ТАНКИ времен ВОВ.

Кратко о танках СССР времен времен ВОВ. 


В конце тридцатых годов, накануне начала Второй Мировой Войны, танковым войскам СССР не было равных. Советский Союз имел колоссальное превосходство над всеми вероятными противниками в количестве единиц техники, а с появлением "Т-34" в 1940 году советское превосходство стало носить качественный характер. На момент вторжения немецких войск в Польшу в сентябре 1939 года советский танковый парк уже насчитывал свыше 20 тысяч машин. Правда основную массу этих танков составляли лёгкие боевые машины, вооруженные 45-мм орудиями, которые уже с трудом могли сражаться с основными средними танками Германии "Panzer III" поздних модификаций. Например, самый массовый танк Красной Армии в предвоенные годы "Т-26", вооруженный 45мм пушкой, мог эффективно пробивать броню "троек" лишь с предельно близких дистанций менее 300м, немецкий же танк без труда поражал 15мм противопульной брони "Т-26" с дистанции до 1000м. Все танки Вермахта, за исключением "Pz.I" и "Pz.II", могли вполне эффективно противостоять "двадцатьшестому". Остальные характеристики "Т-26", производившегося с начала 30-х годов к началу 40-х уже также были довольно посредственными. Стоит упомянуть и легкие танки "БТ-7", обладающие просто потрясающей для того времени скоростью и несущими такое же, как у "Т-26", 45-мм орудие, боевая ценность которых была немного выше, чем у "двадцатьшестых" только за счет хорошей скорости и динамики, что позволяло танку быстро маневрировать на поле боя. Бронирование их также было слабым и пробивалось основными немецкими танками с больших дистанций. Таким образом, большая часть танкового парка СССР к 1941-му году была укомплектована устаревшей техникой, хотя по общей численности танков СССР превосходил Германию в несколько раз. Последнее также не давало решительного преимущества в начале войны, поскольку далеко не вся "армада" советской техники была расположена в западных пограничных округах, да и те боевые машины, которые там находились были рассредоточены по территории, в то время как германская бронетехника наступала на узких участках фронта, обеспечивая себе численный перевес и уничтожая советские войска по частям. Однако вернемся в середину 30-х годов - именно тогда танки Советского Союза получили боевое крещение - шла гражданская война в Испании, где они сражались на стороне республиканских войск(см. Советские танки Т-26 и гражданская война в Испании) против фашистских мятежников генерала Франсиско Франко, вполне успешно показав себя в боях с немецкими танками и итальянскими танкетками. Позже советские танки так же успешно противостояли японским агрессорам на Дальнем Востоке в боях у озера Хасан и в районе реки Халкин-Гол. Советские танки в бою с мятежниками-франкистами и японскими войсками показали, что с ними определенно стоит считаться. По своим тактико-техническим характеристикам новые советские танки, такие как "Т-34" и "КВ" на начало войны конечно превосходили все образцы немецкой техники, но всё же они растворялись в массе более старой техники. В целом советские танковые войска к 1941-му являли собой многочисленные, но плохо сбалансированные формирования, а в Западных приграничных округах, где и развернулось сражение первых недель войны, располагалось не более 12тыс. танков, против 5 с половиной тысяч танков Германии и её союзников. Советские силы при этом испытывали острый недостаток живой силы, у немцев же проблем с пехотой не было - её было вдвое больше, чем в советских войсках, расположенных у границы. Причины поражений советских танковых войск в первые месяцы войны Стоит подчеркнуть, что говоря о превосходстве советских танков в начале войны, мы имеем ввиду именно техническую часть и ряд основных боевых характеристик, определяющих в состоянии ли танковые части противостоять аналогичным боевым машинам противника. Например, в плане вооружения и бронирования новые советские танки второй половины 30-х, начала 40-х годов однозначно превосходили все имеющиеся у немцев в 1941-м образцы бронетехники. Однако мало иметь танки с хорошими тактико-техническими характеристиками, важно уметь владеть ими как средством ведения войны. В этом смысле немецкие танковые войска в начале войны оказались сильнее. На момент пересечения ими советской границы основной ударной силой германских войск являлся "Panzer III", причем на начало войны у немцев уже были модификации этих танков F и H, которые превосходили массы лёгкой советской бронетехники по тактико-техническим характеристикам. Конечно в составе немецких танковых войск были и такие танки как "Panzer I" или "Panzer II" , однозначно уступавшие почти всем советским машинам, но роль основного танка всё же принадлежала "тройке". Разгром советских танковых дивизий и механизированных корпусов, развернутых вдоль западной границы был столь стремительным, что в дальнейшем это породило множество слухов о том, что немецкие танки "многократно превосходили по численности и были намного лучше советских". Последнее утверждение неправильно уже только потому, что в составе советской танковой группировки числились "КВ" и "Т-34", которым в 1941-м году не было равных, а что касается численного превосходства, то напротив именно СССР превосходил Германию в количестве танков, но если учитывать не всю технику, рассредоточенную по всей огромной территории СССР, а лишь танковые силы войск западных приграничных округов, то окажется, что это не "многократное", а лишь двукратное превосходство. Распылённые по всей границе советские танковые части, к тому же не имеющие столь внушительной пехотной поддержки, как немецкие танковые силы, вынуждены были встречать лавину хорошо направленных и сосредоточенных ударов больших масс немецкой бронетехники на узких участках фронта. Формальное численное превосходство советских танков в таких условиях значения уже не имело. Немцы быстро прорывали слабый передний край советской обороны и занимали огромные площади в глубоком советском тылу и удерживали их с помощью своей моторизованной пехоты, дезорганизуя всю систему советской обороны. Наши же танки в первые недели войны чаще всего атаковали противника без авиационной, артиллерийской и пехотной поддержки. Даже если им удавалось провести удачную контратаку, удержать захваченные позиции без помощи пехоты они не могли. Превосходство в живой силе Германии над войсками западных приграничных округов дало о себе знать. К тому же Германия, как уже говорилось, в начале войны однозначно превосходила СССР в мастерстве владения танковыми частями, в организации взаимодействия между танками и другими родами войск и хорошем оперативном руководстве подвижными соединениями. Это даже неудивительно, учитывая, что германское командование имело опыт двух крупных и стремительных военных операций (разгром Польши и Франции), на которых были отработаны эффективные приемы действий танковых групп, взаимодействие танков с пехотой, авиацией и артиллерией. Советское командование подобного опыта не имело, поэтому в начале войны оно было очевидно слабее в плане искусства управления танковыми соединениями. Добавим к этому ещё и отсутствие боевого опыта у многих танковых экипажей наложенное на ошибки и просчёты советского командования. По ходу войны опыт, знания и навыки будет приобретёны и советские боевые машины станут подлинно грозным оружием в умелых руках танкистов и командиров танковых частей. Не суждено будет сбыться предсказанию немецкого танкового военачальника Мелентина, который предрекал, что русские, создавшие столь прекрасный инструмент как танки, никогда не научаться на нём играть. Играть научились очень хорошо - и блестящие операции Красной Армии против Вермахта во второй половине войны тому яркое и неоспоримое подтверждение.


Советские лёгкие танки серии БТ.

После установки на шасси танка Кристи специально разработанной башни с вооружением, новый танк в 1931 году был принят на вооружение Красной Армии и запущен в серию под обозначением БТ-2. 7 ноября 1931 года первые три машины показали на параде в Харькове, а не в Москве, как это было принято считать. До 1933 года было построено 623 БТ-2. БТ-2 немногим отличался от прототипа — танка Кристи. Его корпус представлял собой коробку, собранную из броневых листов, соединенных между собой клепкой. Передняя часть корпуса имела форму усеченной пирамиды. Для посадки в танк служила передняя дверка, открывавшаяся на себя. Выше нее в передней стенке водительской будки находился щиток со смотровой щелью, откидывавшийся вверх. Носовая часть состояла из стальной отливки, к которой были приклепаны и приварены передние броневые листы и днище. Кроме того, она служила картером для монтажа рейки и рычагов рулевого управления. Через отливку продевалась стальная труба, снаружи приваренная к броневым лимитам и предназначенная для крепления кривошипов ленивцев. К носу корпуса с обеих сторон приваривались(или приклепывались) консоли в виде треугольных листов брони, служившие скрепляющей частью трубы с носом корпуса. Консоли имели площадки для крепления резиновых буферов, ограничивавших ход амортизаторов передних управляемых колес. Боковые стенки корпуса — двойные. Внутренние листы стенок изготавливались из простой неброневой стали и имели по три отверстия для прохода цельнотянутых стальных труб для монтажа полуосей опорных катков. С наружной стороны к листам приклепаны по 5 подкосов для крепления цилиндрических спиральных рессор подвески. Между 3-м и 4-м подкосами на деревянных подкладках располагался бензобак. К задней нижней части внутренних листов корпуса были приклепаны картеры бортовых передач, а к верхней части — подкосы для крепления задней рессоры. Наружные листы стенок — броневые. Они крепились к кронштейнам рессор на болтах. Снаружи с обеих сторон на четырех кронштейнах устанавливались крылья. Корма корпуса состояла из двух картеров бортовой передачи, надетых и приваренных на стальную трубу и приклепанных к внутренним боковым листам; двух листов — вертикального и наклонного, приваренных к трубе и картерам (к вертикальному листу приклепаны две буксирные скобы), и съемного заднего щитка, закрывавшего трансмиссионное отделение сзади. В вертикальной стенке щитка были отверстия для прохода выхлопных труб. С наружной стороны на щитке крепился глушитель. Днище корпуса сплошное, из одного листа. В нем под масляным насосом находился люк для демонтажа двигателя и две пробки для слива воды и масла. Крыша в передней части имела большое круглое отверстие для башни с приклепанным нижним погоном шариковой опоры. Над моторным отделением в середине крыша была съемной, с откидывающимся вверх листом, запиравшимся на задвижку изнутри; снаружи задвижка открывалась ключом. В середине листа имелось отверстие для выхода трубы подачи воздуха к карбюраторам. По бокам съемного листа на стойках крепились радиаторные щитки, под которые засасывался воздух для охлаждения радиаторов. Над отделением трансмиссии располагался квадратный люк для выхода горячего воздуха, закрытый жалюзи. Продольные листы брони над пространством между боковыми стенками крепились к кронштейнам рессор шпильками. В каждом листе было три круглых отверстия (крайние для прохода регулирующих стаканов рессор, а среднее над заливной горловиной бензобака); еще одно отверстие со сквозной прорезью находилось над пробкой бензопровода, здесь же устанавливались и три скобы для ремней крепления гусеничной ленты на крыле в сложенном виде. Внутренняя часть корпуса разделялась перегородками на 4 отделения: управления, боевое, моторное и трансмиссии. В первом возле сиденья водителя размещались рычаги и педали управления и щиток с приборами. Во втором — укладывался боезапас, инструмент и имелось место для командира танка (он же наводчик и заряжающий). Боевое отделение отделялось от моторного разборной перегородкой с дверцами. В моторном находился двигатель, радиаторы, масляный бак и аккумуляторная батарея; от отделения трансмиссии оно отделялось разборной перегородкой, имевшей вырез для вентилятора. Толщина лобовой и бортовой брони корпуса составляла 13 мм, кормы корпуса 10 мм, а крыши и днища — 10 и 6 мм. Башня БТ-2 — броневая (толщина бронирования — 13 мм), круглая, клепаная, смещенная кормовой частью назад на 50 мм. В кормовой части находилось приспособление для укладки снарядов. Сверху башня имела люк с крышкой, откидывавшейся вперед на двух петлях и запиравшейся в закрытом положении замком. Левее него — круглый люк для флажковой сигнализации. Спереди сверху башня была скошена. Боковая стенка собиралась из двух клепаных половин. Снизу к башне крепился верхний погон шариковой опоры. Поворот и торможение башни осуществлялись с помощью поворотного механизма, основу которого составлял планетарный редуктор. Для поворота башни командир танка вращал штурвал за ручку. Стандартным вариантом вооружения танка БТ-2 были 37-ым пушка Б-3(5К) образца 1931 года и 7,62-мм пулемет ДТ. Пушка и пулемет монтировались раздельно: первая — в подвижной бронировке, второй — в шаровой установке справа от пушки. Угол возвышения пушки +25°, склонения -8°. Наведение по вертикали производилось при помощи плечевого упора. Для прицельной стрельбы использовался телескопический прицел. Боекомплект пушки — 92 выстрела, пулемета — 2709 патронов (43 диска). На первых 60 танках шаровая пулеметная установка отсутствовала. 350 танков были вооружены спаренными пулеметами ДА-2 калибра 7,62 мм, которые крепились в пушечной амбразуре башни в специально разработанной маске. Маска на своих цапфах вращалась вокруг горизонтальной оси, что позволяло придавать пулеметам угол возвышения +22° и склонения -25°. Горизонтальные углы наведения (без поворота башни) придавались пулеметам поворотом вертлюга специальной конструкции, вставленного в маску с помощью вертикальных цапф, при этом достигались углы поворота: вправо 6°, влево 8°. Справа от спаренных размещался одиночный пулемет ДТ. Стрельбу из спаренной установки вел один стрелок, стоя, опираясь грудью в нагрудник, подбородком в подбородник. Кроме того, вся установка лежала наплечником на правом плече стрелка. Боекомплект состоял из 43 дисков — 2709 патронов. Двигатель танка — авиационный четырехтактный, марки М-5-400 (на части машин устанавливался идентичный ему по конструкции американский авиамотор «Либерти»), с дополнением заводного механизма, вентилятора и маховика. Мощность двигателя при 1650 об/мин — 400 л. с. Механическая силовая передача состояла из многодискового главного фрикциона сухого трения (сталь по стали), который монтировался на носке коленчатого вала, четырехскоростной КП, двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами, двух одноступенчатых бортовых передач и двух редукторов (гитар) привода к задним опорным каткам — ведущих при колесном ходе. В каждой гитаре имеется набор из пяти шестерен, размещенных в картере, одновременно выполнявшем роль балансира последнего опорного катка. Приводы управления танком механические. Для поворота на гусеничном ходу служат два рычага, для поворота на колесном ходу — штурвал. Танк имел два типа движителей: гусеничный и колесный. Первый состоял из двух гусеничных цепей, каждая по 46 траков (23 плоских и 23 гребневых) шириной 260 мм; двух задних ведущих колес диаметром 640 мм; восьми опорных катков диаметром 815 мм и двух направляющих катков-ленивцев с натяжными приспособлениями. Опорные катки подвешивались индивидуально на цилиндрических спиральных пружинах, расположенных для. шести катков вертикально, между внутренними и наружными стенками корпуса, и для двух передних — горизонтально, внутри боевого отделения. Ведущие колеса и опорные катки обрезинены. БТ-2 был первым танком, принятым на вооружение с такой подвеской. Наряду с большой величиной удельной мощности это являлось одним из важнейших условий создания быстроходной боевой машины. Удельное давление на грунт составляло 0,63 кг/см2, чем обеспечивалась достаточно хорошая проходимость танка. Запас хода по шоссе достигал 120 км при движении на гусеницах и 200 км при движении на колесах. Первые серийные танки БТ-2 начали поступать в войска в 1932 году. Эти боевые машины предназначались для вооружения самостоятельных механизированных соединений, единственным представителем которых в то время в Красной Армии была 1-я механизированная бригада имени К. Б. Калиновского, дислоцированная в Московском военном округе. В состав средств боевого обеспечения бригады и был включен «батальон танков-истребителей», вооруженный машинами БТ-2. По типу 1-й мехбригады в первой половине 30-х годов началось развертывание механизированных соединений и в других военных округах. Помимо механизированных бригад и корпусов, танки БТ поступали на вооружение механизированных полков (в 1938 году преобразованных в танковые) кавалерийских дивизий. К маю 1940 года насчитывалось 20 таких полков. Эксплуатация в войсках выявила множество недостатков танков БТ-2. Капризные и ненадежные двигатели часто выходили из строя, разрушались траки гусениц, изготовленные из некачественной стали. Не менее остро встала и проблема запасных частей. Так, в первой половине 1933 года промышленность изготовила лишь 80 (!) запасных траков. Оставляла желать лучшего и обитаемость боевых машин, в которых было чудовищно жарко летом и очень холодно зимой. Множество поломок было связано с крайне низким уровнем технической подготовки личного состава. Практически танки БТ-2 и чуть в меньшей степени БТ-5 нельзя рассматривать как полноценные боевые машины, а скорее как учебные. Поэтому в повседневной эксплуатации на них старались «довести до ума» серийные узлы и агрегаты, отработать конструктивные решения для перспективных боевых машин и, конечно же, подготовить танковые экипажи. Широко практиковались разного рода пробеги для выявления эксплуатационных технических характеристик машин. Несмотря на все недостатки и сложность эксплуатации (скажем, по сравнению с Т-26), БТ полюбились танкистам за свои превосходные динамические качества, которые они использовали в полной мере. Так, к 1935 году на учениях экипажи БТ уже совершали массовые прыжки на своих машинах через различные препятствия на 15-20 метров, а отдельные машины «ухитрялись» скакнуть аж на 40! Немудрено, что иностранные военные атташе были буквально потрясены действиями танков БТ во время Киевских маневров 1935 года.  Тактико-технические характеристики БТ-2 Боевая масса, т 11,3 Экипаж, чел. 2 Габаритные размеры, мм: Длина, мм 5350 Ширина, мм 2230 Высота, мм 2160 Клиренс, мм 350 Броня, мм: 6-13 Лоб корпуса 13 Борт корпуса 13 Башня 13 Корма, крыша 10 Днище 6 Скорость (по шоссе) на колесах, км/ч: 72 Скорость (по шоссе) на гусеницах, км/ч: 52 Запас хода (по шоссе) на колесах, км: 200 Запас хода (по шоссе) на гусеницах, км: 120 Удельное давление на грунт на колесах, кг/см2: 5,4 Удельное давление на грунт на гусеницах, кг/см2: 0,64 Подъем, град. 42 Высота стенки, м 0,55 Ширина рва, м 2,0 Глубина брода, м 0,9  БТ-5 Тактико-технические характеристики БТ-5 Боевая масса, т 11,5 Экипаж, чел. 3 Длина, мм 5500 Ширина, мм 2230 Высота, мм 2250 Клиренс, мм 350 Броня, мм: 6-13 Лоб корпуса 13 Борт корпуса 13 Башня 13 Крыша 10 Днище 6 Скорость (по шоссе) на колесах, км/ч: 72 Скорость (по шоссе) на гусеницах, км/ч: 52 Запас хода (по шоссе) на колесах, км: 200 Запас хода (по шоссе) на гусеницах, км: 150 Удельное давление на грунт на колесах, кг/см2: 5,65 Удельное давление на грунт на гусеницах, кг/см2: 0,65 Подъем, град. 37 крен, град. 30-35 Высота стенки, м 0,55 Ширина рва, м 2,0 Глубина брода, м 0,9

Бронетехника СССР. Советские лёгкие танки серии БТ.


«БТ» (Быстроходный Танк) — название серии советских лёгких колёсно-гусеничных танков 1930-х годов.  Наряду с Т-26 составляли основу советского танкового парка перед Великой Отечественной войной и в её начальный период. Участвовали в конфликтах с Японией (включая боевые действия на оз. Хасан и на р. Халхин-Гол), в Гражданской войне в Испании, в Советско-финской войне, в Польской кампании, в Великой Отечественной войне, в Советско-японской войне.  В Красной армии имели прозвища «бэтэ́шка» или «бе́тушка». Танки БТ-7 с коническими башнями получили в немецкой армии прозвище «Микки-Маус» — за характерную форму круглых люков танка, которые в открытом состоянии напоминали уши мультипликационного мышонка.  Своим возникновением БТ обязаны американскому конструктору Дж. У. Кристи, который предложил оригинальную концепцию быстроходных танков.  Тема колёсно-гусеничных боевых машин в конце 1920-х — начале 1930-х была весьма актуальна. Дело в том, что танки той эпохи были невероятно медлительными. Скорость первых «сухопутных дредноутов» не превышала 10 км/ч. На поле боя этого, вроде бы, хватало для сопровождения пехоты и прорыва оборонительной полосы противника. Но вот переброска танков на новый участок становилась головной болью. И дело не только в низкой скорости — ресурс гусениц тогдашних танков был также невелик: их хватало не более чем на 100 км.  Именно с этим, кстати, связано такое обилие бронеавтомобилей, выпускавшихся в мире до Второй мировой войны. Военным была крайне необходима боевая машина, обладающая высокой скоростью. И хотя недостатки бронеавтомобилей были всем понятны, только они могли занять нишу быстроходных боевых машин.  А что касается танков, то приходилось либо смиряться с их недостатками, либо подвозить танки к полю боя при помощи тяжёлых грузовиков, что довольно дорого.  Судя по всему, австро-венгерскому офицеру лейтенанту Гюнтеру Бурштыну в 1911 году[1] первому пришла в голову оригинальная идея «скрестить» танк с бронеавтомобилем, а именно — установить его на колёса. Такой танк-гибрид мог бы по хорошей дороге двигаться на колёсах, как автомобиль (с соответствующей скоростью), а при движении по бездорожью колёса поджимались и танк шёл на гусеницах. Идея Бурштына не была реализована, но о ней не забыли.  Так, в 1920-е годы во Франции была выпущена серия лёгких танков «Сен-Шамон» с колёсно-гусеничным движителем. Казалось, это был прорыв: если на гусеницах «Сен-Шамоны» могли развить всего 8 км/ч, то на колёсах — целых 30 км/ч! Не отстали от моды и чехословацкие конструкторы, создав в 1924 году танк KH-50. А англичане в 1926 году предложили новое решение: на танке «Виккерс» поджимался не колёсный движитель, а гусеничный. В следующем году был создан танк, у которого одновременно поднимался один движитель и опускался другой. Поляки в том же 1927 создали экспериментальный WB10. В 1931 году шведы выпустили танк La-30, у которого смена движителя происходила всего за 20 секунд, причём, операция могла проводиться прямо на ходу.  БТ-2: Первый вариант БТ, по сути — пробная серия. Выпускался в 1931—32 гг. Вооружён 37-мм пушкой и пулемётом ДТ. Экипаж — 2 чел. БТ-5: Усиленное бронирование, и вооружение (45-мм пушка и пулемёт ДТ; на некоторых танках был второй ДТ в нише башни, на некоторых — ещё и зенитный ДТ). Экипаж — 3 чел. Выпускались в варианте линейного танка и командирского (с рацией). БТ-5ПХ: Танк подводного хода — отличался приспособлениями, позволяющими преодолевать водные преграды по дну. Экспериментальный. ПТ-1А: Плавающий танк. Экспериментальный. БТ-5А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне. Экспериментальный. БТ-7: Сварной корпус несколько изменённой формы. Новый двигатель -М-17 (лицензионный BMW-VI). Вооружение — как у БТ-5. Выпускался, как и БТ-5 в варианте с рацией и без рации. БТ-7А: Танк артиллерийской поддержки с 76-мм пушкой в увеличенной башне. ОТ-7: Огнемётный танк. БТ-7М (в зарубежной литературе иногда называют БТ-8): Дизельный двигатель В-2. Целью установки дизельного двигателя на танке было повышение топливной экономности, запаса хода и снижение пожарной опасности при эксплуатации и боевых повреждениях.  Кроме того, испытывалось большое количество экспериментальных танков на основе БТ (ракетоносные, экранированные, радиоуправляемые и т. д.). Также, на основе БТ создавались экспериментальные и мелкосерийные бронированные машины (инженерные машины, мостоукладчики, машины управления, БРЭМ и т. д.).  В некоторых источниках утверждается, что существовал вариант танка с двумя башнями (как у первых Т-26). Однако это не соответствует действительности. Двухбашенных БТ не было ни в макетах, ни в проектах.   Танк БТ-7  БТ прошли славный боевой путь, приняв участие во всех конфликтах и войнах, в которых принимал участие СССР с начала 1930-х до 1945. БТ повоевали и в Испании, где показали полное превосходство над немецкими и итальянскими танками (точнее — пулемётными танкетками). Они отлично показали себя в столкновениях с японцами, продемонстрировав отличные качества для нанесения глубоких и охватывающих ударов (в соответствии с теорией глубокой операции). 45-мм пушки гарантированно поражали любую бронетехнику того времени. Броня БТ надёжно защищала от пуль и осколков, но при столкновении с войсками, насыщенными ПТО (как, например, в Финляндии), начинались проблемы. Мало того, что БТ не выдерживали попадания бронебойных снарядов, машины оказались ещё и легко воспламеняющимися из-за установленных вдоль бортов БТ бензобаков с целью увеличения запаса хода. При попадании снаряда в борт, возгорание было почти неизбежно.  Тем не менее, танк доказал свои высокие боевые качества, а гибель машины от огня ПТО считалась тогда неизбежным злом.  БТ по достоинству оценили англичане. После посещения Киевских маневров 1936 года, в которых приняли участие сотни танков БТ, английское военное ведомство приобрело у Кристи один танк его конструкции. На его основе создан танк A13, который (в разных вариантах) стал основой английских танковых сил. Развитием A13 стали знаменитые английские танки «Кромвель» и «Крусейдер».БТ активно применялись и в начале Великой Отечественной войны. По своим боевым качествам они наголову превосходили немецкие лёгкие танки Pz-I и Pz-II. При сравнении с Pz-III, Pz-IV, 38(t) и 35(t) видно, что БТ превосходят их по мощностным характеристикам. А.Б. Широкорад "Танковая война на восточном фронте" отмечает правда, что Pz-III на полигоне 1939 года оказалась неприятным сюрпризом для советских инженеров и военных. Германский танк при меньшей удельной мощности развивал равноценную с БТ скорость; а его цементированная броня оказалась крепким орешком для "мягких" советских снарядов. Танки БТ по огневой мощности были сравнимы с Pz-III (37- или 50-мм орудие), но уступали Pz-IV (до 1941 года эти танки вооружались короткоствольным 75-мм орудием). Но на дистанции действительного огня и БТ, и немецкие танки могли поражать друг друга — броня на всех была тонкая. И здесь против БТ работала его «слепота», вообще характерная для советских танков того времени. Отсутствие командирской башенки не позволяло командиру наблюдать за полем боя. То, что командир совмещал функции наводчика, также не повышало боеспособность танка. Вопреки навязанному литературой мнению танки БТ были достаточно сильно вооружены. Танковая пушка калибра 45 мм появилась в результате глубокой переделки купленного в 1930 году у фирмы Рейметалл 37 мм противотанкового орудия, состоявшего на момент 22 июня 1941 года на вооружении Вермахта. Результатом переделки стал тяжелый осколочно-фугасный снаряд, которым не мог похвастать прототип и незначительное увеличение броне пробиваемости. Плохая оптика не позволяла в полной мере использовать возможности артсистемы, но.. даже "Пантера" T-V имела проекции, поражаемые "сорокопяткой"! (А.Б.Широкорад "Энциклопедия отечественной артиллерии)  Судя по всему, причины массовой гибели БТ в начале войны стоит искать не в конструктивных недостатках машины, а в общем ходе боевых действий. Неисправные БТ бросались при отступлении, подбитые машины невозможно было восстановить, танковые подразделения не получали боеприпасов и ГСМ. В таких обстоятельствах массово гибли не только БТ, но и Т-34 и КВ. В ходе тяжёлых боёв 1941 — начала 1942 БТ были почти полностью истреблены. К середине 1942 года о них уже нет никаких упоминаний.  Брошенные и подбитые БТ охотно восстанавливались противником. Так что повоевали БТ и против советских войск. Финны, кроме того, выпустили небольшую серию 114-мм САУ на шасси БТ-7 (BT-42).  Последний раз БТ пошли в бой в ходе Советско-японской войны в 1945 году. На Дальнем Востоке к тому времени сохранилось некоторое количество этих танков и они неплохо показали себя при разгроме Квантунской группировки

Написать отзыв

Примечание: HTML разметка не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо

Рекомендуемые товары


Схожие по цене