Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.

  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • Нашивка для реконструкция спортивной майки. СС.
  • 700 руб.

Отличное качество.

1 октября 1936 года в составе Главного управления СС была сформирована Инспекция СС-ФТ во главе с Паулем Гауссером в должности Инспектора частей СС особого назначения (СС-ФТ) и в чине бригадефюрера СС (генерал-майора). Пауль Гауссер, которого многие сослуживцы по рейхсверу считали, при всех его положительных качествах, «кондотьером» - то есть честолюбивым карьеристом в погонах, готовым служить кому угодно, лишь бы иметь возможность для реализации своих идей «армии нового типа», ни в коей мере не разделял тогдашних расовых фантазий Генриха Гиммлера - как бы предвидя, что и «черному иезуиту» придется в недалеком будущем отказаться от своих «туманных нордических грез» (по выражению Отто Скорцени).
Единственной целью «папаши Гауссера» (как его прозвали подчиненные) было создание высокопрофессиональных войск, способных к эффективной обороне нового германского государства, независимо от цвета глаз солдат и от наличия у них запломбированных зубов. После четырех лет, проведенных в горниле Великой войны, Гауссер демобилизовался из рейхсвера в чине генерал-лейтенанта всего за год до прихода Гитлера к власти. Первоначально Гауссер думал всецело посвятить себя военной подготовке штурмовиков СА (и даже получил чин штандартенфюрера СА), но, счастливо пережив «кровавую баню», устроенную руководству СА в «Ночь Длинных Ножей» поспешил перейти в состав победоносного «Шуцштаффеля» (где незамедлительно получил чин штандартенфюрера СС). Именно после «Ночи Длинных Ножей» СС были объявлены (самим Адольфом Гитлером 30 июля 1934 года) самостоятельной организацией в составе НСДАП, подчиненной не начальнику штаба СА (как ранее), а Верховному руководителю СА (которым являлся сам фюрер), а Генрих Гиммлер получил тот же ранг, что и начальник штаба СА - рехслейтера в системе Имперского руководства НСДАП. В 1936 году рейхсфюрер СС, неуклонно концентрировавший в своих руках как можно больше властных полномочий, стал также шефом германской полиции.

Когда военная подготовка волонтеров СС-ФТ шла уже полным ходом, в нее активно включился штурмбаннфюрер СС (майор) Феликс Штейнер, харизматическая личность, отличившийся в качестве артиллерийского офицера в годы Великой войны. После прихода национал-социалистов к власти Штейнер, подобно Гауссеру, решил не упускать предоставившихся ему возможностей карьерного роста и претворения в жизнь своих идей военного строительства. Демобилизовавшийся из армии в чине полковника и перешедший в состав СС, Штейнер не собирался мириться с наличием у Германии вооруженных сил, пригодных только для подавления внутренних беспорядков и сдерживания подрывных элементов. Согласно его собственным воспоминаниям, он принадлежал к числу тех, кто был одержим горячим стремлением полевых войск совершенно нового типа. Создавая их, мы надеялись внести вклад в безопасность Германии от любой угрозы, исходящей извне.

Как это ни покажется странным, но, по убеждению Пауля Гауссера, главным препятствием на пути к достижению этой цели был не кто иной, как «черный иезуит» Генрих Гиммлер, представлявший собой, по (сформулированному уже после войны!) мнению Гауссера, невзирая на свои «нордические фантазии», законченный тип крайне приземленного полицейского бюрократа, не имевшего никакого представления о военном деле и совершенно не разбиравшегося в каких бы то ни было военных вопросах (в какой мере мнение Гауссера о Гиммлере, сформулированное - подчеркнем это еще раз! - уже после войны, с оглядкой на необходимость «политкорректного» похода к оценке событий недавнего прошлого, соответствовало действительности - это другой вопрос, в чем мы еще убедимся по ходу дальнейшего повествования).

Тем не менее, самая незначительная мера, принятая в области военного обучения и вызвавшая, в силу тех или иных причин, недовольство или неодобрение рейхсфюрера СС, могла повлечь за собой крайне нежелательные, а то и опасные последствия. Поэтому как Гауссер, так и Штейнер очень скоро осознали необходимость учитывать при осуществлении своих планов те или иные расовые предубеждения и предрассудки «черного иезуита». Так возраст, всякого добровольца, изъявившего желание служить Отечеству в рядах СС-ФТ - естественно, в зависимости от военной специальности - должен был колебаться в пределах 17-22 лет. Добровольцы старше 22 лет зачислялись в ряды СС-ФТ лишь в виде исключения. Каждый подобный случай являлся предметом отдельного, особого рассмотрения.

Кандидаты (беверберы и анвертеры) должны были соответствовать строжайшим критериям в плане физического развития, обладать «внешним видом, приемлемым с политической точки зрения» (предпочтительным считался «нордический» тип сероглазого или голубоглазого блондина), и документальным подтверждением своего арийского (нееврейского - В.А.) происхождения начиная с 1800 года (для нижних чинов) и начиная с 1756 (а то и с 1750 года), если речь шла о кандидатах на замещение фюрерских (офицерских) должностей. Разумеется, такую роскошь, как возню с церковными книгами и актами записи гражданского состояния в целях подтверждения арийского происхождения беверберов и анвертеров командование Ваффен СС могло себе позволить только в мирное время. С началом войны, ознаменовавшимся потерями на фронте (разумеется, не столь тяжелыми в период войны в Польше, на Западе и на Балканах, как в последующий период боевых действий на Восточном фронте, но, тем не менее, достаточно ощутимыми) и невосполнимой убылью живой силы, критерии отбора в СС-ФТ (переименованные впоследствии в Ваффен СС) незамедлительно стали менее строгими, а вскоре оказались и вообще отмененными (по крайней мере, на практике). Сказанное относится и к отбору так называемых «германских» (северо-и западноевропейских) иностранных добровольцев, для которых критерий минимального роста был снижен до 1, 65 метров.

Требование к чистоте арийского происхождения стало ограничиваться необходимостью подтверждения нееврейского происхождения двух предшествующих поколений. Но даже это требование не предъявлялось при зачислении в Ваффен СС добровольцев-контрактников из некоторых стран, служивших строго определенный срок по контракту - надо думать, к немалому облегчению этих чаще всего совсем зеленых волонтеров, идеализм которых позднее нередко развеивался при столкновении с суровой действительностью войны на Восточном фронте.

Впрочем, в одном отношении цели Штейнера и Гиммлера полностью совпадали. Создание СС-ФТ (Ваффен СС) давало им возможность продемонстрировать фюреру, что СС ни в чем не уступит германскому вермахту, находящемуся всецело под контролем армейских консерваторов и реакционеров, а возможно, и превзойдет его во всех отношениях. Именно под этим углом зрения неудержимо продолжалось привлечение добровольцев в ряды создаваемого нового, отборного рода войск. В Германии, переживавшей в период «Веймарской республики» огромные экономические трудности, вопросы обеспечения занятости и восстановления униженного национального достоинства имели первостепенное значение. Именно этими причинами объяснялся быстрый численный рост частей СС, не превышавших по численности, до 1936 года, нескольких разбросанных по всей Германии батальонов.

Их костяк составляли отчаянные сорвиголовы, преимущественно бывшие офицеры и унтер-офицеры - фронтовики времен Великой войны (нередко выслужившиеся из рядовых), которым было больше некуда идти (какой-либо гражданской профессии они по возрасту до начала Великой войны получить не успели, а в веймарской стотысячной «армии мирного времени», вскоре изменившей свое название на более безобидное «рейхсвер», чтобы исключить даже намек на то, что у побежденной Германии имеется собственная армия! - не требовалось столько офицеров и унтер-офицеров), искатели приключений из состава распущенных белых добровольческих корпусов, бывшие полицейские и т.п. Этот разношерстный и часто трудновоспитуемый человеческий материал Пауль Гауссер и Феликс Штейнер с великим трудом сколотили в единое целое, из которого сформировали фюрерские (офицерские) и унтерфюрерские (унтер-офицерские) кадры будущих «частей СС особого назначения».С этого момента служба в частях СС-ФТ начала приравниваться к службе в рядах германского вермахта. Для рядового состава срок службы составлял 4 года, для унтерфюрерского (унтер-офицерского) состава - 12 лет, для фюрерского (офицерского) состава - 25 лет. Приказом от 18 мая 1939 года была сформирована первая дивизия СС-ФТ (дивизия СС «Ферфюгунгструппе», или просто «СС-Ферфюгунгсдивизион»), в скором времени переименованная во 2-ю дивизию СС «Рейх» (с 1943 года - «Дас Рейх»). Хотя и первая по времени формирования, она не получила первого номера, который Адольф Гитлер приберегал для своего любимой «преторианской гвардии» - «Лейбштандарта» (в связи с предъявлявшимися именно к чинам «Лейбштандарта» повышенными требованиями «нордической внешности» и «чистоты арийской крови» фюреру пришлось довольно долго ждать, пока «Лейбштандарт» наберет штатную численность дивизии военного времени).

Но, несмотря на отданный приказ о формировании первой дивизии СС-ФТ, завистливо-ревнивое командование вермахта настояло на том, чтобы это первое соединение «зеленых СС» не действовало как единое целое, а входившие в его состав эсэсовские части и подразделения были приданы различным соединениям вермахта, готовившегося к вторжению в Польшу.

В результате сложных «подковерных игр» между Верховным Командованием Вермахта (ОКВ) и Инспекцией СС-ФТ, с подключением всевозможных инстанций, к моменту начала Германо-польской войны 1 сентября 1939 года части дивизии СС-ФТ, переброшенные морским путем в Восточную Пруссию, были сведены в боевые группы численностью не более полка, действовавшие против поляков в составе частей и подразделений германского вермахта, под верховным командованием «консервативных» армейских генералов «старой школы». И лишь после начала вторжения германских войск в Западную Европу (в период с 10 по 20 мая 1940 года) Генрих Гиммлер перехватил инициативу у командования вермахта. В отличие от тех, кто занимался практическими вопросами ведения войны с противниками Третьего рейха на полях сражений и вопросами военного строительства, «черный иезуит» по-прежнему предавался своим «нордическим мечтаниям», стремясь прежде всего включить в состав СС - «однородного, сплоченного боевого отряда, объединенного единым мировоззрением, бойцы которого отбираются из лучших представителей человечества арийского происхождения» - как можно больше (а по возможности - всех) носителей «чистой нордической крови» со всей Европы, «чтобы никогда больше люди германской крови не сражались против Германии».

Находясь полностью во власти этих представлений, стремясь преодолеть раз навсегда «трагедию германского субъективизма со времен Арминия» (столь мучавшую Эрнста Крика) и закрепить власть арийцев над миром на все времена, Гиммлер планировал создать отдельное от Третьего рейха, не немецкое, а германское государство «Бургундию», включающее в себя Нидерланды, Бельгию и северо-восточную Франции. Своей виртуальной Бургундии «черный иезуит» отводил роль «бастиона белого арийского Христианства», предназначением которого являлась оборона собственно Германии от натиска «международного скопища недочеловеков». Безраздельной властью в «Бургундии» должны были пользоваться СС (а не фюрер и имперский канцлер Третьего рейха Адольф Гитлер и не его партия НСДАП). Ради осуществления этой мечты Гмиммлер потребовал формирования «частей СС общего назначения» из числа «арийцев нордической крови», проживавших на завоеванных армиями Третьего рейха территориях Фландрии (части Бельгии, заселенной германоязычными фламандцами), Нидерландов (Голландии) и Норвегии.

Гиммлер отдал соответствующий приказ уже известному нам группенфюреру СС Готтлобу-Христиану Бергеру, хитрому и обладавшему большим даром убеждения швабу (потомком древних свевов, по прозвищу «Швабский герцог»), возглавлявшему Главное управление СС. В ведение Бергера, как мы знаем, входил широчайший круг правовых, административных и кадровых вопросов. Он считался также видным специалистом в области рапсовой селекции кандидатов в СС. Гиммлер поручил ему удвоить усилия по вербовке иностранных добровольцев для новой нордической дивизии СС «Викинг». Задача была не из легких.

Высшие эшелоны командования вермахта - в лучшем случае! - не испытывали особого восторга от перспективы создания «альтернативной армии», не находящейся у них в подчинении, а в худшем - всеми силами противились претворению планов Гиммлера-Бергера в жизнь. Однако решение осталось за Гиммлером, которому посчастливилось занять должность «Имперского комиссара по укреплению германской народности». Получив тем самым необходимые властные полномочия в отношении этнических немцев-«фольксдейчей», проживавших за пределами Третьего рейха, «черный иезуит» имел теперь все возможности для осуществления широчайших и всесторонних контактов, в том числе и в обход обычных военных ограничений в сфере комплектования войск и пополнения их новобранцами, не являвшимися подданными Германской империи.

На руку Готтлобу-Христиану Бергеру сыграло и то обстоятельство, что многие из этих волонтеров отрицательно относились к идее несения службы в составе германского вермахта, с полным основанием воспринимавшимися ими как армия иностранного государства, оккупировавшего их собственную страну. И с этим вооруженные силы Германского рейха ничего поделать не могли. Со службой же в рядах не немецких, а «европейских» Ваффен СС дело обстояло иначе. Хотя у западных добровольцев Ваффен СС не было ни малейших сомнений относительно того, кому они, в конечном счете, подчиняются. Предельно ясно эту мысль выразил в своем обращении к ним сам рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер:

«В одном вы можете не сомневаться. В Европе будут только одни СС - Германские СС под командованием рейхсфюрера СС. Вы можете попытаться сопротивляться этому, но мне это безразлично, поскольку мы создадим их в любом случае, хотите вы этого или нет. Мы не требуем от вас отречься от вашего Отечества или совершать какие-либо поступки, которые не сможет совершить гордый парень, обладающий чувством собственного достоинства и любящий свою родную страну. Мы не требуем от вас проявить оппортунизм и стать немцами. Мы требует от вас подчинить ваш национальный идеал более великому - расовому и историческому - идеалу Германской Державы». В 1939 году полк СС «Дейчланд» на полигоне Мюнстерлагер продемонстрировал фюреру и высшему военному руководству Третьего рейха, чему он научился под руководством Штейнера. Фюрер долго шарил биноклем по полю и, наконец, потеряв терпение, спросил Штейнера, когда же начнется атака. На это Штейнер спокойно ответил, что атака началась еще 20 минут тому назад, и атакующие успешно продвигаются к намеченной цели. Именно в этот момент перед наблюдателями появились атакующие штурмовые отряды «зеленых СС», безостановочно продвигавшиеся вперед, несмотря на беглый «неприятельский» огонь. Несмотря на то, что подопечные Штейнера менее чем за 20 минут преодолели дистанцию в 3 километра, они предстали взорам фюрера свеженькими, как огурчики, и бодрыми, готовыми к рукопашному бою с использованием ручных гранат и взрывных зарядов. К тому же, в целях ускорения продвижения, они были вооружены не тяжелыми, длинными винтовками, а легкими, короткими пистолетами-пулеметами (в просторечии - «автоматами»).

Все это убедило не только самого Гитлера, но и рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера в несомненной эффективности проводимых Штейнером в жизнь методов обучения. Разумеется, «черный иезуит» не преминул подчеркнуть перед фюрером свои заслуги, как главы всех (и в том числе подчиненных Штейнеру) частей СС, в этих достижениях. Тем не менее, никто не оказался особенно рад все возрастающему влиянию Штейнера в рамках СС-ФТ. Нотка ревности и даже зависти прозвучала, например, в замечании Пауля Гауссера, отставного офицера рейхсвера, вступившего в 1934 году в ряды СС и получившего в 1935 году от Гитлера поручение создать юнкерское училище для будущих офицеров СС, что Штейнер всегда был «баловнем судьбы» и «любимчиком» Гиммлера.

Участие полка CC «Дейчланд» в присоединении к Германиии немецкоязычной Судетской области Чехословакии обошлось без единого выстрела. В ходе Польской кампании - первой кампании Европейской Гражданской войны - полк СС «Дейчланд», численностью 2800 человек, подобно другим частям «СС-Ферфюгунгструппен», был придан соединению германского вермахта - танковой дивизии Кемпфа. Переброшенный, после разгрома Польши, на Западный фронт, полк «Дейчланд» отлично зарекомендовал себя в боях с французской дивизией в Голландии, совершил успешный прорыв неприятельской обороны в районе острова Валхерен, в эстуарии реки Схелдт (Шельды), и захватив город Флиссинген в устье реки. Наглядным доказательством сопутствовавшего Феликсу Штейнера успеха в создании преданного ему и бесстрашного кадра войск послужили успешные действия его «зеленых эсэсовцев» на ранних этапах эвакуации Британского Экспедиционного Корпуса (БЭФ), а также части разбитых бельгийских и французских войск из района Дюнкерка в мае 1940 года.

В своей «Истории Ваффен СС» американский исследователь Джордж Стейн пишет об «одном из самых ранних зафиксированных примеров яростно-фанатичного, почти самоубийственного наступательного порыва, характерного для поведения чинов Ваффен СС на всем протяжении войны». Британская бригада выбила «зеленых эсэсовцев» из городка Сент-Венан. Через Сен-Венан проходил единственный «коридор», по которому могли выходить из окружения силы Британского Экспедиционного Корпуса, спешно эвакуируемые со своих обреченных позиций вдоль реки Лис. Преследовавшие отступающих англичан передовые части германской 3-й танковой дивизии были отброшены под Сен-Венаном. Но подоспевшему полку СС «Дейчланд», далеко оторвавшемуся от остальных германских частей, удалось прорваться к реке. Командир полка Феликс Штейнер приказал своему 3-му батальону атаковать, при поддержке двух артиллерийских батарей, и переправиться через реку. Чины полка СС «Дейчланд», не страшась многократно превосходящих сил противника, с расстояния менее 4,5 м открыли по английским танкам сосредоточенный огонь из винтовок, пулеметов и противотанковых ружей «панцербюксэ», бросая связки ручных гранат под гусеницы надвигающихся танков.

Другая британская танковая группа, поспешившая на выручку своим компатриотам с севера, также натолкнулась на ожесточенное сопротивление «зеленых эсэсовцев». Ценой большой крови полку СС «Дейчланд» удалось замедлить британское отступление. За эти и другие успешные действия во Франции и Бельгии Феликс Штейнер удостоился награждения Рыцарским Крестом Железного Креста и был повышен его в звании до бригадефюрера СС и генерал-майора Ваффен СС.

С этим повышением было связано данное Штейнеру рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером поручение сформировать на базе полка СС «Дейчланд» (а не полка СС «Германия», как часто неправильно пишут!) новую моторизованную дивизию «зеленых СС», включающую в свой состав добровольцев из большинства стран Западной и Северной Европы. В результате была сформирована дивизия, получившая первоначально название Германия, но в январе 1941 года переименованная в добровольческую мотопехотную дивизию «Викинг». Дабы усилить мотивацию европейских волонтеров к вступлению в «Викинг», Штейнер неустанно подчеркивал, что формирование этой дивизии прокладывает путь для претворения в жизнь «исторически и политически правильной идеи общности судеб всех европейских народов, воодушевившей всех европейских добровольцев и приведшей к их духовному объединению». Обучения эсэсовцев дивизии СС «Викинг» по методу Штейнера принесло свои плоды в форме высочайшего боевого мастерства, продемонстрированного «викингами» Штейнера уже в конце июня 1941 года, в первые же дни операции «Барбаросса» (вторжения войск Германии и союзников Третьего рейха в СССР).

С июня 1941 года воевавшая на германо-советском фронте в составе III танкового корпуса, дивизия «Викинг» приняла деятельное участие в успешном наступлении на Холм - небольшой городок, лежащий на слиянии рек Ловати и Куньей, в болотистой местности южнее озера Ильмень. Холм, обороняемый гарнизоном численностью около 3500 человек из состава разных воинских частей, был быстро взят в «клещи» и вскоре окружен.

Молниеносные атаки «викингов» в ходе второй битвы за Ростов и прорыв на Кубань в августе 1942 года, за которыми последовали значительные успехи, достигнутые дивизией в боях под Туапсе, в ходе битвы за Кавказ, привели к награждению Штейнера Дубовыми листьями к его Рыцарскому Кресту Железного Креста. В ноябре 1942 года соединение было переименовано в 5-ю мотопехотную дивизию СС. Именно «викинги» Штейнера первыми из наступающих германских частей вышли в район Майкопских нефтяных месторождений на Кавказе. С 21 ноября 1942 по 2 января 1943 года Феликс Штейнер командовал одновременно и дивизией «Викинг», и корпусной группой войск СС (известной также под названиями «группы Штейнера» и «III корпуса СС»). 23 декабря 1942 года Штейнер был награжден Дубовыми листьями к Рыцарскому Кресту Железного Креста.

Весной 1943 года, в который ситуация на Восточном фронте начала становиться все более критической для Третьего рейха и других держав Оси, Штейнер, по поручению Гитлера, сформировал (а 30 марта возглавил) III (германский) танковый корпус СС - соединение, в котором, кроме «имперских немцев», служили добровольцы со всей Европы - включавший в свой состав 4-ю мотопехотную дивизию СС «Полиция» (4-ю «Полицейскую» мотопехотную дивизию СС), 11-ю добровольческую мотопехотную дивизию СС «Нордланд», а позднее - также 9-ю и 10 авиаполевые дивизии.

Новый корпус Штейнера добился немалых успехов в сдерживании массированного советского наступления на Ораниенбаумский плацдарм в южной оконечности Финского залива западнее Ленинграда и фактически спас германскую 18-ю армию под Ленинградом от поголовного истребления советскими войсками. Но в ходе наступления советской Второй Ударной армии на плацдарм корпус Штейнера понес большие потери от 65-минутного артиллерийского обстрела и был вынужден отступить на запад в район Нарвы на эстонской границе, где на протяжении всего лета продолжал вести ожесточенные бои и вновь понес тяжелые потери. Награждение Штейнера Мечами к Дубовым листьям на его Рыцарском Кресте Железного Креста было последним признанием его заслуг до самого конца войны.



Рекомендуемые товары


Схожие по цене