Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США.

  •  Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США.
  •  Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США.
  •  Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США.
  •  Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США.
  •  Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США.
  • 4 400 руб.

 Индивидуальный оригинальный полевой фонарь армии США. Редкий коллекционный образец американского армейского Г-образного фонаря 50-60 годов, времен Вьетнамской компании.  Оригинальный, в хорошем состоянии. Лампа отсутствует, внешне механизм исправен.
Материал: пластик

Американская экипировка - уроки Вьетнама

Денис Салахов

Боевое снаряжение всегда являлось неотъемлимым атрибутом военнослужащего армии любого государства. Благодаря ему солдат или офицер может постоянно иметь при себе все необходимое как в бою, так и на марше.

Несмотря на всеобщую механизацию армии, на плечи солдата зачастую ложится весьма тяжелый груз, причем в самом прямом смысле слова. Исходя из этого к снаряжению предъявляются два основных требования: удобство ношения и возможность быстрого доступа ко всем элементам боевой выкладки, в первую очередь, к боевому комплекту. С особой остротой вопрос боевой пригодности пехотного снаряжения встал перед странами, вовлеченными в различные локальные войны затяжного характера, или как их называют западные специалисты - "конфликты низкой интенсивности". В последнее время в числе этих стран оказалась и Россия. Еще во времена войны в Афганистане армия, длительное время готовившаяся, в основном, к широкомасштабным боевым действиям в условиях глобальной войны оказалась у "разбитого корыта". Оказалось, что по горам и пустыне очень неудобно бегать в кирзовых сапогах и с "сидором" - вещмешком образца прошлого века. В настоящее время необходимость что-то предпринимать в вопросе снабжения армии современным снаряжением ни у кого не вызывает сомнения. Множество коммерческих предприятия, имеющих больший или меньший опыт работы в этой области кинулись плодить всевозможные образцы. Но создается впечатление, что никто не пробует заняться серьезным изучением огромного иностранного опыта по проектированию систем экипировки, а делает все "с нуля",  снова и снова пытаясь изобрести велосипед, и старательно повторяет ошибки, исправленные другими пять, десять, а то и двадцать лет назад.

Офицер Временного Командования Сил Специального назначения во Вьетнаме (1963 г.) в стандартной форме одежды американской армии с полноцветными нашивками. Снаряжение образца 1943 г. оливкового цвета. Подсумок под 30-патронные магазины к карабину М2 усовершенствованный, времен Корейской войны.
Лейтенант морской пехоты США (1965 г.). Одет в стандартную оливковую форму морской пехоты. Из снаряжения - пистолетный ремень M1961 с кобурой M1916, магазинным подсумком, флягой M1910 в чехле M1941 и боевым ножом K-BAR раннего выпуска. На спине "хаверзак" M1941 с саперной лопатой. На плечевом ремне полевая сумка M1956 с отделением для карт, боевых документов, письменных и чертежных принадлежностей
Сержант 7-й Группы Специального назначения (1961 г.). Одет в форму коммерческого пошива "duck hunter" ("дак хантер") очень популярную среди американских военных советников во Вьетнаме. Снаряжение образца второй мировой войны: пистолетный ремень, плечевые ремни, магазинные подсумки к карабину M1, фляга в чехле.

Боевой ранец морской пехоты "хаверзак" M1941. Мачете навешено на универсальный узел крепления, предназначенный для шанцевого инструмента. К крышке рюкзака лямкой притянут свернутый нейлоновый мешок для песка (мешки с песком служили для устройства бруствера стрелковой ячейки, в экипировку пехотинца входили два мешка). На боковом универсальном узле крепления закреплена фляга M1910 .

Различные типы подсумков, использовавшиеся на начальном этапе войны.
1. "Боевой пояс" M1936 на 6 магазинов к автоматической винтовке Браунинга (BAR).
2. Подсумок M1941 на пять 20-патронных магазинов к пистолету-пулемету Томпсона.
3. Подсумок М1943 на два 10-патронных магазина к карабину М1.

Военнослужащий Сил Специального назначения, вооруженный винтовкой M16 первого выпуска. Снаряжение образца 1943 г., подсумки от системы LCE56. На спине, судя по характерной форме лямок, ранец морской пехоты M1941.
Аэромобильные подразделения армии Южного Вьетнама получают инструктаж от американских военных советников перед посадкой в вертолеты Н-21. Вооружены американским оружием разных типов. У солдат в центре на спине американские ранцы морской пехоты M1941.

Одной из стран-лидеров в разработке боевого снаряжения были и остаются США. Во главу угла при проектировании экипировки американцы ставят комплексный подход. Ни один из предметов снаряжения не разрабатывается и не принимается на вооружение сам по себе. Он обязательно является частью цельной модульной системы, конфигурация которой, благодаря хорошо продуманным узлам крепления и регулировки, может быть легко изменена в соответствии с боевой специальностью солдата и выполняемой им задачей.

Основы концепции системы боевой экипировки американского солдата были заложены еще в начале века. Мощнейшим толчком к ее дальнейшему развитию послужил один из самых длительных и кровопролитных конфликтов XX в. - Вьетнамская война.

Первые американские советники появились в Южном Вьетнаме, именуемом официально Республика Вьетнам, в начале 50-х гг., после вывода французских колониальных войск. В то время США еще не  пришли к выводу о необходимости крупномасштабной военной помощи этой стране. Поэтому военные советники подбирали снаряжение для себя и своих подразделений исходя из имеющихся возможностей, личных предпочтений и боевого опыта.

Вооружение армии Южного Вьетнама (ARVN) составляла весьма пестрая смесь образцов, оставшихся не только от французов, но и со времен второй мировой войны - в основном японского, английского и американского производства. Были здесь даже трофейные немецкие пистолеты-пулеметы МР-40 и пулеметы MG-42, завезенные французами для вооружения туземных подразделений колониальных войск и так называемых "гражданских иррегулярных групп самообороны" (CIDG). Тем не менее, доминировало оружие американского производства. Наиболее подходящими оказались карабины Ml и М2 .30 калибра. Несмотря на неважные баллистические характеристики штатного патрона это было достаточно легкое и надежное оружие, неплохо зарекомендовавшее себя в боевых действиях "накоротке" в густых джунглях. Кроме того, в силу довольно-таки субтильного телосложения вьетнамцев им было тяжело справиться с весом и отдачей таких образцов, как винтовка Garand Ml или автоматическая винтовка Браунинга (BAR).

В снаряжении же солдат вьетнамской армии наблюдалось больше единообразия. В основном это была американская экипировка образца 1943 г., так называемая М1943 (в армии США все принятые на вооружение образцы получают обозначение "М" от слова "модель"; зачастую дело доходит до абсурда - например, танк Ml и стальная каска Ml или винтовка Ml6 и "выпрыгивающая" противопехотная мина Ml6). Кроме того, имелось большое количество французского снаряжения, которое было сделано по образцу американского и отличалось лишь деталями.

Основой американской экипировки был и остается поясной ремень, именуемый "пистолетным" (pistol belt), или иногда "ружейным" (rifle belt - не путать с плечевым ружейным ремнем, служащим для переноски оружия, по-английски это будет rifle sling). К нему крепятся плечевые ремни-подтяжки (suspenders), позволяющие перенести часть нагрузки на плечевой пояс и достичь более равномерного ее распределения, а также всевозможные подсумки для боеприпасов, аптечки первой помощи, компаса, чехлы с флягами, саперная лопата (последняя, однако, чаще всего носилась закрепленной на рюкзаке-ранце) и т.п. Французское снаряжение было устроено практически так же, отличаясь лишь конструкцией подсумков, адаптированных под вооружение французской армии. Изготовлялась экипировка из хлопчатобумажного брезента оливково-зеленого цвета (иногда попадавшиеся предметы от более ранней американской экипировки 1910, 1939 или 1941 гг. были цвета светлый хаки). Плечевые ремни перекрестной конструкции крепились к пистолетному ремню в шести разнесенных точках, что по мнению авторов должно было обеспечить необходимую жесткость и предотвратить перекрашивание и съезжание экипировки. Подсумки крепились к ремню с помощью довольно-таки хитроумных крючков, не дающих снаряжению самопроизвольно "ездить" по ремню (кто служил, знает, какое "удовольствие" доставляет наш автоматный подсумок, норовящий въехать промеж ног спереди и саперная лопата, пытающаяся проделать то же самое сзади). Для переноски боеприпасов наибольшее распространение получили подсумки к карабинам M1 и М2, рассчитанные на магазины вместимостью от 10 до 30 патронов, использовавшиеся еще во второй мировой и Корейской войнах. Кроме того, часто дополнительными магазинами набивали пустые чехлы от фляг, обладавшие довольно большой вместимостью (до 8-10 магазинов к карабину М2). Для переноски дополнительного снаряжения, к которому не требовался немедленный доступ (сухие пайки, туалетные и спальные принадлежности и т.п.) использовались всевозможные типы ранцев и рюкзаков, как от стандартной американской и французской армейской экипировки, так и всевозможные коммерческие образцы. Наибольшей же популярностью пользовался боевой ранец-"хаверзак" образца 1941 г., разработанный для морской пехоты.

Вообще, всевозможные коммерческие фирмы, работавшие по контракту с командованием сил спецопераций и ЦРУ США, сыграли весьма интересную и важную роль в развитии боевого снаряжения. Как правило, от них требовалось разработать недорогое снаряжение, адаптированное к физическим характеристикам "среднего вьетнамца". Обычно за образец бралась существующая армейская модель, которая переделывалась, облегчалась и уменьшалась. Зачастую получались легкие и удобные образцы, которыми весьма охотно пользовались и американские солдаты, особенно в подразделениях сил спецопераций и глубинной разведки. Применение снаряжения в боевых условиях всегда является серьезным экзаменом. Особые требования во Вьетнаме предъявили климатические условия. Под пологом многоярусных джунглей почти всегда было сыро, а естественного испарения влаги почти не происходило. Сразу же выяснилось, что брезент, из которого изготовлено снаряжение при намокании становится почти в два раза тяжелее и очень медленно сохнет. В результате ткань и нитки очень быстро теряли прочность. Срок службы экипировки сокращался в два-три раза. Нашлись недостатки и в системе крепления предметов снаряжения к пистолетному ремню на крючках - мало того, что они часто цеплялись за густую растительность, а иногда и за одежду; закрепленные лишь в верхней своей части подсумки болтались и "хлопали" при быстром передвижении. Некоторые из них, обладающие наибольшей длиной (например, трехкарманный гранатный подсумок от системы М1943 и пистолетная кобура), в итоге были снабжены специальными тесемками, которые должны были обвязываться вокруг ноги, не давая им возможности подпрыгивать.

Все эти замечания были самым внимательным образом рассмотрены в центре разработки предметов снабжения армии США - Натикской лаборатории. В 1956 г. там был создан новый комплект снаряжения, названный "индивидуальная экипировка для переноски выкладки модель 1956 г." (individual load-carrying equipment M1956, или просто LCE56). Первые 500 комплектов опытной партии были отправлены во Вьетнам, где были испытаны в боевых условиях американскими военными советниками из состава Сил Специальных операций. Система была найдена в целом удачной и была принята на вооружение армии США. Когда весной 1965 г. части армии и морской пехоты США высадились во Вьетнаме, они уже имели снаряжение LCE56 в полном объеме.

Полевая экипировка начального периода Вьетнамской войны.
1. Складная лопата в чехле М1943.
2. Пистолетный ремень M1961.
3. Магазинные подсумки M1961 к винтовке M14.
4. Фляга обр. 1912 г. в чехле М1943.
5. Плечевой ранец морской пехоты М1943.
6. Место крепления индивидуальной аптечки морской пехоты.
7. Фляга обр. 1910 г. с кружкой (фляга вставляется в кружку, затем все вместе - в чехол).
8. Штык Мб в чехле М8А1.
9. Пистолетная кобура М1916.
10. Пистолет M1911А1.
11. Магазин, патроны и подсумок к пистолету М1911А1.
12. Трехкарманный гранатный подсумок.
13. Магазин, патрон и подсумок к винтовке М14.
14. Боевой нож морской пехоты K-BAR 60-х годов выпуска.
15. Нож K-BAR выпуска 40-х годов.
16. Аптечка морской пехоты с укладкой (индивидуальные пакеты, лейкопластырь, болеутоляющие, желудочные средства, таблетки для обеззараживания воды и т.п.
17. Противопехотная мина направленного действия со шнуром и электровзрывным устройством.

Источник Prof1.com





Артикул: 17550.

Война во Вьетнаме, которая окончилась 40 лет назад, явилась боевым крещением для подразделений SEAL (акроним sea, air, land — море, воздух, земля. Слово seal также переводится с английского как тюлень или морской котик), созданных при содействии президента США Джона Кеннеди. Несмотря на свою молодость, спецназ флота сыграл в этой войне заметную роль, успешно решая разнообразные разведывательные и диверсионные задачи.

Вьетконговцы называли котиков «солдатами с зелеными лицами».

Предлагаемый ниже материал подготовлен на основании воспоминаний ветеранов спецназа ВМС США капитанов 2 ранга Майка Уолша и Гранта Телфера.

Майк Уолш: "Все мы когда-то вышли из моря"

Я поступил на флот в сентябре 1966 года после окончания средней школы. Я колебался между поступлением на службу в армейский спецназ или в спецназ флота. После долгих размышлений выбрал море, поскольку действовать в воде сложнее.

Для того чтобы стать «котиком», кандидат должен пройти основной курс обучения водолаза-подрывника, который длится почти шесть месяцев. Преодолевшим это испытание вручается значок, который условно называют «трайдент» (трезубец). На нем изображен орел, сжимающий в лапах якорь, пистолет и трезубец.

Я прошел 18-недельное обучение по программе UDT (underwater demolition training — подготовка водолаза-подрывника).

Это потребовало от нас неимоверных усилий. Курс включал в себя массу физических тренировок, многие из которых проходили на прибрежном песке.

Здесь изучали все — от вязки морских узлов до управления надувной лодкой, что совсем непросто. Ведь работая всемером веслами, нужно справиться с прибоем и высадиться на берег. Такая подготовка закаляет и многому учит. И прежде всего понимать, как надо действовать на море.

Это хорошая школа, которая очень быстро дает понять, кто чего стоит. Во время прохождения курса я весил 54 килограмма при росте 170 см. Тогда инструкторы смотрели на меня с недоумением: «Что эти брызги муравьиной мочи будут делать?» Они иногда пристально смотрели на меня во время занятий, но я им отвечал бешеным взглядом. Это единственная защита, которую я мог тогда применить.

А потом пришла «адова неделя», когда ты по-настоящему начинаешь себя жалеть и задумываться, верный ли выбор ты сделал, решив стать «морским котиком». Конечно, можно все бросить в любой момент, но лично я хотел преодолеть и этот труднейший этап, потому что внутренне был уверен, что, смалодушничав, совершу большую ошибку, о которой буду жалеть потом всю жизнь. Именно эта неделя стала по-настоящему судьбоносной для многих. Во время этого испытания ты спишь не более двух часов в сутки, поскольку сама программа нацелена на выявление запаса прочности людей, скрытых резервов их выносливости.

Адова неделя

Обычно испытание начиналось в воскресение ночью. А уже во вторник следовало испытание на полосе препятствий, где подрывают реальные заряды взрывчатки – это двухсотграммовые шашки ТНТ, которые имитируют огонь артиллерии или минометов. К этому времени курсанты уже довольно утомлены, и от взрывов начинает звенеть в ушах. А к вечеру вторника у многих начинаются галлюцинации, некоторые просто не в состоянии отличить явь от бреда. Все настолько устали, что порой даже могут вывалиться из лодки в море. Это может показаться странным, но люди от усталости засыпали даже в воде. Я видел, как некоторые засыпали во время преодоления вплавь длинной дистанции. Чтобы не случилась беда, нужно зорко следить за своим напарником во время плавания. Это входит в привычку. Как только вы видите, что ваш напарник, который должен плыть прямо, вдруг сворачивает в сторону, вы должны успеть его схватить и вернуть на заданный курс. Так формируется одно из главных правил «котиков» — никогда не бросать своего товарища.

Курс подготовки и «адова неделя» выявляют, есть ли в кандидате тот самый внутренний стержень. В дальнейшем новички развивают свои способности. Мне довелось повстречаться во время подготовки с лейтенантом Печачеком. Он был ранен во Вьетнаме, когда их взвод угодил в засаду. Ему снесло череп. Его товарищи собрали мозги с палубы и сложили обратно в черепную коробку, заклеив ее клейкой лентой. Они были уверены, что он мертв. Но он остался в живых…

Я проходил курс подготовки со своими товарищами, когда во время нашей «адовой недели» его привезли в инвалидной коляске в бассейн, где он проходил курс терапии плаванием. На него надели специальные резиновые круги для ног, шеи и рук. Он выглядел как горилла в этом снаряжении, но поплыл. В его глазах горел яростный огонь. Когда он проплывал мимо меня, мне показалось, что он приостановился, чтобы сойти с дистанции, но вместо этого он уставился на меня и гаркнул во все горло: «Хо-йа-а!» – и поплыл дальше. Он действовал как настоящий воин. Печачек был очень сильным человеком, и ничто не смогло сломить его дух. Эту встречу я запомнил навсегда.

По завершении обучения курсантов направляли в UDT (underwater demolition team) — в команды водолазов-подрывников или в команды недавно созданных SEAL. После этого следовал шестимесячный курс подготовки к действиям в пустыне. Здесь отрабатывалась усложненная программа действий пехотинцев, тактика действий малых групп, а также изучалось оружие. Его было очень много, настолько много, что я не припомню, что мне после этого когда-то довелось видеть больше.

Круг избранных

А потом я был направлен во Вьетнам, где к тому времени уже третий год шла война.

Некоторые говорят, что во Вьетнаме действовало 14 взводов, но я думаю, что их было не больше шести — около 350 человек. Правда, генерал Уильям Вестморелэнд, который был очень высокого мнения о «тюленях», хотел довести нашу численность до 500. Если бы это произошло, возможно, война пошла бы по-другому. А в наше время даже эти самые 350 человек никогда в полном составе не действовали на войне в интересах командования.

Причина в том, что немало «тюленей» принимало участие в программе «Феникс», которую разработало и осуществляло ЦРУ. Начиная с 1963 года оно стало привлекать для проведения тайных операций подразделения SEAL. Суть операций сводилась к выявлению перемещений и расположения подразделений Вьетконга, обнаружению и захвату офицеров армии Северного Вьетнама путем выставления засад или проведением налетов.

Следует отметить, что из-за плохого качества разведывательной информации о противнике, которую предоставляло ЦРУ, эти операции не имели широкого успеха. Намного успешнее действовали «морские котики», когда опирались на собственную информацию, которая была намного достовернее и более своевременной. «Тюлени», как и «зеленые береты», действовали вполне успешно, опираясь на собственную сеть осведомителей из числа местных жителей.

Никто не делал эту работу лучше нас. Сбором разведсведений занимались все взводы SEAL и разведывательные подразделения полиции Южного Вьетнама. Добытую и проанализированную информацию подразделения «котиков» реализовывали совместно с офицерами связи разведки флота, отвечавшими за соответствующий район.

Эта программа действительно работала. Сами вьетконговцы уже в конце войны, когда они в значительной степени контролировали ситуацию в Южном Вьетнаме, говорили: «Единственное, что действительно причиняет нам вред, это программа Феникс».

Тогда мне было всего 22 года, но я был советником, которому ЦРУ подчинило группу наемников из 105 человек. Многие называют программу «Феникс» программой убийства, но ЦРУ ее называло «Встречная террористическая программа», что более соответствовало действительности. Ведь мы не были нацелены именно на уничтожение выявленных руководителей Вьетконга. Прежде всего нас интересовало получение от них информации, но они не сдавались в плен. А мертвецы, как известно, неразговорчивы.

О противнике

У противника было очень много женщин. И я должен сказать, что сломить их было намного труднее, чем мужчин. Их дух был сильнее. Эту особенность женщин лидеры Вьетконга использовали в своих интересах. И мы знали, что в большей степени следует опасаться именно террористок.

Вьетконг имел очень эффективную и разветвленную инфраструктуру, которая, по сути, повторяла устройство их общества. Самая маленькая ячейка — семья. Группа семей — деревня, группа деревень — район, группа районов — область. Выстроив таким образом систему управления, Вьетконг быстро и эффективно принял под управление страну, когда правительство Южного Вьетнама пало. Поэтому самыми важными объектами программы «Феникс» были крупные руководители этой инфраструктуры. Нельзя сказать, что их уничтожение было простой задачей. Одному из офицеров «тюленей», которого уже нет в живых, удалось убить офицера центрального штаба Южного Вьетнама. Этот штаб руководил всей подпольной инфраструктурой и был довольно многочислен. Его защищали всеми силами и эвакуировали даже в Камбоджу, когда с нашей стороны возникала угроза.

Также нам удалось уничтожить трех офицеров регионального уровня, двое из них соответствовали двухзвездному генералу. Кроме того, удалось захватить их документацию, которая была сразу переправлена за границу.

Вьетнамские коммунисты вели строжайший учет, и документация у них была, хоть и рукописная, но весьма подробная и точная. Больше всего мне нравились их карты. В конце войны я даже перестал их сдавать в качестве трофея, настолько они были точны и подробны, что мы ими пользовались. На них были нанесены абсолютно все протоки и тропы, о которых мы даже не догадывались. Используя их карты, мы узнавали, где проходят их тайные тропы и связующие районы маршруты.

В рамках программы «Феникс»

Во время моей первой командировки у меня была стычка с генералом северовьетнамской армии. Я, конечно, тогда еще не знал, что он генерал, поскольку его деятельность раскрылась позже. Он готовил крупное наступление в 1969 году и носил с собой блокнот, в котором были записаны его должность, задачи, а также находилось охранное свидетельство для передвижения из Северного Вьетнама в дельту Меконга.

Тогда мы буквально натолкнулись на его командный пункт, и я в темноте сцепился с ним врукопашную. Он так двинул меня, что у меня искры из глаз посыпались. Это был удар, который у них считался смертельным. Он был крупный мужчина с телом боксера, очень сильный и очень хорошо тренированный. Настолько резкий, что я даже не заметил удара, кода он мне заехал в скулу. Странно, вместо того чтобы добить меня, он бросился бежать. Мы были одеты как вьетконговцы, в черную пижаму и коническую шляпу. Из-за моего роста он принял меня за одного из своих телохранителей. У меня был АК-47, я выпустил в него несколько очередей и попал шестью пулями.

28 февраля 1971 года я действовал со взводом Х-рей. Мы взяли с собой на выход перебежчика, которому я не доверял. Мы выдвигались в район на нашем катере. Перебежчик сидел на носу в качестве проводника. Мы таскали на себе килограммов по тридцать, но наш груз намок из-за дождя и прилипшей грязи и весил все 45. Лодка пыталась набрать скорость, но в это самое время мы угодили в засаду. Первую гранату В-40 они засадили нам в борт, а вторую выстрелили в крону дерева, и на нас обрушились осколки от взрыва. Взрыв был настолько мощный, что нескольким оторвало конечности. Переводчику-вьетнамцу оторвало обе ноги. Один из наших парней тоже лишился ноги. Основная масса осколков пришлась в перебежчика, и это спасло меня. Осколки зацепили лишь частично. Эд Джонс успел развернуть свой пулемет 50-го калибра и открыл огонь по противнику.

Я увидел раненого перебежчика, который лежал и улыбался, зная, что ему удалось завести нас в засаду. Я не выдержал и прикончил его своим ножом.

После этого случая я принял решение стать офицером. Я был старшиной 2-го класса и поступил в университет Южного Иллинойса, а спустя 8 лет мне было присвоено первое офицерское звание.

Месть офицера телфера

Грант Телфер стал офицером после окончания Военно-морской академии. Он родился в июле1941 года в Сиэтле, вырос в этом районе и поступил в Военно-морскую академию. Много бегал на лыжах, играл защитником в футбольной команде и был хорошим пловцом. В отличие от многих бойцов SEAL он не интересовался стрельбой или охотой, поскольку, учась в академии, испортил зрение — много читал по ночам с фонариком. С тех пор в темноте он вообще ничего не видел и стрелять без очков не мог. Тем не менее был направлен во Вьетнам, пройдя базовый курс подготовки «тюленей».

Далее мы приводим рассказ о последней операции его взвода, который основывается на его воспоминаниях.

Средь бела дня

Во второй половине 1970 года южновьетнамское правительство решило переселить жителей, которые проживали на полуострове Камау. Этот район терроризировали вьетконговцы. Взвод Телфера обеспечивал безопасность при пере


Рекомендуемые товары