армии в сентябре-октябре 1942 года, подготовленных и проведенных под руководством этого полководца. Однако до сих пор в современной литературе в подавляющем большинстве настойчиво отстаивается положение о решающей роли Г.К. Жукова в достижении Сталинградской победы. Этот политизированный подход был запущен в исторические публикации со второй половины 60-х годов прошлого века. Даже в обстоятельной монографии о И.В. Сталине, выпущенной в свет в 2009 году, её автор С. Рыбас описывает роль Жукова в Сталинградской битве по лекалам, скроенным в 60-70 годы, заведомо преувеличивает его деятельность в период Сталинградской битвы. Автор раскрывает её сквозь призму противостояния И.В. Сталина и Г.К. Жукова, которому удаётся по меньшей мере нейтрализовать ряд якобы недостаточно продуманные, а иногда прямо ошибочные сталинские указания по руководству сражением на берегах Волги. К тому же главы, повествующие о Сталинградской битве, содержат, по-видимому, досадные опечатки в хронологии деятельности Жукова в Сталинграде: описываемые действия Жукова имели место в первой половине сентября 1942 года, а не в августе, как это значится в книге. К сожалению, эти же хронологические ошибки содержатся и в изданной в 2007 году книге С. Рыбаса и Е. Рыбас. В противоположность этому весьма компетентный и эрудированный отечественный военный историк В.О. Дайнес в своём фундаментальном исследовании о Г.К. Жукове в спокойных тонах освещает его реальную роль в период Сталинградской битвы. Рассматривая отношения между Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным и его заместителем Г.К. Жуковым в строгих рамках отношений, определяемых нормами воинских уставов. При этом В.О. Дайнес не уклоняется от остроты, рассматриваемых проблем, и показывает корректные, товарищеские способы их урегулирования, которых придерживались И.В. Сталин и Г.К. Жуков. В свете имеющихся сегодня документов, материалов и исследований нельзя категорически утверждать о том, что Г.К. Жуков сыграл решающую роль, а тем более и главную роль в достижении Сталинградской победы. Во-первых, потому что вопреки утвердившемуся мифу Г.К. Жуков не был ни инициатором, ни единоличным творцом плана контрнаступления советских войск под Сталинградом (операция «Уран»). Безусловно, талантливый советский военачальник, каким был Г.К. Жуков, внёс весомый и неординарный вклад в обоснование стратегической контрнаступательной операции в районе Сталинграда. Его военный талант помог найти оригинальный подход к выбору сил, места и времени для нанесения решающих ударов по противнику, которые привели к его окружению. Во-вторых, нестандартные и весьма эффективные подходы к постановке и решению задач контрнаступательных операций были найдены им в тесном сотрудничестве с другим, не менее талантливым военачальником, каким был А.М. Василевский. Более того, в сложившейся конкретной обстановке именно А.М. Василевскому выпала историческая роль не только претворять в жизнь план операции «Уран» (в составлении которого он внес не менее весомый вклад как начальник Генштаба), но и корректировать ход его осуществления, на практике выполняя многие установки Г.К. Жукова. В-третьих, если принять во внимание весь комплекс задач, связанных с ходом развития контрнаступления (операция «Уран», разгром наступления частей Вермахта – операция «Зимняя гроза»; завершение стратегической наступательной операции «Кольцо»), то следует выделить и полководческий труд таких военачальников как А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, Н.Ф. Ватутин, Н.Н. Воронов и А.И. Ерёменко. Все они, вместе с Г.К. Жуковым были удостоены высокой воинской награды ордена Суворова 1-й степени за вклад в разгром немецко-фашистских войск под Сталинградом. Можно с полным основанием сказать, что именно после Сталинградской битвы Г.К. Жуков, А.М. Василевский и К.К. Рокоссовский заявили о себе как о талантливых полководцах, которым оказалось под силу выдвижение и решение важнейших оперативно-стратегических задач современной войны. Именно они возглавили когорту славных полководцев, военное искусство которых обеспечило победоносное завершение Великой Отечественной войны. Г.К. Жуков и А.М. Василевский – эти два человека с наибольшей полнотой олицетворяют ту новую плеяду советских военачальников, которые не дрогнули и выстояли в роковом 41-м, сумели преодолеть кризис летом 42-го, раскрыв свои подлинные полководческие дарования на переломном этапе Великой Отечественной войны.

Написать отзыв

Примечание: HTML разметка не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо

Рекомендуемые товары


Схожие по цене