Михаэль Виттман.

  • Михаэль Виттман.

     

История жизни и смерти немецкого танкиста.

Сын крестьянина. Получив среднее образование, работал на отцовском крестьянском подворье, в 1934 году на короткое время вступил в ряды Добровольческой трудовой службы (FAD или Freiwillige Arbeits Dienst). и в том же году был призван в армию. Отслужив 2 года в 19-м пехотном полку в Мюнхенском военном округе, он получил звание унтер-офицера. В СС вступил добровольцем в 1937 году и был назначен в лейбштандарт "Адольф Гитлер", обеспечивавший личную охрану фюрера и превратившийся позднее в 1-ю танковую дивизию СС, дислоцировавшуюся в Берлин-Лихтерфельде.      К тому времени, когда разразилась вторая мировая война, Виттман был уже унтершарфюрером СС в артиллерийском батальоне дивизии. Понюхав пороха в Польше, Франции и Бельгии, он получил под начало самоходное орудие, с которым участвовал в Греческой кампании. Он ничем не выделялся среди товарищей до тех пор, пока лейбштандарт не пересек в июне 1941 года границу Советского Союза. В отличие от танков, немецкие самоходные орудия использовались главным образом в качестве транспортных средств, как противотанковые орудия и организованный мобильный резерв дивизионного командира.      Унтершарфюрер Виттман вскоре приобрел репутацию храброго, хладнокровного и решительного воина. Обладая крепкими нервами, он подпускал вражеские танки на близкую дистанцию и подбивал их первым же снарядом. Летом и осенью 1941 года он уничтожил таким образом несколько советских танков, но в августе был легко ранен. Однажды Виттман сдержал атаку восьми советских танков. Он хладнокровно подпустил их на близкую дистанцию и открыл огонь. Шесть из них загорелись, а два обратились в бегство. В 1941 году его наградили Железным крестом обоих классов, а также знаком танкиста-штурмовика.      В середине 1942 года, после того как лейбштандарт "Адольф Гитлер" был переброшен обратно во Францию, на отдых и переформирование, Виттмана направили в Германию на учебу, в военное училище в Бад-Тельц. После успешного его окончания ему было присвоено звание унтерштурмфюрера СС — это произошло в канун нового 1942 года. Затем он вернулся на Восточный фронт.      В России Виттману было поручено командование взводом "тигров" в 13-й танковой роте (тяжелых танков) 1-го танкового корпуса СС. Хотя эти танки-монстры двигались медленно и обладали слабой маневренностью, они были защищены толстой броней и оснащены мощными длинноствольными 88-миллиметровыми орудиями.      Михаэль Виттман стал признанным виртуозом этого смертоносного оружия. 5 июля 1943 года, в первый день сражения под Курском, он лично уничтожил 8 советских танков и 7 артиллерийских орудий. Всегда спокойный и методичный Виттман определял свою тактику и степень собственного риска согласно боевой обстановке. Подобный подход, помноженный на смелость, а также согласованные действия его прекрасно обученного экипажа скоро создали Виттману почти легендарную репутацию величайшего воина-танкиста всей военной истории. Во время Курской битвы он один уничтожил 30 советских танков и 28 орудий.       Артикул: 2812. Камуфляж германской техники.      После провала операции "Цитадель" гитлеровские легионы повернулись вспять. Михаэль Виттман был одним из тех, кто оставался на линии фронта и вблизи нее, прикрывая отступление войск, или предпринимал контратаки, если того требовала обстановка. Например, в одном из боев зимней кампании 1943-44 годов за один только день он лично подбил десять советских танков. Примечательно, что 14 января 1944 года он был награжден Рыцарским Крестом, а уже шестнадцать дней спустя был представлен к Дубовым Листьям. 15 января 1944 наводчик Виттмана, Ротенфюрер СС Бальтазар "Бобби" Волль (Balthasar "Bobby" Woll) Получил Рыцарский Крест. Он был отличным наводчиком, способным стрелять очень точно даже во время движения. А еще через несколько дней, 20 января,     Виттману было присвоено звание оберштурмфюрера СС.     30 января он получил телеграмму от Гитлера о присвоении ему Дубовых Листьев к Рыцарскому Кресту.     2 февраля 1944, Виттман получил Дубовые Листья из рук самого Фюрера в "Волчьем Логове"(Wolfsschanze) - Ставке Гитлера в восточной Пруссии.     В апреле 1944 года, когда Виттман покинул Восточный фронт, на счету у него было 119 подбитых советских танков. Но с самыми тяжелыми испытаниями он столкнулся на Западном фронте.      6 июня 1944 года 501-й батальон дислоцировался в Бове (Франция), когда состоялась высадка объединенных сил союзников — День "Д". На следующий же день начался марш батальона тяжелых танков СС с целью воссоединения с I танковым корпусом СС в Нормандии. Задача была не из легких. Самолеты союзников разрушили большую часть мостов к югу от Парижа и сделали продвижение в дневное время чрезвычайно опасным. После того как 2-я рота была захвачена врасплох на открытой местности неподалеку от Версаля и разгромлена самолетами-штурмовиками, 501-й батальон передвигался только ночами. "Острие" батальона — рота Виттмана прибыла в зону боевых действий в ночь с 12 на 13 июня и заняла замаскированные позиции к северо-востоку от Виллер-Бокажа на левом фланге тылов корпуса Дитриха.      Виттман намеревался посвятить следующий день ремонту танков, получивших повреждения в результате налётов бомбардировщиков. Однако англичане заставили его изменить планы. Утром 13 июня сильная боевая группа британской 7-й бронетанковой дивизии нащупала брешь в растянутой линии обороны немцев и, начав наступление вдоль всего левого фланга учебной дивизии СС, внедрилась в немецкий тыл, обойдя Виллер-Бокаж. Они, обогнув фланг I танкового корпуса, направились к Кану — ключевой позиции вермахта в Нормандии и главному препятствию между войсками Монтгомери и Парижем. Они находились примерно в трех милях к востоку от Виллер-Бокажа, когда их обнаружил лейтенант Виттман, чье собственное положение было незавидным. В его распоряжении имелось всего лишь пять "тигров", не пострадавших после тяжелого перехода. Остальные силы батальона все еще находились в некотором отдалении от него, а резервы учебной танковой дивизии и I корпуса были брошены на сдерживание яростного натиска британцев на участках Тилльи и Кана. Другими словами, горстка танков Виттмана была единственной силой немцев, препятствующей войскам Монтгомери окружить большую часть корпуса СС и захватить Кан. СС принял решение немедленно атаковать. Это положило начало одному из самых выдающихся подвигов немецкой армии в Нормандской кампании.      Охранение колонны британцев, включавшей 22-ю бронетанковую бригаду и части 1-й пехотной бригады, не ожидало встретить здесь сопротивление и ослабило бдительность. Виттман открыл огонь по первому британскому "шерману" с расстояния 80 метров, мгновенно превратив его в кучу горящего металла. Всего лишь за несколько минут он подбил еще три "шермана" и на полной скорости врезался в колонну. Англичан охватил ужас, когда "тигр" Виттмана раздавил первую бронемашину. Многие британские солдаты выпрыгнули из своих бронемашин и пустились в бегство, Виттман приблизился к ним на расстояние 30 метров, остановился, выстрелил, посмотрел, как его цель разорвалась на миллионы осколков, после чего направился к своей следующей жертве.      Британский танк "кромвель" выстрелил в "тигр" Виттмана из своего 75-миллиметрового орудия, но снаряд, не причинив ни малейшего вреда, отскочил от толстой брони немецкого танка-гиганта. Виттман навел на "кромвеля" свое 88-миллиметровое орудие и поджег его. А виттмановский экипаж тем временем поливал пулеметным огнем британских пехотинцев и машины, которые потеряли дистанцию и сбились в кучу. Легкие танки британского 8-го полка были атакованы четырьмя другими "тиграми" роты Виттмана, и скоро еще сколько танков союзников были подожжены. Виттман разорвал клин вражеских войск и медленно продвигался по направлению к Виллер-Бокажу, уничтожив при этом еще несколько танков и бронемашин противника.      На помощь Виттману подоспел гауптштурмфюрер Адольф Мёбиус из 501-го танкового батальона и со своими восьмью "тиграми" присоединился к четырем виттмановским, после чего эсэсовские танки направились прямиком в Виллер-Бокаж. Ворвавшись в город, немцы вступили на его узких улочках в бой с британскими танками, противотанковым подразделением и пехотинцами. Выстрелами базук из окон и дверных проемов домов англичане подбили два "тигра" и повредили остальные, но в ходе боя были полностью рассеяны. Был выведен из строя и "тигр" Виттмана, на котором тот въехал в город с другой стороны. Преследуемый английскими пехотинцами Виттман смог присоединиться к Мёбиусу, был вынужден оставить свой танк и направился на север, где все еще держалась учебная танковая дивизия СС. Виттману и его экипажу пришлось проделать десятимильный марш, прежде чем они добрались до немецких позиций.      Контратака Виттмана остановила британский прорыв, и к ночи Виллер-Бокаж снова оказался в руках немцев. "Своими решительными действиями, — писал в ту ночь о Виттмане Дитрих, — против врага далеко за пределами своих позиций, действуя в одиночку, по собственной инициативе, проявляя огромную личную храбрость, он на своем танке уничтожил большую часть бронемашин британской 22-й бронетанковой бригады и спас фронт I танкового корпуса СС от угрожавшей ему неминуемой опасности". Он представил Виттмана к награждению Мечами к Рыцарскому Кресту.      Генерал-лейтенант Фриц Бейерлейн, командир учебной танковой дивизии, дал Виттману точно такую же рекомендацию. Михаэль Виттман получил награду 22 июня и несколько дней спустя был повышен в звании до гауптштурмфюрера СС. К 14 июня 1944 года он уничтожил 138 вражеских танков и 132 артиллерийских орудия.      Несмотря на настоятельные советы Рундштедта, фон Клюге, Дитриха и других Адольф Гитлер отказывался дать разрешение группе армий "Б" отступить из изрезанных заградительными сооружениями полей Нормандии на позиции за Сеной. В конечном итоге немецкие войска 8 августа были расчленены и уничтожены. 9 августа канадский II корпус при поддержке с воздуха пятьюстами британскими тяжелыми бомбардировщиками и семьюстами самолетами ВВС США уничтожил 89-ю пехотную дивизию немцев и прорвал немецкий фронт, Но союзники с некоторым опозданием ввели в действие свой бронетанковый резерв — 4-ю канадскую и 1-ю польскую бронетанковые дивизии, Этой заминкой не преминул воспользоваться "танкист" Курт Мейер, понявший, что единственно правильным образом действий должна быть контратака 12-й танковой дивизии СС "Гитлерюгенд", которая пригвоздит союзников прежде, чем те смогут отступить на юг, в тыл. После двух месяцев непрерывных боев в 12-й дивизии СС оставалось всего лишь 50 боеспособных танков, включая и роту Михаэля Виттмана, которую штаб корпуса на время придал Мейеру. Молодой генерал СС разделил свои штурмовые силы на две боевые группы — под началом Виттмана и штурмбанфюрера СС Ханса Вальдмюллера. — и предпринял немедленную атаку.      В последний день своей жизни капитан Виттман командовал боевой группой "Гитлерюгенд", которая снова захватила Синтье и выпустила пар из наступления союзников.      Союзники восстановили равновесие контратакой на разрушенную деревушку, бросив туда шестьсот танков, после длившегося несколько часов сражения смогли вновь занять прежнюю позицию. Но они не успели развить успех, потому что немцы подтянули подкрепления.      Когда "танкист" Мейер отступил под натиском 85-пехотной дивизии, немецкому фронту уже больше не угрожал распад. Однако Виттмана с ним уже не было. В последний раз его видели живым, когда он командовал арьергардом и его одинокий "тигр" ввязался в яростный бой с пятью "шерманами".      Было сообщено, что в тот вечер он пропал без вести, как и считалось все последующие 43 года.      В 1987 году французская автодорожная служба, занимавшаяся расширением участка дороги близ Синтье, наткнулась на безымянную могилу. В ней были обнаружены останки Михаэля Виттмана, величайшего танкиста всех времен. Ныне он похоронен на солдатском кладбище в Ла-Камбе.


Рекомендуемые товары


Схожие по цене