Войны и конфликты в Африке

ХАРАКТЕРИСТИКА СОВРЕМЕННЫХ ВОЙН И КОНФЛИКТОВ В АФРИКЕ.


Африка является одним из самых нестабильных регионов мира, где на протяжении многих десятилетий продолжаются военные конфликты и вспыхивают новые. Войны в Африке имеют комплексные причины, сочетающие в себе социально-политические, эко­номические (ресурсные), национально-этнические, территориальные и идео­логические разногласия.

Вооруженные конфликты и войны на Африканском континенте характеризуются значи­тельным числом жертв: за последние 40 лет в более чем 50 военных конфлик­тах в Африке погибло свыше 5 млн человек, 24 млн лишены крова, насчиты­вается 18 млн беженцев. Пожалуй, нигде в мире конфликты и войны не были представлены столь масштабно и разнообразно, как здесь.

Многие конфликты связаны с местной спецификой и имеют исторические предпосылки. Начиная с 1960 года, с момента получения большинством стран континента независимости, в более трети из них произошли во­оруженные столкновения. В 90-е годы прошлого столетия боевые действия велись на территории более чем 15 африканских государств (Ангола, Эфиопия, Либерия, Республика Конго, Сьерра-Леоне, Мозамбик, Сомали, Чад, Маврита­ния, Сенегал, Судан, Мали, Уганда, Бурунди, Руанда и Заир (в настоящее время ДРК).

 


С наступлением XXI века ситуация особо не изменилась. Возникали очаги напряженности в ДРК, Центральноафриканской Республике, Нигере, Кот-д'И-вуаре, Либерии, Чаде, Мали, Нигерии, Гвинее-Бисау, на Мадагаскаре. К 2010 году неразрешенные территориальные проблемы оставались в Судане (в том числе в Дарфуре и Южном Судане), Сомали, Западной Сахаре, восточных про­винциях ДРК и районе Великих африканских озер.

 

Начало 2011 года было отмечено так называе­мой «арабской весной» - массовыми протестными выступлениями населе­ния, которые зачастую перерастали в вооружен­ные столкновения против правящих режимов в ряде стран Северной Африки и Ближнего Востока. По за­ключению большинства зарубежных экспертов, данные события произошли в результате сис­темного кризиса в ряде арабских государств - по­литического, экономического, социального, идео­логического, который раз­вивался на протяжении последних десятилетий.

Вместе с тем на совре­менном этапе геополити­ческого переустройства говорить о каких-либо тенденциях повышения уровня региональной бе­зопасности не приходит­ся. Более того, в услови­ях нарастания соперни­чества США и Китая за глобальное доминирова­ние высока вероятность нарастания конфликтов в богатых природными ресурсами государствах Африки, связанного с перераспределе­нием сфер влияния. Этому способствует целый ряд факто­ров, среди которых особо следует отметить тяжелое экономическое положение африканских стран, а также ограниченность их финансовых возможностей. В условиях ускоренной урбанизации населения это приводит к маргинализации молодежи и осложнению криминогенной обстановки, контрабанде, массовым нелегальным поставкам оружия, наркотиков и т. п., что усугубляется высокими темпами прироста населения и неконтролируемой миграцией.

Немаловажным фактором является и этническое мышление, основанное на трайбализме (от англ. “tribe” – «племя»). Это такой менталитет, когда в качестве «своих» идентифицируются представители только определенной племенной группы. Это порождает племенной сепаратизм и межплеменные столкновения, ведь в пределах одного государства может обитать несколько племенных групп. В отличие от конфликтов между развитыми странами, столкновения между племенами не урегулированы никакими правовыми или моральными нормами, и зачастую принимают самый жестокий характер, в некоторых случаях являясь самым настоящим геноцидом.

 

Трайбализм получил развитие в эпоху колонизации, а ныне в условиях этнического калейдоскопа и постоянной межэтнической борьбы за власть оно сохраняет свое отрицательное воздействие на общественные про­цессы, способствуя сохранению национально-племенной обособленности.

Положение усугубляется высокой степенью персонификации власти в странах Африканского континента. Развитие ситуации часто зависит от особенностей поведения лидера, его жизненного и политического опыта, личной мотивации, в частности большей или меньшей склонности к применению насилия. Многие из них являются выходца­ми из армейских кругов, и, соответственно, образ действий этих руководи­телей в кризисных ситу­ациях сильно отличается от того, который присущ гражданским политикам. Анализ динамики изме­нения африканских воен­ных конфликтов и очагов напряженности показал, что за последние десять лет общее их количе­ство возросло более чем в 2 раза.

Одной из проблем войн в Африке является участие в них детей и подростков

При этом такой рост обусловлен в основном за счет так называемых очагов напряженности, в которых противоборство осуществляется с использовани­ем действий «невоенного характера» (информационное воздействие, угроза применения военной силы, введение экономических, политических санкций и т. п.). Рост конфликтности связан также с увеличением числа кризисов, для которых характерно спорадическое (то есть, непостоянное, «очаговое») применение военной силы. В целом это зна­чительно повышает конфликтный потенциал на континенте, так как каждая из таких точек, где имеются вялотекущие конфликты, при воздействии со стороны крупных держав, вызванном определенными их экономическими и политическими интересами, может перерасти в зону интенсивных боевых действий.

 

РЕСУРСЫ КАК ПРИЧИНА ВОЙН НА АФРИКАНСКОМ КОНТИНЕНТЕ.


Развитые страны с «продвинутой» промышленностью и высоким уровнем жизни по-прежнему зависимы от сырья, добываемого преимущественно в странах «третьего мира»: нефти, газа, черных и цветных металлов и т.д.


Распределение полезных ископаемых на Африканском континенте

Сопоставление карты полезных ископаемых и районов образования очагов напряженности на Африканском континенте по состоянию на 2011 год нагляд­но показывает, что большинство кризисов обусловлено борьбой за доступ к природным ресурсам. При этом вооруженные конфликты могут носить как внутри-, так и межгосударственный характер и быть спровоцированы внешни­ми силами, заинтересованными в доступе и использовании природных ресур­сов региона.В этом плане особое значение имеют углеводородные ресурсы.

Растущий спрос на сырье в интенсивно развивающихся азиатских странах кардинально поменял расклад «внешних» сил в регионе. Несмотря на то что Африканский континент является традиционной зоной политических и экономических ин­тересов Франции, Великобритании и США, КНР в последние годы уделяет этому региону повышенное внимание, и в первую очередь по причине наличия там большого количества необходимых ей природных ресурсов. Изложенные в Белой книге КНР 2006 года «Политика Китая в Африке» направления и ме­ханизмы реализации стратегического партнерства со странами региона были успешно осуществлены китайским руководством на практике.

Анализ статистических данных Международного валютного фонда по торго­вому обороту стран Африки показал, что Пекин почти «с нуля» за десять лет захватил африканский рынок сбыта товаров и услуг, вытеснив оттуда Вашинг­тон и значительно ослабив позиции Парижа. Этому способствует политика, при которой КНР не жалеет средств при продвижении своих экономических интересов и вкладывает крупные инвестиции не только в строительство про­мышленных объектов, но и в развитие всей сопутствующей инфраструктуры будущего государства-партнера, особо не церемонясь по поводу соблюдения прав человека, уровня демократизации общества, экологических норм и т. п.

Вместе с тем, учитывая невысокую (относительно таких гигантов, как Китай или Индия) емкость рынка сбыта африканских государств, с точки зрения ана­лиза перспектив обострения существующих и возникновения новых конфлик­тов в регионе более информативным параметром является структура импорта сырьевых ресурсов ведущими внешними игроками. Анализ динамики измене­ния данного параметра показывает, что, хотя Соединенные Штаты по-прежне­му лидируют по объемам импорта из Африканского региона, Китай вплотную приблизился к ним, значительно опередив Францию, которой он уступал еще в 2005 году.

Это свидетельствует о наличии в регионе мощного конфликтогенного фактора, который останется акту­альным как в средне­срочной, так и в долго­срочной перспективе. Более того, есть осно­вания полагать, что со­бытия «арабской вес­ны» 2011 года связаны в том числе с усиле­нием позиций Пекина в Северной Африке, и с обострением, таким образом, соперничества между Китаем и другими крупными державами за господство в данном регионе. Следует отметить, что  именно по этой причине Франция была инициатором развязывания военной операции против Ливии в марте 2011 года.

Темпы роста экспорта Китаем из Африки сырьевых ресурсов вынуждают Соединенные Штаты проводить в отношении стран региона более активную политику по отстаиванию своих экономических интересов. Париж тоже со­средоточил свои усилия на создании таких условий, которые бы позволили обеспечить доступ французских компаний к разработке нефтегазовых место­рождений, а также продвигать на африканский рынок продукцию своего ВПК.

 

НИГЕРИЯ – ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ ЗОНА КОНФЛИКТА


Не исключено, что в ближайшем будущем западные страны обратят внима­ние на Нигерию, обладающую такими природными богатствами, как нефть, природный газ, олово, железная руда, каменный уголь, свинец, цинк и ниобий, который используется при изготовлении: деталей летательных аппаратов; обо­лочки для урановых и плутониевых тепловыделяющих элементов; контейнеров для жидких металлов; деталей электролитических конденсаторов; «горячей» арматуры электронных (для радарных установок) и мощных генераторных ламп; коррозионно-устойчивой аппаратуры в химической промышленности. Он применяется также в криотронах – сверхпроводящих элементах вычисли­тельных машин. Ниобий известен и тем, что он используется в ускоряющих структурах большого адронного коллайдера.

Доказанные запасы нефти в Нигерии составляют более 37 млрд баррелей, а газа - 5 трлн кубометров, что ставит эту страну на второе место в Африке после Ливии по нефти и на седьмое в мире по газу. При этом Ливия и Нигерия находятся в значительном отрыве от остальной нефтяной группы африканских государств: занимающая третье место Ангола имеет всего 1,8 млрд т; Алжир - 1,5 млрд т; Судан - 0,9.

Именно эти богатства привлекают внимание стран «развитой де­мократии». Контроль над ними в условиях общего сокращения запасов природ­ных ископаемых становится не только актуальной задачей, но и «предметом первой необходимости». Вот почему в этом регионе возможны как организация государственных переворотов и терактов, так и прямая военная агрессия.    

ВОЕННОЕ ПРИСУТСТВИЕ США, ФРАНЦИИ И КИТАЯ НА АФРИКАНСКОМ КОНТИНЕНТЕ


Однако одних только мер экономического и политического характера запад­ным государствам явно недостаточно. Поэтому вполне можно ожидать нара­щивание практики использования вооруженных сил, обеспечивающих «африканские» экономические интересы Вашингтона и Парижа, тем более что, согласно заявлениям военно-политических лидеров Китая, на современном этапе он не намерен отстаивать свои национальные интересы за рубежом с помощью военной силы.

В 2008 году США сформировали объединенное командование вооруженных сил в африканской зоне, которая включает территории 53 стран. Кроме того, наиболее действенным инструментом распространения американского влия­ния и контроля являются программы военной помощи, в частности «Междуна­родное военное образование и подготовка», реализуемые Вашингтоном в тех африканских государствах, где они имеют экономические интересы.
 

Обоснованием важности африканского направления внешней политики в об­щей системе приоритетов военно-политического курса является, по мнению руководства США, неспособность ряда африканских режимов «самостоятель­но и надежно контролировать происходящие на континенте процессы», а также рост масштабов организованной преступности, связанной, в частности, с мор­ским пиратством и хищением сырой нефти. Кроме того, особую обеспокоен­ность Белый дом выражает по поводу возможности использования обширных, слабо контролируемых национальными правительствами территорий конти­нента международными террористическими группировками для организации центров подготовки и баз хранения оружия, а также убежищ для боевиков.

Несмотря на поэтапное сокращение своего воен­ного присутствия в Афри­ке с 8 до 5 тыс. человек, вызванное стремлением сократить расходы на долгосрочное поддержа­ние крупных воинских контингентов, у Фран­ции, в отличие от США, имеется на континенте немало военных баз, раз­мещенных в соответствии с соглашениями о безо­пасности в Сенегале, Га­боне, Кот-д'Ивуаре, Чаде, Буркина-Фасо, Нигере, Центральноафриканской Республике и Джибути.

При этом прямое вооруженное вмешательство фран­цузских вооруженных сил в апреле 2011 года во внутренний конфликт в Кот-д'Ивуаре, а также проведение в январе 2013-го военной операции «Сервал» по освобождению Мали от исламских экстремистов и восстановлению терри­ториальной целостности своей бывшей колонии свидетельствуют о готовности Парижа отстаивать свои внешнеполитические интересы в Африканском регионе с помощью любых методов, включая силовые, осуществлять свержение неугодных режимов и обеспечивать приход к власти лояльных правительств. Это лишний раз подтверждает тенденцию сохранения взглядов руководства ведущих зарубежных стран на вооруженные силы как на один из главных инструментов достижения политических и экономических целей.

В своей политике по разрешению конфликтов на Африканском континен­те Франция опирается на ряд документов, в том числе на «Белую книгу по вопросам обороны и национальной безопасности» 2013 года. Согласно ей в этом регионе «существуют наиболее серьезные риски и угрозы стратегическим интересам страны», а также на программу «Усиление возможностей африкан­ских государств по поддержанию мира» - RECAMP (Renforcement des capacites africaines au maintien de la paix). Это - французская инициатива, цель которой состоит в обучении и вооружении батальонов по поддержанию мира на регио­нальном уровне. Кроме того, Париж способствовал осуществлению програм­мы «Европейская мирная поддержка» (Facilite de paix europeenne), позволив­шей с 2004 года финансировать операции по поддержанию мира, проводимые Африканским союзом.

Китай оказывает значительную поддержку государствам региона при отста­ивании ими своих интересов в ООН и других международных организациях, активно участвует в миротворческой деятельности в качестве посредника при урегулировании отдельных конфликтов (в частности, в суданской провинции Дарфур), а также в составе соответствующих воинских контингентов ООН. В настоящее время китайские «голубые каски» в Африке насчитывают около 1 600 человек (в Западной Сахаре, Демократической Республике Конго, Либе­рии, Кот-д'Ивуаре, Судане). При этом военное присутствие КНР сводится глав­ным образом к военному сотрудничеству с рядом африканских стран по таким вопросам, как обучение и материально-техническое обеспечение.

В целом анализ интересов, намерений и действий глобальных геополити­ческих субъектов в отношении африканских стран, особенностей их геофи­зического расположения, наличие природных ресурсов, оценка внутриполи­тической борьбы и социально-экономического состояния, а также развитие военно-политической обстановки в мире применительно к рассматриваемым странам Африканского континента позволяют сделать вывод о возможном продолжении практики преднамеренного неконтролируемого вмешательства в их внутренние дела со стороны ряда зарубежных государств (особенно США и Франции), направленного на усиление их экономических и политических позиций в регионе. Это, в свою очередь, приведет не только к сохранению су­ществующей зоны нестабильности в данной части света, но и расширению ее географии.



(Материал подготовлен для портала «Современная армия» © http://www.modernarmy.ru  по статье генерал-майора Г. Воинова, доктора военных наук, профессора; подполковника Д. Малышева, кандидата военных наук; подполковника Р. Пастернака, "ЗВО".


Рекомендуемые товары


Схожие по цене