Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.

  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • Книга " Бои на Карельском перешейке " 1941 года.
  • 8 000 руб.

С картой схемой Белофинских укреплений, Огиз, Госполитиздат, тираж 200000 тыс. экз., переплёт твёрдый (с повреждениями), 420 стр., Редчайшая оригинальная книга. Командованию Красной Армии удалось подготовиться к операции на Карельском перешейке относительно скрытно для финнов. Части 21-й армии передвигались на места расположения на Карельском перешейке ночью, а сами передвижения старательно маскировались. Новые части занимали позиции, заранее подготовленные бойцами 23-й армии в течение трех лет обороны. В начале наступления советские части решили провести разведку боем. 9 июня 1944 г. 52 танка (две роты Т-26 и батальон Т-34 из 220-й тбр) и две роты пехоты совершили две вылазки — в районе Белоострова и в районе Лемболово. Минимум один Т-26 в районе Лемболова ворвался на финские позиции и был подбит. Остатки этого танка лежали на месте боя до конца 90-х годов. 10 июня после артподготовки, длившейся 2 часа 20 минут, советские части двинулись на позиции финской армии, и, смяв незначительное сопротивление, стали расширять прорыв. Танковые части шли в авангарде наступавших войск. Реакцией финнов на разведку боем был приказ, поступивший в бронебригаду вечером 9 июня об отправлении по ж/д в Перкъярви (ныне Кирилловское). Уже прибыв 10 - 11 июня на станцию назначения, части бронебригады и батальон штурмовых орудий спешно стали готовиться к возможным боям. Разгрузку финских танковых частей в Перкъярви 11 июня прикрывали от авиации 6 ЗСУ «Ландсверк-Анти», зенитным огнём им удалось подбить Пе-2. В тот же день бронезенитная рота отправилась в Сормула, танки бронебригады направились к Муолаанъярви (ныне Глубокое), а батальон штурмовых орудий в район Кивеннапы (ныне Первомайское). 12 июня части бронедивизии выдвигались в район сосредоточения. В этот день бронезенитная рота подбила штурмовик ИЛ-2, а на следующий день сбила Пе-2 и Ил-2. Днём 13 июня 1-й батальон бронебригады и батальон штурмовых орудий получили приказ готовиться к атаке в районе Куутерселькя (ныне Лебяжье). В течение 1942 - 1944 гг. через весь Карельский перешеек финны строили оборонительную линию УТ (Ваммелсуу - Тайпале), которая состояла из различных заграждений, бетонных убежищ и ДОТов, соединённых системой траншей. К июню 1944 г. эта полоса обороны была не совсем закончена, а личный состав финской армии в связи с нарушением линий связи и неразберихой первых дней наступления Красной Армии не везде полностью успел занять оборонительные позиции линии УТ. С целью возвращения утраченных позиций финское командование приняло решение контратаковать части Красной Армии в районе Куутерселькя. У этой деревни вечером 13 июня, двигаясь по шоссе Райвола - Куутерселькя - Лийкола, части 72-й сд 109-го ск и танки 186-го отп Красной Армии подошли к линии УТ и провели разведку финской обороны. Сапёры 3-го батальона 72-й сд сделали проходы в минных полях и надолбах, а разведка показала, что в полосе линии перед деревней Куутерселькя 23 бетонных сооружения, которые занимает 2-й батальон 53-го пп. Утром 14 июня в 8.00 после артподготовки, в которой участвовало до 200 орудий, части Красной Армии сходу прорвали УТ и захватили деревню Куутерселькя. Контратакой остатками 2-го батальона 53-го пп и подошедшим 1-м батальоном 48-го пп финнам на короткое время удалось вернуть позиции. Вечером при поддержке 40 танков русские снова заняли линию и деревню, и, добравшись до леса, углубились в него. К 18. 00 части Красной Армии отбросили финские подразделения 53-го и 48-го пп, а позже и подошедшего на помощь 2-го егерского батальона, к южному берегу оз. Онкиярви. Финские части понесли большие потери — только из состава 2-го батальона 53-го пп потеряно ранеными, убитыми и пропавшими без вести около 300 человек. При прорыве линии УТ советские танкисты не потеряли ни одного танка, но после подхода егерей финны впервые применили фаустпатроны. Первый советский танк этим средством подбил егерь Тол-понен из 3-й роты 2-го егерского батальона. Финская тяжёлая артиллерия открыла сильный огонь и к 22.00 советские бойцы, пройдя ещё 2 - 3 км по шоссе, остановились и расположились на ночлег. Временная остановка вечером 14 июня была лишь коротким отдыхом на пути к Выборгу — так считали командиры в передовых подразделениях. В авангарде частей находилось около 20 танков Т-34 из 186-го отп (по финским данным в бою участвовали танки 31-го ттп, что неверно) и несколько самоходок из 1222-го сап, которые расположились за линией передового охранения 182-го сп 72-й сд в ельнике, по обе стороны шоссе. Командование Красной Армии решило несколько приостановить дальнейшее продвижение авангардной части, чтобы успеть подтянуть артиллерию и тылы. Стремительный прорыв финской обороны в первые четыре дня привел к недооценке возможностей армии противника. Командование финской армии приняло решение вечером 14 июня вернуть укрепления линии УТ, контратаковав русских силами 2-го, 3-го и 4-го егерских батальонов, пехоты из 48-го пп и батальоном Штурмовых орудий. Во время операции всеми этими частями командовал полковник Пурома. Днём в 16.40 2-й егерский батальон вместе со взводом штурмовых орудий направился на исходные позиции в район шоссе Куутерселькя - Лийкола. Прибыв на место, егеря присоединились к оборонявшимся финским солдатам 53-го пп. Вместе с батальоном штурмовых орудий в район Ала-Лийкола прибыла бронезенитная рота, которая прикрывала тыл группы частей полковника Пурома. Батальон штурмовых орудий, занявший исходные позиции, состоял из трёх рот. Каждая рота состояла из двух взводов по три штурмовых орудия в каждом. Всего в батальоне было 18 самоходок в подразделениях, и ещё 4 командирских, всего 22 машины. На 14 июня одна самоходка находилась в ремонте. Батальоном штурмовых орудий командовал майор Окерман, 1-й ротой — капитан Квикант, 2-й — капитан фон Тройль, 3-й — капитан Кумлин. К 20.30 финские части полностью сгруппировались для контратаки. Бой у Куутерселькя В 22.30 финны начали артподготовку, а около 23.00 двадцать финских бомбардировщиков нанесли удар по расположению советских частей. Целью контратаки финнов было занять деревню Куутерселькя и укрепления линии УТ. 1-я рота батальона штурмовых орудий и 4-й егерский батальон должны были наступать по шоссе, 3-й егерский батальон параллельно шоссе в 1 км к западу, а 2-й егерский батальон, 2-я и 3-я роты самоходок находились в резерве и должны были двигаться за наступающими частями. После 23.00 финские части устремились в атаку, и, смяв передовые позиции русских, стали продвигаться по шоссе. Узкое шоссе не позволило развернуть штурмовые орудия и они двигались друг за другом. Первым по шоссе шла самоходка командира 1-го взвода 1-й роты лейтенанта Сартио. В экипаже этой машины наводчиком был 18-летний сын командира бронедивизии капрал Олоф Лагус Эта самоходка, проскочив советскую пехоту, оказалась в группе расположившихся по обе стороны шоссе танках противника. Советские танкисты не сразу поняли, что перед ними финские танки, и открыли огонь с опозданием. Финская самоходка (экипаж Сартио), выстрелив с расстояния 15 м в упор в стоявший Т-34, подожгла его. Затем самоходка развернулась и подбила ещё один Т-34, а за ним финские танкисты заметили ещё несколько «тридцатьчетверок» в ельнике, и, выстрелив в них, подбили два танка. Следовавшая за первой вторая самоходка старшего сержанта Хюютиайнена также подбила один танк. Однако и финнам досталось - советский снаряд попал в самоходку лейтенанта Сартио и вывел из строя орудие, то же произошло и с самоходкой Хюютиайнена, которая получила снаряд с 20 метров от советского Т-34. Егеря 3-го и 4-го егерских батальонов к 24.00 достигли расстояния около одного километра до цели наступления, но понесли большие потери, в том числе погиб командир 1-й роты 4-го егерского батальона капитан Каккунен. Хотя финнам и удалось прорваться по шоссе, в лесу уничтожить русских не удалось. Большая группа бойцов 219-го миномётного полка полковника Г. М. Шепелева организовала круговую оборону и продержалась восемь часов до подхода частей 72-й сд. В 0.30 советский снаряд повредил самоходку капитана Квиканта, а один член экипажа был ранен. Возможно, финские самоходки были подбиты огнём артиллеристов противотанковых орудий из 9-го артполка 72-й сд, батареи дивизии, видимо, были развёрнуты. В тот день на счету 8-й батареи (9-й артполк), по советским данным, два танка (в бою финские танки не участвовали и, видимо, это были штурмовые орудия), самоходка и до 70 солдат пехоты. Из своего противотанкового орудия младший сержант Б. Г. Сорокин (из того же полка) подбил 2 самоходки, а затем, когда финский снаряд разбил пушку, перебежал к другой, расчёт которой был выведен из строя, и выстрелом уничтожил ещё одну самоходку. Все три повреждённые самоходки были на ходу и отправились в тыл, а их место заняли три машины лейтенанта Ауланко из 2-го взвода 1-й роты. Танк командира взвода уничтожил советскую самоходку и батарею орудий на конной тяге, а затем, вступив в огневую дуэль с Т-34, подбил его. Советский танк загорелся, но через короткое время самоходка Ауланко получила попадание снаряда в корпус, погиб заряжающий. Финские части, достигнув опушки выйдя на открытое пространство, увидели на шоссе колонны артиллерии 558-го, 824-го и 667-го гаубичных артполков Красной Армии, которые стали разворачиваться прямо на дороге и огнём прямой наводкой остановили финнов. Первым открыло огонь орудие старшего сержанта Б. Я. Мамутина из батареи лейтенанта А. П. Беневоленского. На краю деревни одно из штурмовых орудий попало в канаву перед каменным амбаром и застряло. К этому времени егеря 3-го батальона почти достигли линии УТ, но огонь советской артиллерии остановил их в 250 м от цели. Для ее достижения им передали взвод штурмовых орудий, но это не привело к положительным результатам. Частям полковника Пурома для достижения цели командование финской армии передало дополнительно и 13-й отдельный батальон. Тяжёлая финская артиллерия направила в порядки наступавших своих корректировщиков, но многие из них погибли, и так как боеприпасов на батареях было крайне мало, то на поддержку артогнем рассчитывать не приходилось. Наступление финнов захлебнулось, в 2.00 майор Окерман вывел из боя уцелевшие и повреждённые самоходки 1-й роты и в 2.45 бросил в атаку свой резерв — 3-ю роту штурмовых орудий. Самоходка 3-й роты лейтенанта Мюллюмаа получила снаряд от Т-34 и была подбита, сам лейтенант был смертельно ранен. Повреждение получила и самоходка сержанта Рясянена, экипаж покинул её. К 3.40 отдельные финские солдаты достигли линии УТ, но ни одно из штурмовых орудий не добралось до этих укреплений. Из уцелевших солдат 1-й и 2-й рот 4-го егерского батальона и солдат других подразделений была сформирована группа, которая направилась в обход линии УТ слева. Справа, по восточному берегу Куутерселькяярви через лес в обход деревни, направился 3-й егерский батальон. Но эти части, как и брошенный в бой 2-й егерский батальон, успеха не достигли. В 5.00 русские начали контратаку и потеснили части 3-го егерского батальона. Брошенные на помощь 2-я рота 5-го егерского батальона, 1-я рота 2-го егерского батальона и 3-я рота батальона штурмовых орудий на некоторое время остановили продвижение советских частей. К утру в расположение финнов прибыл на своём 81и<3-40 командир батальона самоходок майор Окерман. Несколько самоходных установок 3-й роты были повреждены — у одной сломался мотор, получило повреждение орудие танка Таммисало, а у машины старшего сержанта Лииматта вышли из строя тормоза. В строю из машин 3-й роты уцелела только самоходка старшего сержанта Халонена, но она застряла в болоте, и, бросив гранату внутрь машины, экипаж покинул её. При отходе командир и наводчик самоходки были ранены. Неожиданно под самоходкой командира батальона майора Окер-мана раздался взрыв. Машина была повреждена и покинута экипажем. Возможно, это была мина установленная сапёрами 3-го отдельного сапёрного батальона 72-й сд Мироненко и Пеньковым, которые установили несколько мин на северной окраине деревни Куутерселькя (по советским данным, на минах подорвались три финских танка, что маловероятно). Две самоходки из взвода Пелтонена встретили три Т-34, но в одну из финских машин (экипаж сержанта Раста) попал снаряд и ранил членов экипажа. Самоходка Пелтонена подъехала к подбитой и забрала экипаж. В машину командира 2-й роты фон Тройля попал снаряд и повредил её, а сам командир был смертельно ранен. Второй снаряд попал в борт, и машина переломилась на две части. Оставленная экипажем самоходка после боя была сожжена финскими сапёрами. К 8.00 финские солдаты всё-таки ворвались в укрепления линии УТ, но это уже не имело значения для всей группы войск в целом. Развернувшиеся в тылу советские тяжёлые артиллерийские батареи открыли огонь. Корректировал огонь этих батарей командир отделения разведки 667-го гаубичного артполка старшина М. Г. Русанов. Подменив раненого бронебойщика, старшина повредил финскую самоходку и уничтожил несколько пулемётов. Большие потери, отсутствие связи с частями и то, что к 4.00 в частях почти не осталось боеприпасов, вынудило командира финской бронедивизии к отдаче утром 15 июня в 10.15 приказа об отводе всех частей на перешеек между озерами Суулаярви (ныне Нахимовское) и Онкиярви, но только к 16. 00 последние защитники позиций в Куутерселькя отошли к деревне Лийкола. Несколько километров дороги у деревни Куутерселькя были завалены разбитой боевой техникой и трупами финских и советских солдат. На счету финского батальона штурмовых орудий было 17 подбитых советских танков, 26 уничтоженных орудий и много грузовиков, повозок и солдат. 4 танка на счету капрала Лагуса, по три у младших сержантов Хаапамяки, Леппенена, капралов Юомоя, Вуорела и один на счету капрала Савела. Два или три советских танка и до десятка противотанковых орудий финны захватили в исправности, но быстрый отход не позволил эвакуировать им из этого района свои трофеи. Возможно, захваченные финнами орудия принадлежали артиллеристам 46-й истребительно-противотанковой бригады и 119-му отдельному истребительно-противотанковому дивизиону. Батальон штурмовых орудий истратил в наступлении 470 бронебойных и 360 осколочных снарядов, убитыми и ранеными батальон потерял 24 человека, пять самоходок были потеряны безвозвратно, и минимум ещё восемь были подбиты, но эвакуированы в тыл. Части, подчинённые полковнику Пурома, потеряли убитыми 79, пропавшими без вести 82 и ранеными 466 человек. Бои в глубине Карельского перешейка в июне 1944 г. Бронезенитная батарея (6 ЗСУ «Ландсверк-Анти») прикрывала тылы группы Пурома и вела постоянные бои с авиацией РККА. 15 июня в 10.30 расположение батареи атаковали 28 советских бомбардировщиков. Десять бомб разорвались рядом с техникой, один солдат батареи погиб, два ранено. Технике повезло больше — только пять ЗСУ на короткое время были выведены из строя (от близких разрывов в стволы орудий попал песок). После налёта, видимо, для проверки результатов, прилетели несколько ЛА-5 и один из них был сбит единственным выстрелом с исправной машины. Всего за 14 - 15 июня огнём батареи были сбиты 4 советских самолёта. В последующих боях части финской бронебригады участвовали крайне ограниченно. Против 108-го ск в районе реки Ваммельйоки днём 15 июня несколько финских танков из бронебригады предприняли контратаку в стык 46-й и 90-й стрелковых дивизий. Взвод орудий из 90-й сд открыл огонь прямой наводкой и подбил три танка. Введённые в бой резервные танки 108-го ск и пехота из 173-го сп (90-я сд) отбросили контратаковавших финнов и захватили в бою значительное количество автомашин английского производства, мотоциклов марок «Харлей», «БСА» и велосипедов. К концу 15 июня части финской бронедивизии заняли позиции в районе перешейка между озерами Суулаярви и Муолаанъярви. Эти части командир бронебригады полковник Бьёркман объединил в группу «Миккола», в которую вошли 2-я рота 1-го бронебатальона капитана Хорте, 4 рота 2-го бронебатальона капитана Кесяярви (в обеих ротах лёгкие Т-26), 3-я рота тяжёлых танков из 1 -го бронебатальона майора Миккола (командир всей группы) и отдельная бронерота БТ-42 лейтенанта Сиппеля. На следующий день, 16 июня, в 16.30 у Хетселя прорвались советские танки и пехота. Днём в этот район для разведки полковник Бьёркман направил два Т-26 (взвод лейтенанта Торпа). Прикрывавшие этот рубеж солдаты 13-го отдельного батальона при поддержке двух танков решили контратаковать русских. Контратака не удалась, а при отходе финнов район Хяме (ныне Пушное) один из Т-26 был уничтожен, а другой (№ 201 Ps.164-3) подбитый, был оставлен экипажем. В тот же день, с целью помешать продвижению Красной Армии вдоль железной дороги на Выборг, к станции Лоунатйоки лично Лагус направил 2-ю роту штурмовых орудий (5 самоходок и броневик) и егерей из 2-го егерского батальона. В 18. 30 эти части контратаковали русских в полукилометре от Лоунатйоки, но, оказавшись под сильным артиллерийским и миномётным огнём, вынуждены были отойти к Перкъярви. У этой станции в завязавшемся тяжёлом бою финским самоходчикам удалось подбить один Т-34. Советские пехотные части вечером 16 июня попытались обойти станцию, и финны вынуждены были отступить через Юля-Хотакка к Кямяря (ныне Гаврилово), где располагались основные силы бронебригады и батальона штурмовых орудий. В технике этот отряд (2-я рота самоходок) потерь не понёс, но среди солдат 2-го егерского батальона 7 было убито, 3 пропало без вести и 53 ранено. Рано утром 17 июня части Красной Армии попытались прорваться сквозь позиции 13-го отдельного и 5-го егерских батальонов и 2-й и 3-й бронерот из 1-го бронебатальона в районе Майсниеми, но почти везде были отбиты огнём танковых орудий. Однако чуть позже русским удалось вклиниться в финские порядки из-за того, что ещё ночью части 13-го отдельного батальона без приказа стали отходить и к 8.00 оказались в районе аэродрома Суулаярви. Батальону приказали вернуться на позиции и подчинили ему 2-ю бронероту капитана Хорте из 1-го бронебатальона. Финны окопались по восточной окраине аэродрома вместе с подошедшими 5-й и 6-й бронеротами. В 10.00 появились русские танки, которые атаковали позиции 2-й бронероты, но, видимо, это была разведка, так как вскоре они отошли. В 12.30 сильный миномётный и артиллерийский обстрел накрыл танки 2-й бронероты, после чего до батальона советской пехоты пошло в наступление с целью окружить противника. Финские танкисты отразили атаку. Получив в 13 часов приказ об отходе, финны через полчаса начали отступление. В районе аэродрома Суулаярви отход прикрывали Т-34 и КВ из 1 -й бронероты, а в Савикко взвод лёгких Т-26. К вечеру 17 июня бронечасти финнов прибыли в Лавола и направились к посёлку Кямяря. В этих боях за 16 - 17 июня были подбиты финская «тридцатьчетверка», которую эвакуировали в Варкаус, и ещё 7-8 лёгких Т-26, большую часть из которых удалось позже отремонтировать. К 18 июня находящаяся на передовой финская кавбригада была крайне сильно измотана в боях. Ее части, прикрывая Приморское шоссе, отходили по побережью и окопались в районе Рок-каланйоки (ныне р. Гороховка). Чтобы сменить их, туда направили танки 2-го батальона бронебригады (без 6-й роты, которая прибыла в расположение 58-го пп в 5 км южнее Хуумола в район бывшей линии Маннергейма), усиленные пятью егерскими батальонами и 3-ю роту штурмовых орудий, в которую передали две самоходки из 1-й роты. 1-й танковый батальон, отдельная бронерота и 5-й егерский батальон остались в резерве. К 17.30 18 июня эти части прибыли в район Сомме, и непосредственно на передовую выдвинулись егеря 4-го батальона, 3-я рота штурмовых орудий и 1-й взвод 4-й роты 2-го танкового батальона. На западном берегу реки финны обнаружили 30 солдат советской штурмовой группы и две самоходки (финны приняли их за Т-34) — авангард 176-го сп 46-й сд, который захватил мост через реку и занял плацдарм. За авангардом двигались ещё 28 самоходок, 176-й стрелковый полк, полк «катюш», полк 120-мм миномётов и три артполка. 2-я рота 4-го егерского батальона при поддержке двух штурмовых орудий попыталась выбить русских с плацдарма на западном берегу реки, но к успеху это не привело. На передовую в район шоссе были выдвинуты ещё два финских штурмовых орудия из 1-й роты, а русские дополнительно перебросили весь штурмовой батальон 176-го сп. Финны предприняли ещё одну атаку силами уже двух рот пехоты, поддержанную четырьмя самоходками, но и её советские солдаты отразили. Во время контратак финнов взрывчатка, заложенная под мост, сдетонировала и перебросить на западный берег смогли вброд только пехоту 176-го сп, так как миномётный полк, все самоходки, а чуть позже и полк «катюш» командование 46-й сд в неподходящий момент направило в другой район. 19 июня в районе Кямяря положение финских войск стало критическим и части у Роккалан-йоки получили приказ отходить. Когда рота штурмовых орудий отступила, 4-я рота 2-го бронебатальона получила приказ поддержать атаку в Кайслахти (ныне Попово). Судя по всему, в этом бою участвовала 6-я рота 176-го сп Красной Армии, посаженная на самоходки, которая без приказа попыталась догнать финнов. В 15.00 началась атака, но уже через полчаса финны вынуждены были отступить. При отходе один Т-26 был подбит в гусеницу, экипаж покинул танк, и, по финским данным, подорвал боекомплект. Однако это не помешало отремонтировать данную машину советским танкистам 220-й тбр и пойти на ней в бой. Участвовавшие в этом бою советские солдаты и самоходки без потерь вернулись в район Роккаланйоки. Советские источники подтверждают факт атаки пяти финских танков вдоль Приморского шоссе, но по этим данным русские самоходки подбили 4 танка, однако, возможно, в число подбитых входит Т-26 в Кайслахти и ещё три финских лёгких танка, которые финны бросили у Сяйние (ныне Черкасово). По советским данным, в боях за Тронгсунд (ныне Высоцк), на побережье Финского залива «тридцатьчетверка» (экипаж Родионова) 30-й гв. тбр, прикрывая танки разведроты, подбила финский броневик (в источнике — бронетранспортёр). К 24.00 финны добрались до Сомме-йоки. В боях на Роккалан-йоки части финской бронедивизии потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести трех офицеров (в т. ч. погиб один майор), 13 унтер-офицеров и 96 рядовых. Бронезенитная батарея в эти дни занималась прикрытием сосредоточения финских войск и из-за постоянной стрельбы орудия батареи стали бить почти вдвое хуже. Снаряды рвались на высоте 2 км, вместо четырех. В течение пяти дней с 15 по 20 июня батарея сбила 8 самолётов ВВС РККА, из которых 4 на счету лейтенанта Ряме. 20 июня части Красной Армии начали штурмовать Выборг, который в т.ч. защищала и отдельная бронерота БТ-42. Подробнее об этом бое изложено в главе, посвященной танкам БТ в финской армии. В тот же день, в 15.45 бронедивизия получила приказ о передислокации в Суур-Мерийоки. На 21 июня в боевом состоянии в бронедивизии осталось только 60 Т-26 и Т-26Е, 1 Т-50, 3 Т-34, 1 КВ, 3 Т-28, 6 БТ-42, 6 ЗСУ и 17 штурмовых орудий. Помимо этого, 20 июня на Карельский перешеек прибыли германские самоходки 303-й бригады штурмовых орудий (12 StuH-42 и 30 StuG-40 Ausf. G) из оперативной группы «Нарва». Решающие сражения Войска 21-й и 23-й армий, овладев 20 июня Выборгом, получили небольшую передышку, но уже 22 июня, усиленные частями 59-й армии, продолжили развивать наступление вглубь финской территории. В числе пополнения решением советской Ставки от 22 июня 1944 г. фронт получил 30 танков Т-34, 30 самоходок СУ-76 и 100 грузовиков «Студебеккер». Вечером 21 июня из финской тяжёлой бронероты и 5-го егерского батальона была образована группа «Кивиперя», которую на следующий день подчинили IV армейскому корпусу, а бронедивизию включили в состав V армейского корпуса. Группу «Кивиперя», усиленную тремя StuG-40, вечером перебросили в район Портинхойка. В ночь с 22 на 23 июня наведённый сапёрами мост через Сайменский канал в местечке Юустила не выдержал тяжести финской «тридцатьчетверки» и она оказалась в воде. Утром начались спасательные работы, которые прикрывали шесть ЗСУ бронезенитной роты. К 25 июня в район Портинхойка - Тали прибыли все части бронедивизии и немецкие штурмовые орудия из 303-й бригады. В тот же день Лагус отдал приказ тяжёлым танкам дивизии уничтожить прорвавшиеся к Портинхойка советские танки. На тот момент в 1-м бронебатальоне было только 5 тяжёлых танков — Т-34, 2 Т-28, КВ и Т-50. Последний был командирским танком майора Миккола. Прибыв из Юустила в Портинхойка, в километре от Юустильского шлюза пять тяжёлых танков финнов столкнулись с группой советских Т-34 и ИСУ-152. Финский КВ получил прямое попадание, но экипаж, прежде чем покинуть танк, сумел вывести повреждённую машину из боя. Финнам удалось перебить гусеницу у одной из советских самоходок, а также наводчик финской Т-34 Р. Лехвяс-лайхо подбил две советские «тридцатьчетверки». Экипаж самоходки пытался отремонтировать машину, но геройски погиб в бою с финнами, которые решили захватить самоходку. Овладев, наконец, ИСУ-152, отремонтировав гусеницу и намалевав на броне свою свастику, финны разместили в этой машине экипаж во главе с лейтенантом Хиетаненом. Позже, 29 июня, в районе Кёлхи свежезахваченная самоходка пошла в бой, но была подожжена огнём «тридцатьчетверок» и оставлена экипажем. Бой у Портинхойка продолжался до вечера 25 июня и, по финским данным, русские потеряли минимум 7 Т-34-85, из которых 3 финнам удалось отремонтировать и вечером использовать в бою. 26 июня у Мурокаллио финские части провели контратаку, которую поддерживали танки 3-й бронероты 1-го бронебатальона. На следующий день финские танки участвовали в бою у Талинмюллю, однако успехов они не достигли. Утром 28 июня советские части атаковали район Саарела у озера Кярстилянярви. Финскому 50-му пп, оборонявшему этот участок, были приданы два Т-26 из 5-й бронероты 2-го бронебатальона. Оба танка были повреждены в бою и захвачены советской пехотой. К 19 часам советские части 46-й сд (340-й, 176-й и 314-й сп) с приданными им самоходками 1237-го сап окончательно выбили финнов из Портинхойка. Чуть севернее в те же дни разгорелись тяжёлые бои в районе Ихантала. 21 - 23 июня в том районе с задачей перерезать Сайменский канал и захватить посёлок Ихантала наступала 63-я гв. сд и танкисты 30-й гв. тбр. Основной преградой была река, через которую сумели переправиться только одна танковая рота Т-34 30-й гв. тбр и подразделения пехоты. Артогонь финнов уничтожил переправы, а новые навести русским не удалось. С финской стороны с целью сбросить в реку советские части, захватившие плацдарм, прибыл батальон штурмовых орудий и несколько самоходок из 303-й бригады Вермахта. Уже к вечеру первого дня боёв за плацдарм почти все советские танки на нём были выведены из строя, но ночью переправившаяся группа ремонтников 30-й гвардейской танковой бригады сумела отремонтировать подбитую технику и утром она пошли в бой, лишь сожжённые машины не подвергались ремонту. Так повторялось каждую ночь, тогда же менялись и экипажи танков. Однако спустя несколько дней эти танки уже могли вести бой только как огневые точки в обороне плацдарма. Плацдарм не удалось расширить, также как и не удалось переправить туда ещё бронетехнику. Бои продолжались там до 25 августа, только тогда в этот район с фланга прорвались советские танки с десантом и финны отошли. Участвовавший в боях с 24 по 29 июня в боях в районе Тали - Ихантала финский батальон штурмовых орудий уничтожил, по финским данным, 44 советских танка. Сами финны в этот период потеряли три машины — одна была тяжело повреждена 26 июня в районе Портинхойка и ещё две уничтожены 27 – 28 июня в районе Нурмилампи. Немцы в этих боях тоже участвовали. Так, несколько штурмовых орудий контратаковали русских у церкви Ихантала, но какие потери немцы понесли — неизвестно. Судя по незначительной численности советских танков в районе Ихантала можно предположить, что в наиболее активные дни боёв финны уничтожали каждый день те же самые танки, которые ремонтировались следующей ночью. 29 июня – 1 июля финскую бронедивизию передислоцировали в район Нуямаанярви - Оравала. Численность исправной бронетехники дивизии незначительно увеличивалась. 3 июля вернулся из ремонта КВ, а 10 июля из Германии прибыли 3 Т-34, которые передали во 2-й бронебатальон. Советское наступление начало выдыхаться, однако на всех направлениях, где велись активные бои, участвовали советские танки или самоходки. Принимали участие советские танкисты даже в десантах на острова Выборгского залива. Так, 4 Т-26 были высажены вместе с десантом 143-го сп 224-й сд (из прибывшей 59-й армии) 4 июля на остров Суонион-саари и очистили остров от финнов, а на следующий день их же высадили с десантом 406-го сп (124-я сд) на остров Тейкарсаари в помощь десанту 160-го сп. В боях по захвату островов танки проявили себя крайне эффективно, хотя местность не позволяла использовать их полностью. 11 июля приказом Ставки войска Ленинградского фронта перешли к обороне, но в отдельных районах небольшие бои наступательного характера ещё продолжались. 10 июля финская бронебригада отправилась в Вуосалми для помощи войскам, находящимся в тяжёлом положении. В этом районе части 115-го ск (142-я сд, 92-я сд и 10-я сд) Красной Армии, сбросив в Вуоксу подразделения 2-й пд финнов, переправились на северный берег реки и расширили плацдарм до семи километров по фронту и до двух в глубину. Прикрывавшие это направление 2-я пд и части 15-й пд финнов с большими потерями вынуждены былы отходить, но сумели контратаками приостановить продвижение русских. 11 июля в 2.30 ночи батальон штурмовых орудий вступил в районе Вуосалми в бой с русскими, сменив 7-й пп из 2-й пд. В бою финским самоходчикам удалось подбить шесть советских танков и потерять одну свою машину. К утру обе роты штурмовых орудий прикрывали дорогу, ведущую к Ораванкюто, и до вечера 11 июля подбили ещё три танка. 12 июля бои продолжились, самоходки финнов подбили в этот день 8 советских танков, отличился экипаж ст. сержанта Б. Бротелля, на счету которого 3 Т-34. На третий день боёв финны подбили ещё 2 танка. Отсутствие безвозвратных потерь у финнов не означает, что финская сторона их не несла. Дело в том, что у финнов принято считать потерянными только полностью уничтоженные машины. Если самоходку или танк подбили и отправили в ремонт, а позже, отремонтированные они вернулись в строй, то в потерях они не учитываются. Последний факт в финских источниках, как правило, опускается, и в результате у читателя может возникнуть ложное чувство полной бездарности советских солдат в боях против финских танкистов. Так как к 20 июля стало ясно, что наступление Красной Армии у Вуосалми выдохлось, на следующий день бронедивизию перевели в резерв в район Куурманпохья - Нявери. В начале августа танки дивизии совершили попытку эвакуировать подбитую советскую технику с нейтральной полосы в районе Ихантала, но артобстрел советской артиллерии не дал возможности осуществить это. Финские танкисты были полны решимости вновь отправиться в бой, но 4 августа президентом Финляндии стал К. Г. Маннергейм, который считал необходимым вывести свою страну из войны.

Написать отзыв

Примечание: HTML разметка не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо

Рекомендуемые товары


Схожие по цене