Деталь от древни-русского ножа.

  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • Деталь от древни-русского ножа.
  • 1 000 руб.

Тыльная часть рукояти. И наконечник ножен. 16-17 век. Медный сплав. Растительный орнамент.


НОЖ НА РУСИ...

Нож был и остается одним из самых важных предметов, которые сопровождают человека на протяжении всей его истории. Сейчас мы иногда перестаем его замечать, потому что нож растворяется среди множества других, окружающих быт человека, вещей. Но в далеком прошлом нож часто был единственным предметом из металла, которым обладал человек. В Древней Руси (IX-XII в. в.) нож являлся атрибутом любого свободного человека. Ножичек висел на поясе у каждой женщины. Ребенок, в определенном возрасте, получал нож с которым никогда не расставался. Почему этому предмету предавалось такое значение?

Нож был не только повседневной функциональной вещью. У людей древности восприятие мира, происходило через призму магии. Поэтому магические функции ножа, в которые верили наши предки, были не менее важны. Он обладал многими волшебными свойствами, которыми делился со своим хозяином и его старались никогда не давать в чужие руки. На нем клялись. Им защищались от колдовства. Жених дарил его невесте при обручении. Когда человек умирал, нож уходил вместе с ним, его клали в могилу хозяина.  Это, конечно, несколько идеализированная картина. В реальной жизни ножи теряли и покупали новые, давали их взаймы, дарили, а отработавшие свое – сточенные почти до обуха ножи – просто выбрасывали. Нож был универсальным и самым распространенным инструментом. Подтверждением этому служит тот факт, что ножи часто являются самым массовыми находками при проведении раскопок. В Новгороде, на одном только Неревском раскопе, было найдено 1440 экземпляров ножей. При раскопках древнего Изъяслава, уничтоженного татарами, было найдено 1358 ножей. Цифры впечатляют, не правда ли? Такое впечатление, что ножи просто пачками теряли. Но это конечно не так. Даже если принимать во внимание коррозию пролежавшего в земле сотни лет металла, все равно видно, что многие ножей выщерблены и обломаны, то есть утратили свои рабочие функции. Напрашивается вывод о не очень высоком качестве изделий древних кузнецов... На самом деле их качество было относительным – так же как и в наше время. Были качественные ножи, которые стоили дорого, а был копеечный ширпотреб. В первую категорию как раз и входили те ножи, которые на Руси носил на поясе любой свободный человек, независимо от его пола. Такие ножи были достаточно качественными и по современным меркам. Стоили они хороших денег. Вторую категорию составляли те ножи, чье качество было несравненно ниже китайской нержавейки на раскладках. Они действительно часто просто ломались. Когда такое случалось, их отдавали кузнецам на перековку. А чаще с досады швыряли “куда подальше, с глаз долой”. Но мы не позволим себе неуважительных реплик в адрес древнерусских кузнецов. Их возможности и технический арсенал были весьма ограничены. Наш современник, даже очень высокого уровня кузнец, лишенный качественных сталей и инструментов для ее обработки, мало что сможет сделать в таких условиях. Поэтому отвесим древним кузнецам глубокий поклон – они лучшие, потому что были первыми! Древняя Русь занимала огромную территорию. Настолько огромную, что многие ставят под сомнение, а было ли вообще такое государство? Очень многое говорит о том, что Русь была в сущности огромным торговым предприятием, вроде “Ганзейского Союза”. (Или более близкий пример – “Компания Гудзонова Залива”, существовавшая в Северной Америке в XVIII веке). Основной целью таких предприятий было обогащение купцов и властителей, эксплуатация природных и людских ресурсов на территориях, которыми сложно управлять в силу их огромных размеров. “Ядром государства Руси (называемого кабинетным термином “Киевская Русь” была, как известно, сравнительно небольшая область среднего Поднепровья – от Десны до Роси, возглавлявшая процесс рождения феодальной государственности на огромном пространстве Восточной Европы – от Вислы до Волги и от Балтики до Черного моря” (Б. А. Рыбаков).  Косвенным подтверждением этого предположения может служить сочинение “Об управлении империей” византийского императора Константина VII Багрянородного (905-959 г. г.), в котором упоминается о землях “Внутренний Руси” (всего лишь!), когда он касается территорий непосредственно окружающих Киев.  Возвеличивавший в середине VI века готскую “Империю Германариха” автор “Getika” (“История Готов”) Иордан описывает огромную территорию от Черного до Балтийского моря, с перечислением многих племен, обитавших на ней. Такой огромный империи готов никогда не было, но расшифровка названий племен и их порядок перечисления в книге позволил предположить Е. Ч. Скрежинской, что Иордан взял за основу своего описания существовавшие некогда путеводители. (греч. “Итинерарии”). В них описывались земли от Балтики до Кавказа. Все эти земли в “итинерариях” имели этнические названия племен, на них проживавших. Существование таких путеводителей уже в раннем Средневековье свидетельствует о тесных торговых связях многих народов Восточной Европы.  В создании союза на территории, называемой сейчас “Древняя Русь”, приняло участие много разных народов и племен: славяне, финно-угры, балты, варяги, степные кочевники, греки. Иногда даже кажется, что трудно кому-либо из них отдать пальму первенства! Но все же мы гордо вручим ее нашим предкам-славянам. Их язык и культура стали основой того территориального образования, которое вошло в историю человеческой цивилизации под именем “Русь”. Но впитала она в себя очень многое и от других народов, входящих или соприкасающихся с ней. Кузнечное дело, в частности, является ярким тому примером.  На Руси испокон века существовало два соперничающих между собой центра. Это был Киев и Новгород (позднее эстафету Новгорода приняла на себя Москва). Иногда они находили пути взаимопонимания, но чаще этого не было. Слишком разными были земли Киева и Новгорода. Другая природа, другие соседи. Слишком большое расстояние отделяло их друг от друга. Путешествие в один конец могло по времени занять месяц и более. При этом по дороге часто встречались и вовсе не славяне и игнорировать это, минуя их земли было нельзя.  Эти различия подтверждаются и особенностями кузнечного ремесла в Киеве и Новгороде. (А в более широком понимании это южные и северные земли древней Руси). Поэтому говорить о древнерусских ножах “вообще” довольно сложно. Придется условно разделить наше повествование на две части и говорить отдельно о ножах, которые изготавливались и эксплуатировались в разных местах – на севере и на юге. Время их существования – так же очень важный аспект. За все время существования Киевской Руси ножи претерпели такую эволюцию, что говорить о некоем обобщенном “Древнерусском Ноже” просто невозможно. Это был всегда предмет, относящейся к конкретному месту и времени. Кстати, в результате этой эволюции два разных направления, в которых развивалось производство ножей на севере и юге, сблизились и, со временем, возник некий общий тип ножа. Но этот факт не является характерным исключительно для Руси. Так произошло во всей Европе. Определяющими факторами этого явления были не этническая принадлежность ножа, а экономическая целесообразность его производства, плюс имеющиеся природные ресурсы.  Среди исследований в области древнерусского кузнечного ремесла наиболее фундаментальной и полной остается работа, проведенная известным советским археологом Б. А. Колчиным. Он был необыкновенно пытливым исследователем. Уже на склоне лет он отыскал моего учителя В. И. Басова и много времени провел у него в кузнице, заставляя плавить железо в домнице, ковать древнерусские ножи. Результаты своих наблюдений он тщательно записывал.  Б. А. Колчин подверг микроструктурному анализу огромное количество археологических находок, относящихся к эпохе “Древней Руси”. Это позволило ему сделать важные выводы в отношении изменения конструкции и технологии изготовления, разделить ножи по типам функционального назначения. Правда свои исследования он проводил, как правило, на основе новгородского археологического материала. Результатом такого одностороннего подхода стали несколько поспешные выводы относительно однородности кузнечных приемов и методов во всей древней Руси, включая и южную ее часть. Но дело в том, что от него тогда это и требовалось. Писал он свою работу в 50-е годы, а это было время, когда развивалась идея “Великой и Могучей Руси”. В ее пределах все должны были понимать друг друга с полуслова и составлять единое целое одного большущего народа, чем то неуловимо напоминавшего советский. О финно-уграх упоминалось вообще как-то вскользь. Ну как могло быть, чтобы русских кто-то учил ковать?  Слава богу, ученики и последователи Колчина жили не только в Ленинграде и Москве. Часть их прочно обосновалась в Киеве. Как и подобает ученым, они взялись за тщательное изучение местного материала и сделали интересные наблюдения, которые местами дополняют, а иногда и опровергают выводы мэтра. Г. А. Вознесенская, Д.П. Недопако и С.В. Паньков, сотрудники Киевского Института Археологии, своими научными работами обосновали еще в советские времена историческую самостоятельность и самобытность Южной Руси, что отчетливо проявляется в кузнечном ремесле.

Рекомендуемые товары


Схожие по цене