Подразделения спецназначения в Третьем Рейхе.

  • Подразделения спецназначения в Третьем Рейхе.

Диверсанты из «Бранденбурга», солдаты войск сс, десантники Люфтваффе.

  К сентябрю 1939 года в Третьем Рейхе имелись три элитных армейских формирования: полк СС «Адольф Гитлер», 7‑я воздушно‑десантная дивизия и диверсионная группа «Эббингауз». Последнее из этих формирований было наименьшим по численному составу, однако именно его солдатам довелось первыми начать боевые действия. В ночь с 31 августа на 1‑е сентября 1939 г., переодевшись в польских железнодорожников, 80 диверсантов под командованием обер‑лейтенанта Граберта перешли немецко‑польскую границу в Силезии. На рассвете 1‑го сентября немцы смешались с толпой на вокзале железнодорожного узла в Катовицах — самого крупного в юго‑западной Польше. После известий о нападении Германии польские саперы начали срочно минировать центр управления железнодорожным движением; взрыв задержал бы наступление 10‑й армии фельдмаршала Вальтера фон Рейхенау. Половина группы Граберта подошла к работающим полякам, окружила их, вытащила из рюкзаков автоматы и начала стрелять. В ход пошли также гранаты. Остальные диверсанты, оставаясь в толпе, выкрикивали по‑польски противоречивые приказы, притворялись людьми, охваченными паникой, вскакивали в поезда, выкатывали вагоны за станцию. Через несколько секунд всюду воцарилась страшная неразбериха. После полудня Граберт передал катовицкий железнодорожный узел передовым частям 10‑й армии. Полякам почти ничего не удалось уничтожить. Акция в Катовицах была первой из серии диверсионных операций в Польше. Большую роль сыграл захват дороги и железнодорожного моста на Висле, в Денблине. В первую неделю сентябрьской кампании наступающие с запада и юго‑запада гитлеровские войска натолкнулись на препятствие — Вислу. 8 сентября взвод немцев, одетых в форму польских саперов, присоединился к колонне солдат и гражданских лиц, отступавших под натиском немецких частей. После двух дней движения на восток диверсанты добрались до моста в Денблине. Там их командир, фельдфебель Кодон, отыскал польского офицера, ответственного за охрану объекта и сказал, что он и его саперы получили приказ взорвать мост. Офицер после безуспешных попыток связаться с руководством по телефону (люди Кодона перерезали телефонную линию) для подтверждения полученного приказа покинул пост, присоединившись к толпе беженцев. Бойцы «Эббингауза» разминировали заминированный поляками мост. Вечером по нему переехали на другой берег Вислы первые немецкие танки и бронетранспортеры.

 Полк СС в польской кампании. Немногие подразделения начинали войну с такими большими надеждами на триумф, как СС лейбштандарт. Выступая незадолго до начала войны перед солдатами СС, Гиммлер сказал, что Гитлер будет внимательно следить за их успехами в захвате польской территории, отмечая на своей оперативной карте движение полка самым большим флажком с надписью «Зепп». В приказе днем 1 сентября 1939 г. Гиммлер писал: «Солдаты СС! Ожидаю, что вы сделаете больше, чем обязывает долг».

Однако в сентябрьской кампании Лейбштандарту блеснуть не удалось. Военное немецкое руководство — «оберкоммандо дер вермахт» или сокращенно OKW — сознавало небольшой боевой опыт этого элитного формирования и включило его в 17‑ю пехотную дивизию, входившую в состав 8‑й армии генерала Бласковица.

Солдаты СС сделали все, что смогли, чтобы завоевать репутацию. Они сражались с огромным энтузиазмом, но их навыки были невелики. Командующий 17‑й дивизией генерал‑майор Лак в рапорте об операциях СС Лейбштандарта в первые недели войны отмечал: «Стрельба вслепую и сжигание деревень, жители которых будто бы стреляли в солдат». Лак был также обеспокоен пренебрежительным отношением эсэсовцев к международным правилам ведения войны и даже издал приказ об аресте офицера СС за расстрел военнопленных. Зеппа Дитриха и его полк раздражало каждое ограничение свободы. 7 сентября Дитрих проигнорировал приказ Бласковица о задержке наступления войск. Силы СС выдвинулись вперед перед 8‑й армией и вскоре были окружены польскими частями. Взбешенный Бласковиц был вынужден изменить свои планы и повернуть назад 10‑ю дивизию пехоты, чтобы выручить батальоны СС из того положения, в которое они попали из‑за недисциплинированности и излишнего рвения. Гиммлер и Гитлер были обеспокоены непрофессиональными действиями СС. По их мнению, присоединение частей с такой сильной политической и идеологической мотивацией к армии должно было активизировать ее действия. Они не соглашались с OKW, которое хотело держать СС в тени. 8 сентября Гитлер вмешался и издал приказ о переводе СС лейбштандарт из 8‑й армии в 10‑ю, где СС включили в авангардную часть — 4‑ю бронетанковую дивизию. Теперь агрессивность СС приносила пользу. Этот полк поместили в авангард наступающей на Варшаву 10‑й армии. 11 сентября он оказался в 18 км западнее столицы Польши. Ночью поляки предприняли яростную атаку, уничтожив часть второго батальона СС лейбштандарт. Они были отбиты контратакой, но потери эсэсовцев оказались большими. Только 13 сентября эсэсовцы оправились от неудачи и на следующий день перешли в наступление в северном направлении, включившись в тяжелые бои под Бзура. Сражение закончилось пленением 150 000 польских солдат, причем СС лейбштандарт захватил 20 000 из них. После неудачного дебюта соединение СС, главным образом благодаря вмешательству Гитлера, закончило кампанию в ореоле славы. Когда 25 сентября Гитлер посетил 10‑ю армию, почетный караул состоял из солдат СС, а само событие было зафиксировано в немецкой кинохронике. Фильм, демонстрирующий роль СС в сентябрьской кампании, шел во всех кинотеатрах. Гиммлер осознал, что полк СС больше не может действовать в качестве небольшого элитного соединения внутри вермахта. В отличие от парашютистов или диверсантов абвера войска СС не помогали вооруженным силам, а скорее с ними конкурировали. В вермахте вооруженные силы NSDAP имели много врагов, особенно среди консервативно настроенных генералов. В этой ситуации частям СС оставалась бы унизительная роль охраны флангов, тылов (такие функции планировал им Бласковиц) или боевые задачи, равносильные самоубийству. Единственным эффективным решением могло стать расширение частей СС до такой степени, чтобы они могли действовать независимо от армии. В конце сентября Гиммлер получил согласие Гитлера на расширение полка СС до размеров дивизии и образование двух других дивизий СС. Так зимой 1939‑1940 гг. части СС перестали быть «элитой» в обычном смысле слова. Теперь в их рядах насчитывалось 90 000 солдат.

 Дания и Норвегия, апрель 1940. Сентябрь 1939 г. вызвал депрессию в рядах парашютных частей из 7‑й воздушной дивизии, руководимой генералом Куртом Штудентом. Десантники терпеливо ждали вблизи аэродромов, расположенных вдоль автострады Берлин

— Бреслау, когда придет приказ садиться в самолеты Ю‑52, но он не пришел. Быстрый марш немецкой армии сделал ненужным прежний план захвата мостов и блокирования речных переправ. Разочарование десантников оказалось таким сильным, что некоторые стали просить о переводе в другие части, чтобы участвовать в войне до ее окончания.

Эти опасения были напрасны. 27 октября Штудент был вызван в Берлин на беседу с Гитлером, от которого он услышал:

«Парашютисты слишком ценны… Я пущу их в дело только тогда, когда это крайне необходимо. Вермахт сам прекрасно справится в Польше, и нет нужды раскрывать эффективность нашего нового оружия». Гитлер хотел использовать парашютно‑десантные части в операциях, предшествующих нападению на Бельгию и Голландию. В это же самое время командование вермахта собиралось нанести фланговый удар по французской линии укреплений Мажино. Однако планы операции случайно попали в руки союзников. Гитлер и его советники решили пересмотреть их. Теперь шла речь о мощном наступлении бронетанковых частей через гористую, поросшую густым лесом местность в районе Арденн (южная Бельгия), которую англичане и французы считали непроходимой для танков.

Задачи парашютных соединений не изменились; вместе с силами «Бранденбург» они должны были предпринять акции, предшествующие атаке на Бельгию и Голландию. Изменились только цели удара. Немцы отказались от намерения прорваться в северную Францию. Вместо этого решили вытеснить англичан и французов на восток, в направлении Брюсселя.

Во время планирования и подготовки операции под кодовым названием «Желтый план» вспомнили о Скандинавии. Большая часть высококачественной железной руды, необходимой немецкой военной промышленности, добывалась на севере Швеции. Затем ее перевозили по железной дороге в норвежский порт Нарвик, а оттуда судами вдоль норвежского побережья и через пролив Скагеррак в Балтийское море. Весной 1940 г. немецкая разведка узнала, что английский военно‑морской флот собирается минировать прибрежные воды Норвегии и занять часть побережья. Гитлер решился на вторжение в какой‑то мере потому, что хотел защитить немецкие пути доставки железной руды и северный фланг Германии перед началом операции «Желтый план». Пришло время использовать парашютные части. Атака на Норвегию требовала также захвата Дании. Ни одну из этих операций нельзя было провести только с помощью наземных сил.

Во время нападения на Данию рота парашютистов получила задание захватить важный мост Вордингборг, соединяющий острова Фальстер и Зеландию. Немцам обязательно нужен был этот мост, чтобы с ходу занять Копенгаген. Одновременно другая рота должна была овладеть главной базой датских ВВС в Альборге, на берегу пролива Скагеррак.

А диверсанты из «Бранденбурга», переодетые в гражданскую одежду захватывали мост в городе Мидлфарт — ключевой пункт на главной автомобильной и железнодорожной магистрали Дании.

 В соответствии с полученными приказами подразделения парашютных войск стартовали с аэродромов северной Германии перед рассветом 9 апреля и рано утром появились над Данией. Для воздушного десанта утро было неподходящее: бушевал шторм, вызванный порывистым ветром. Солдаты прыгали с самолетов Ю52, находившихся на высоте 1 500 м к западу от Альберга с расчетом, что сильный западный ветер отнесет их к аэродрому. На земле находилась эскадрилья датских истребителей Фоккер Д. XXI, поставленных рядами. Аэродром казался пустынным. Действительно, большинство датчан было погружено в глубокий сон. Захват длился всего 30 минут от момента выброса первого парашютиста (не было сделано ни одного выстрела). Еще через 90 минут прилетели первые самолеты «люфтваффе». Занятие моста Вордингборг также оказалось легким. Десантники, приземлившись на противоположных концах моста, бросились на пораженных датчан, которые не оказали сопротивления.

В то же утро другие роты десанта летели в густых облаках в направлении южной Норвегии. Когда два Ю‑52 столкнулись в темноте и взорвались, было решено отказаться от важной задачи — захвата аэропорта в Осло. Парашютисты направились на главную базу ВВС Норвегии, Сол, в районе Ставангера, поскольку стартующие с этой базы двухмоторные бомбардировщики Капрони Ка‑310 (норвежско‑итальянского производства) могли угрожать немецким конвоям, плывущим вдоль побережья. Однако тучи над Ставангером тоже были густыми и низко стоящими, поэтому транспортники кружили в воздухе, пока экипажи не убедились, что условия над полем настолько улучшились, чтобы можно было прыгать. По опускающимся немцам норвежцы открыли пулеметный огонь, убив многих еще до приземления. Положение спасли истребители сопровождения Me‑109, которые атаковали аэродром, пользуясь просветами между тучами. В результате большинство парашютистов приземлилось, собрало оружие и сгруппировалось для атаки. Ставангер был первым городом, где воздушный десант встретил отпор. Немцы достигли цели, но потери оказались высоки. Все же воздушные десанты 9 апреля 1940 г. были относительно удачными. Немцы сумели захватить мост и два аэродрома.

Восемь дней спустя в среднюю Норвегию прибыла рота парашютистов, которая высадилась в долине Гудбрандсдален в районе Домбас, в 150 км севернее немецкой линии фронта. Ее целью было задержать британские войска, высадившиеся в Нарвике и двигающиеся к югу, чтобы выбить немцев, Десант задержала плохая видимость, и парашютисты прыгали в уже наступающей темноте. Судьбе было угодно, чтобы в этом районе были сконцентрированы норвежские войска, открывшие ураганный огонь. Медленно двигавшиеся самолеты Ю‑52 разнесло в щепки, а многие парашютисты погибли в воздухе. Лейтенант Герберт Шмидт, тяжело раненный в живот, сумел собрать 60 человек: и окопаться на склоне горы над главным шоссе, соединяющим север и юг страны. Шмидт и его тающий отряд завязали героическое сражение. Оно послужило чем‑то вроде пролога к битвам десантников разных национальностей в следующие пять лет. Окруженные немецкие солдаты пять дней оборонялись от превосходящих сил, а когда кончились боеприпасы, Шмидт и 33 оставшихся в живых парашютиста сдались.

 

«Желтый план»: май, 1940

 

Немецкий удар в западном направлении был запланирован на 10 мая 1940 г. Наступление группы армии "В" в Бельгии и Голландии являлось очень трудной операцией. Трассу марша пересекало много рек и каналов. Существовала также опасность, что голландцы и бельгийцы откроют шлюзы морского побережья (как поступили бельгийцы в 1914 г.) и зальют часть страны. В противоположность сентябрьской кампании на этот раз подразделения коммандос и парашютисты должны были овладеть двумя ключевыми пунктами на реке Маас. Одним из них был железнодорожный мост в Геннепе, по которому проходила главная железнодорожная линия между Рурским бассейном и Роттердамом. Вторая цель — мосты в Маастрихте между берегами Мааса и каналом Альберта. По ним шли главные дороги и железнодорожные линии из Кельна и Аахена в Антверпен и Брюссель. Последние мосты были чрезвычайно важны для сохранения коммуникаций между востоком и западом и севрро‑западной Европой. Их охраняли орудия Эбен‑Эмаэль — бельгийской крепости юго‑западнее Маастрихта. Эбен‑Эмаэль считалась мощнейшей крепостью Европы. Немецкое верховное главнокомандование понимало, что для захвата неповрежденных мостов в Геннепе Маастрихте и нейтрализации ЭбенЭмаэль необходим элемент внезапности. Именно по этой причине первую задачу поручили «Бранденбургу», а вторую — парашютистам.

 


9 мая в 23.30 небольшая группа коммандос из 3‑й роты батальона «Бранденбург» под командованием лейтенанта Вальтера проскользнула через границу вблизи Геннепа. В противоположность тайным операциям в Польше все носили немецкие мундиры, за исключением двоих, переодетых в форму голландской военной жандармерии. В темноте немцы приблизились к мосту с востока. Когда рассвело, солдаты в немецких мундирах, держа руки на затылке, двинулись под конвоем вооруженных «голландцев». У голландского контрольного пункта они убили часовых на восточной стороне моста. Часовые на западной стороне не имели понятия о случившемся. Один из немцев, бегло говоривший по голландски, позвонил командиру охраны западного конца моста и проинформировал его, что через минуту два голландских жандарма и группа пленных пойдут в их направлении. Когда они добрались до западного конца, с восточной подъехал немецкий бронетранспортер. Немецкие солдаты обезоружили голландцев, прежде чем те смогли включить взрывное устройство. Мост в Геннепе попал в руки немцев неповрежденным, и вскоре танки 9‑й дивизии вермахта прошли по нему в направлении средней Голландии.

 

Мост в Маастрихте

 

Рассказ очевидца о захвате моста в Маастрихте выглядит как сказка: «К часовому на восточной стороне моста подошел мужчина в гражданской одежде и дружески попросил разрешить ему перейти на другую сторону, чтобы попрощаться с другом. Получив разрешение, человек прошел по мосту и, поговорив несколько минут, вернулся к часовому в сопровождении своего друга. Последний по‑бандитски застрелил часового и бегом бросился на другой берег реки, где разъединил провода, предназначенные для подрыва заложенных мин. Первый мужчина забрал карабин убитого часового, не позволяя кому‑нибудь вмешаться. Согласованность во времени оказалась поразительной: в течение нескольких минут туча парашютистов приземлилась на голландских и бельгийских укреплениях, находившихся к востоку от моста на его голландском участке».

В Геннепе и в Маастрихте трюки удались хорошо, но их нельзя было повторить для захвата Эбен‑Эмаэля.

 

Десант на форт Эбен‑Эмаэль

 

Используя опыт первой мировой войны, бельгийцы создали систему укреплений, включив в нее канал Альберта. На западном берегу канала было построено много современных фортов. Главным центром обороны стал город Льеж, превращенный в крепость, а самым мощным его бастионом — форт Эбен‑Эмаэль.

Форт, расположенный в ответвлениях канала Альберта на расстоянии свыше 20 км к северу от Льежа, контролировал своей артиллерией канал, реку Маас и мосты в голландском городе Маастрихт. Вся эта система укреплений между Маастрихтом и Льежем, на пространстве к югу от данного района была так сильна, что бельгийцы вообще сомневались, что ее кто‑нибудь будет атаковать.

Форт построили в 1932‑1935 гг., используя самые современные достижения фортификационного искусства. Размеры форта составляли с востока на запад 800 м, с севера на юг — 900 м. В подземной части находились склады боеприпасов и продовольствия, казарменные помещения, телефонный узел и электростанция. Форт окружал противотанковый ров, а с восточной стороны он вертикально поднимался над каналом Альберта в месте его соединения с рекой Маас.

На вооружении форта находились орудия калибра 120 и 75 мм. Все огневые гнезда соединялись подземными переходами, сходящимися в главном убежище. В южной части форта, вблизи центра находился вращающийся купол с двумя орудиями калибра 120 мм. Здесь же были расположены две вертикально перемещающиеся и вращающиеся башни с двумя орудиями калибра 75 мм. Четыре каземата форта имели на вооружении 12 орудий калибра 75 мм, по 3 в каждом убежище. В прочих казематах были размещены противотанковые пушки, минометы и крупнокалиберные пулеметы, предназначенные для защиты самого форта. Два каземата, снабженные минометами и пулеметами, охраняли канал Альберта. Однако форт не был заминирован и не имел заграждений против десанта с воздуха.

Сочетание артиллерийского и пулеметного огня создавало сильный оборонительный пункт, захватить который с помощью лобовой атаки невозможно. Гарнизон насчитывал 1220 человек. В главную задачу форта входила защита трех мостов на канале Альберта‑Вельдвезелт, Вроенховен и Канне. Мосты защищал огонь из форта и они были заминированы, любая попытка фронтальной атаки побуждала бельгийцев взорвать мосты. Могла помочь лишь внезапность.

Кроме того, немецкие саперы при анализе ситуации пришли к выводу, что об артиллерийской или воздушной бомбардировке говорить не приходится, поскольку толщина бетона слишком велика для снарядов и бомб. Единственной возможностью представлялся неожиданный десант с воздуха. Однако размеры крепости были слишком малы, чтобы провести концентрированное десантирование с воздуха с надеждой на успех. В конце концов решились на атаку с использованием планеров, которые должны были доставить парашютистов, приземляясь прямо на крышу крепости.

Для выполнения задания — захвата форта и мостов — немецкое командование выделило батальон парашютистов, которому был придан взвод саперов. Проведение столь сложной операции требовало тщательной подготовки, которую немцы осуществляли в строгой тайне начиная с ноября 1939 г. Используя воздушную съемку и развединформацию, удалось точно установить размещение огневых средств и организацию обороны мостов. В тренировочном лагере возле Дессау для парашютистов построили копию форта. На этой модели обучали прыжкам с парашютом, знакомили с топографией местности, системой укреплений, способами их уничтожения.

Планируемая акция требовала поддержки со стороны бомбардировочной авиации, в то время как истребители должны были охранять транспортные самолеты и планеры во время полета к цели.

10 мая 1940 г. в 3.15 в воздух поднялись 11 самолетов Юнкере Ю‑52. Каждый из них буксировал транспортный планер ДФС‑230. На бортах планеров находилась штурмовая группа «Гранит» под командованием оберлейтенанта Рудольфа Витцига — всего 84 человека.

Отряд был вооружен пулеметами МГ‑34, автоматами МП‑38, карабинами 98к, пистолетами «парабеллум», четырьмя огнеметами «Фламмверфер‑40», польскими противотанковыми ружьями «Ур» и новыми тогда кумулятивными зарядами для пробивания укрепленных башен. Сила детонации этих зарядов концентрировалась в одном направлении, что достигалось использованием конусообразной втулки из тонкого железа на одной из сторон заряда или приданием соответствующей формы самому заряду с вдавлением в виде конуса в определенном месте. Благодаря направленности действия взрыв мог пробить танковую броню, бронебашню, железобетонную стену. Небольшой вес и мощная разрушительная сила делали такие заряды грозным оружием десанта.

В данной операции Германия впервые применила транспортные планеры. К намеченному району десантирования направлялись также самолеты с парашютистами. Остальные группы должны были захватить три моста на канале Альберта (Вельдвезелт, Вроэнховен и Канне), весьма важных для развития наступления наземных сил в западном направлении. Из группы планеров, предназначенных для захвата форта Эбен‑Эмаэль, один, в котором летел командир, сорвался с троса и приземлился в Германии вместе с еще одним планером, который отцепили раньше времени. Позднее планер с командующим операцией приземлился в районе форта. Его отбуксировал туда самолет Ю‑52. Остальные планеры отцеплялись от буксирующих самолетов на некотором расстоянии от форта, к которому в результате удалось приблизиться бесшумно и под покровом темноты.

Гарнизон форта был полностью захвачен врасплох. Бельгийцы увидели планеры, но приказ открыть огонь был отдан только после их приземления. Два (номера 6 и 7) сели вблизи ложных укреплений, прочие — точно на территории форта. Тормозной путь немцы сократили с помощью специальных тормозов типа плугов вблизи костылей планеров. Каждая группа десантников атаковала свою цель — против артиллерийских башен и укрытий использовали кумулятивные заряды (весом от 12, 5 до 50 кг), пробивая отверстия, через которые забрасывали гранаты и взрывпакеты. Гарнизон почувствовал грозившую ему опасность, когда начали взрываться гранаты, брошенные в вентиляционные каналы и бойницы, раздались взрывы кумулятивных зарядов у стен башенных укреплений. Это вызвало многочисленные разрушения и потери. Бельгийцы оказались парализованными врагом и не ориентировались в числе атакующих.

Немцы были хорошо подготовлены. Каждый человек точно знал, что ему надо делать, а в отсутствии Витцига командование взял на себя фельдфебель Венгель.

Команда планера 8 атаковала с помощью кумулятивных зарядов бронебашню на юго‑восточном конце форта. Ее удалось не пробить, а заклинить. Запасной выход заблокировали взрывпакетом, и вести огонь было больше неоткуда. Парашютисты планера 1 атаковали бункер N 19. Заряды, забрасываемые в дула, разрушили орудия. Кумулятивный заряд, взорванный на крыше бронебашни, пробил большую дыру, в которую немцы бросали ручные гранаты. Солдаты из планера 3 уничтожили орудия в бункере 19, используя заряды по 50 кг. Экипаж планера 5 напал на бункер 4, но оказался прижатым к земле пулеметным огнем. Тогда немцы бросились на бункер 26, расположенный вблизи центра форта. Заряды забрасывали через вентиляторы, и бельгийцы отступили.

Команды планеров 4 и 9 захватили и обезвредили укрытия с пулеметными гнездами в центре форта, применив огнеметы. Почти без боя немцы заклинили бронебашню с двумя 120‑миллиметровыми орудиями, забросив заряды в дула, хотя пробить броню они не сумели.

Когда вход в форт взлетел на воздух, гарнизон оказался заблокированным. Правда, придя в себя, бельгийцы попытались отбить форт контратакой снаружи, но вызванные на помощь самолеты подавили ее бомбами и пулеметным огнем. Около 8.00 на форте приземлился планер с обер‑лейтенантом Витцигом на борту. После часового боя большая часть объекта оказалась захваченной немцами. Южный бункер с орудиями, направленными на юг, не подвергся атаке (это направление огня не имело значения для гитлеровцев). Однако бронебашня в южной части оставалась целой и вела огонь в направлении Канне вплоть до капитуляции форта. По нему открыли огонь соседние форты, но сделали это слишком поздно: парашютисты уже выполнили свое задание.

Таким образом, благодаря тщательной разведке и детальной подготовке, фактору внезапности и решительным действиям удалось одну за другой обезвредить все бельгийские огневые точки.

Рота десантников в течение часа овладела великолепной современной крепостью, с ее бункерами, сооружениями и многочисленным гарнизоном. На следующий день, несмотря на сопротивление и обстрел из сохранившихся бронебашен, когда немцы получили в качестве подкрепления батальон саперов, были уничтожены бункеры 17 и 35, а поврежденный бункер 20 был сожжен огнеметами. Форт капитулировал 11 мая 1940 г. в 11.00. Потери немцев составили 6 убитых и 11 раненых, среди оборонявшихся — 23 убитых и 59 раненых.

Команды планеров приземлились в тылу трех мостов на канале Альберта. Эта операция также закончилась успехом. Правда, мост в Канне бельгийцы сумели взорвать, но остальные достались немцам неповрежденными. Мосты Вельдвезелт и Вроенховен были захвачены внезапной атакой парашютистов при поддержке авиации, которая бомбардировала объекты возле фортов. Бункеры вблизи мостов саперы уничтожили кумулятивными зарядами.

Захват Эбен‑Эмаэль был смелой и прекрасно проведенной операцией, которую можно сравнить с рейдом Кейса на Зеебрюгге в 1918 г.

Парашютисты сыграли ключевую роль и в действиях против Голландии, Здесь немцы поставили перед собой две основных задачи. Во‑первых, — не дать голландцам разрушить мосты, во‑вторых, захватить аэродромы и центры управления в глубине Голландии, между Роттердамом, Гаагой и Амстердамом. Главным препятствием для немецких сил, двигавшихся через мост Геннеп в направлении Роттердама, была река Вааль. Голландцы заминировали на ней все мосты к югу от Роттердама. Немцы понимали, что в момент парашютного десанта или атаки планеров они будут взорваны. Тогда офицеры 7‑й дивизии ВДВ нашли оригинальное решение. На реке Вааль сели 12 гидросамолетов Дорнье — такие же, как используемые голландской армией. Пока голландцы пытались разобраться в принадлежности самолетов, десантники, бегая по крыльям, штыками резали провода детонаторов. Когда голландцы начали действовать, мост находился уже в руках у немцев. Парашютисты удерживали его до прибытия бронетанковых войск 12 мая, и успешно отбивали отчаянные атаки голландской пехоты.

Не все операции немецких парашютистов окончились успехом. Новая 22‑я воздушно‑десантная дивизия пыталась захватить аэродромы в районе Гааги, чтобы обеспечить приземление самолетов Ю‑52, занять правительственные центры и выяснить местонахождение королевской семьи. Однако голландцы, помня о немецком воздушном десанте в Скандинавии, сконцентрировали в районе столицы крупные силы. Когда утром 10 мая немецкие самолеты появились над аэродромами в районе Гааги, голландцы открыли интенсивный зенитный огонь. Загорелись десятки немецких транспортных с

Написать отзыв

Примечание: HTML разметка не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо

Рекомендуемые товары


Схожие по цене