Самоходное орудие СУ 72. Подарок генералу Петренко П.М.

  • Самоходное орудие СУ 72. Подарок генералу Петренко П.М.
  • Артикул: 23507
  • Нет в наличии

Самоходная установка СУ-76

Самоходное орудие СУ 72. Настольная кабинетная модель. Подарок генералу-лейтенанту Петренко П.М. Советской Армии от командующего Ракетными Войсками , июль 1976 год.
Размер постамента - 34х17 см. Отличное качество изделия, изготовленного из белого метала (алюминий и нержавеющая сталь) в единственном экземпляре. Хорошая детализация. Стеклянные фары и прожектор на башне. Каждый трак гусеницы подвижен.
Петренко П. М. был в период Карибского кризиса начальником политуправления 43-армией, размещенной на Кубе...
Список руководящего состава группы советских войск на Кубе (ГСВК) подписал 7 июля 1962-го лично Хрущев. Командующим ГСВК назначен генерал армии И. А. Плиев (до этого он командовал войсками Закавказского военного округа), а его первым заместителем – генерал-лейтенант П. Б. Данкевич, который до назначения на эту должность командовал 43-й ракетной армией. Начальником политуправления стал генерал П. М. Петренко, начальником штаба – генерал-лейтенант П. В. Акиндинов, заместителем командующего по вооружению – генерал-майор В. П. Слизнев, заместителем командующего по боевой подготовке – генерал-майор Л. С. Гарбуз, заместителем командующего по частям ВВС – генерал-полковник авиации В. И. Давидков, заместителем командующего по частям ПВО – генерал-лейтенант авиации С. Н. Гречко, заместителем командующего по частям ВМФ – вице-адмирал Г. С. Абашвили, заместителем командующего по тылу – генерал-майор Н. Р. Пилипенко. Старший группы советских военных специалистов на Кубе генерал-майор танковых войск А. А. Дементьев стал заместителем командующего ГСВК.

Карибский кризис 1962 г. - международная конфликтная ситуация, вызванная размещением Советским Союзом ядерных ракет на Кубе. Это чрезвычайно напряжённое противостояние между Советским Союзом и Соединёнными Штатами. Кубинцы называют его «Октябрьским кризисом», в США распространено название «Кубинский ракетный кризис».

Кризису предшествовали победа Кубинской революции, разгром на Кубе десанта контрреволюционеров, а так же размещение в 1961 году Соединёнными Штатами в Турции ракет средней дальности «Юпитер», напрямую угрожавших городам в западной части Советского Союза.

Кризис начался 14 октября 1962 года, когда самолет-разведчик U-2 ВВС США в ходе одного из регулярных облетов Кубы обнаружил в окрестностях деревни Сан-Кристобаль советские ракеты средней дальности Р-12 и Р-14. По решению президента США Джона Кеннеди был создан специальный Исполнительный комитет, в котором обсуждались возможные пути решения проблемы. Однако, 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия», из-за чего в США немедленно началась паника. Был введён «карантин» (блокада) Кубы.

Вначале советская сторона отрицала наличие на острове советского ядерного оружия, затем — уверяла американцев в cдерживающем характере размещения ракет на Кубе. 25 октября фотографии ракет были продемонстрированы на заседании Совета Безопасности ООН. В исполкоме всерьез обсуждался силовой вариант решения проблемы, и сторонники такого варианта убедили Кеннеди как можно скорее начать массированную бомбардировку Кубы. Однако очередной облёт U-2 показал, что несколько ракет уже установлены и готовы к пуску, и что подобные действия неминуемо привели бы к войне.

Идея размещения ракет на Кубе принадлежала самому Н.С. Хрущёву. При этом преследовалась цель  спасти «социалистическую» Кубу от нападения США. Советская сторона считала, что после неудачного вторжения на Кубу в 1961 г. на Плайя-Хирон с целью свержения Ф. Кастро Вашингтон готовит новую операцию. Была и друга, более важная для СССР цель: попытаться уменьшить преимущество США в ракетно-ядерном вооружении.

Президент США Джон Кеннеди предложил Советскому Союзу демонтировать установленные ракеты и развернуть всё ещё направлявшиеся к Кубе корабли в обмен на гарантии США не нападать на Кубу и не свергать режим Фиделя Кастро. Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв согласился, и 28 октября начался демонтаж ракет. Последняя советская ракета покинула Кубу через несколько недель, и 20 ноября блокада Кубы была снята.
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/12770

            Дополнительные материалы:
                   - Р.Уланов "Коломбина".
                   - И.Кошкин "Шамраев Владимир Николаевич".
                   - выпуск самоходок СУ-76 (СУ-76М).
                   - G.Okonski "SU-76" (Kagero Topshots #38, 2007 г.)

Одной из самых распространенных и массовых самоходных установок в годы Великой Отечественной войны была легкая самоходная установка СУ-76 (СУ-76М). Эта машина использовалась в качестве орудия сопровождения пехоты (конницы), а также как противотанковое средство для борьбы с легкими и средними танками и САУ противника. Для борьбы с тяжелыми машинами СУ-76 (СУ-76М) была малоэффективна из-за слабой броневой защиты корпуса и недостаточной мощности орудия. Но, несмотря на это она внесла свой вклад в разгром войск противника.
Легкие самоходно-артиллерийские установки в годы Великой Отечественной войны создавались на базе легких танков Т-60 и Т-70 с установкой в броневой рубке 76,2-мм орудия ЗИС-3 на заводах промышленности: завод № 38 (главный конструктор М.Н. Щукин), № 40 (главный конструктор Л.Ф. Попов) и Горьковском автозаводе (зам. главного конструктора Н.А. Астров).
Установка оружия в броневом корпусе САУ упрощала производство самоходных установок по сравнению с производством танков и способствовала увеличению общего выпуска боевых машин. Вместе с тем, она приводила к весьма ограниченным углам наводки орудия в горизонтальной плоскости, что наряду с отсутствием спаренного, курсового или лобового пулеметов сужало по сравнению с танками боевые возможности САУ и обуславливало иную тактику их боевого применения.
К созданию легких самоходных установок в начале марта 1942 года приступило специальное бюро самоходной артиллерии, организованное на базе технического отдела Наркомата танковой промышленности (НКТП} во главе с С.А Гинзбургом. С использованием базы легкого танка Т-60 и агрегатов грузовых автомобилей ЗиС и ГАЗ этим бюро был разработан эскизный проект унифицированного шасси, предназначавшегося для создания различных типов самоходных установок, включая и противотанковые. В качестве основного оружия на данном шасси предполагалось установить 76,2-мм пушку с баллистикой дивизионного орудия образца 1939 года (УСВ) или 76,2-мм танковую пушку образца 1940 года (Ф-34). Однако С.А.Гинзбург предполагал значительно шире использовать унифицированное шасси и предложил в трёхмесячный срок совместно с конструкторами из МВТУ им. Баумана и НАТИ разработать целый ряд боевых машин;
- 76,2-мм штурмовое самоходное орудие поддержки пехоты;
- 37-мм зенитный самоходный автомат;
- 37-мм зенитный танк с башенной установкой конструкции Савина;
- легкий танк с 45-мм пушкой большой мощности и 45-мм броней;
- бронированный спецтранспортер пехоты и боеприпасов, на базе которого могли быть созданы санитарная машина, машина технической помощи и самоходный миномет;
- артиллерийский тягач.
Подобная компоновочная схема унифицированного гусеничного шасси САУ предусматривала переднее расположение силовой установки (два двигателя ЗиС или ГАЗ-АА (ГАЗ-ММ) и кормовое размещение боевого отделения (десантного отделения или грузовой платформы).

Самоходная установка СУ-76 (СУ-12) на НИБТ полигоне. 1943 год.
Две коробки передач были размещены по бортам в передней части корпуса. В ходовой части предполагалось применять пять или шесть опорных катков на каждом борту.
14-15 апреля 1942 года состоялся пленум Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (Артком ГАУ), на котором также были подняты вопросы создания САУ. Артиллеристами были выработаны собственные требования к самоходным установкам, которые отличались от тактико-технических требований (ТТТ), выдвинутых 2-м отделом НКТП.
Проектирование унифицированного шасси было завершено к концу апреля месяца 1942 года. Однако средства были выделены только на изготовление двух опытных образцов: 76,2-мм самоходного штурмового орудия поддержки пехоты и 37-мм зенитной самоходной установки. Ответственным исполнителем по изготовлению самоходных установок был назначен завод № 37 НКТП. Специально для унифицированного шасси по тактико-техническому заданию НКТП конструкторское бюро под руководством В.Г. Грабина разработало вариант дивизионной пушки ЗИС-3, получившей наименование - ЗИС-3Ш (Ш - штурмовая). В мае-июне 1942 года заводом № 37 были изготовлены опытные образцы штурмовой и зенитной самоходных установок, которые прошли заводские и полигонные испытания.
По результатам испытаний в июне 1942 года последовало распоряжение Государственного Комитета Обороны (ГКО) о скорейшей доводке машины и подготовке серии для проведения войсковых испытаний. Но в связи с началом Сталинградской битвы, завод № 37 срочно стал наращивать выпуск легких танков, а заказ на изготовление опытной серии самоходных установок был отменен.
Выполняя решения пленума Арткома ГАУ РККА от 15 апреля 1942 года о создании самоходно-артиллерийских установок для поддержки пехоты в конструкторском бюро Уральского завода тяжелого машиностроения им. Серго Орджоникидзе (УЗТМ) весной 1942 года был разработан проект САУ с установкой 76,2-мм пушки ЗИС-5 на базе легкого танка Т-40 (проект У-31). Непосредственная разработка проекта самоходной артиллерийской установки была выполнена конструкторами КН. Ильиным и А.Н. Шляковым совместно с конструкторами завода № 37, причем установку орудия вел УЗТМ, а базу проектировал завод № 37. Во второй половине октября 1942 года по решению правительства разработанный проект самоходной установки У-31 был передан и КБ закола № 38, где он был использован при разработке легкой самоходной артиллерийской установки СУ-76.
В июне 1942 года распоряжением ГКО была выработана совместная программа Наркомата вооружения (НКВ) и НКТП по созданию новой "Системы самоходной артиллерии для вооружения Красной Армии". При этом на НКВ возлагались задачи разработки и изготовления артиллерийской части новых будущих самоходных артиллерийских установок, а НКТП должен был заниматься созданием базовой машины. Общую координацию работ по самоходным установкам должно было осуществлять специальное бюро НКТП под руководством самого С.А. Гинзбурга - начальника конструкторского отдела наркомата.
19 октября 1942 года по ходатайству ГАУ РККА было принято постановление ГКО, согласно которому заводам промышленности была поставлена задача к 1 декабря 1942 года изготовить опытные партии самоходных установок: легких - с 37- и 76,2-мм пушками и средних - со 122-мм орудием, а ГАУ РККА - в середине декабря провести испытания изготовленных самоходных установок и результаты испытаний доложить правительству.

СУ-76 (СУ-12) на испытательном пробеге перед передачей в войска. Киров, полигон завода № 38, весна 1943 года.
Ответственными исполнителями по "штурмовым САУ" были назначены Коломенский завод № 38 им. Куйбышева и Горьковский автозавод им. Молотова, по зенитным САУ - завод № 37.
При создании "штурмовой САУ" предполагалось остановиться на компоновочной схеме, предложенной специальным бюро НКТП (с двумя параллельно установленными рядом карбюраторными двигателями в передней части машины и просторным боевым отделением в корме).
В соответствии с заданными ТТХ в ноябре 1942 года Горьковский автозавод и завод № 38 представили на испытания свои опытные образцы "штурмовых САУ", вооруженных 76-мм дивизионной пушкой ЗИС-3. Самоходная установка Горьковского автозавода имела индекс СУ-71, а машина завода № 38 - СУ-12.
Кроме того, постановлением ГКО и приказом Наркомата обороны (НКО) от 25 ноября 1942 года в ГАУ РККА было создано Управление механической тяги и самоходной артиллерии, в обязанности которого входила организация всего производства, снабжения и ремонта самоходных установок. Формирование частей было возложено на вновь организованный учебный центр самоходной артиллерии, подчиненный управлению формирований Главного управления командующего артиллерии РККА.
Созданная в КБ Горьковского автозавода под руководством Н.А. Астрова самоходная установка СУ-71 была разработана на базе унифицированного шасси, предназначавшегося для создания машин различного назначения, и относилась к типу полузакрытых самоходных установок. В ее конструкции были использованы узлы и агрегаты легких танков Т-60 и Т-70. Всего осенью 1942 года было изготовлено два опытных образца, один из которых в ноябре того же года прошел заводские испытания.
При проведении полигонных испытаний самоходной установки СУ-71 была выявлена неудовлетворительная работа системы охлаждения САУ. Для обеспечения нормальной работы системы охлаждения требовалась значительная переработка машины. 19 ноября 1942 года приемочная комиссия составила акт, согласно которого самоходная установка СУ-71 была признана не отвечавшей требованиям технического задания и не обладавшая надлежащей надежностью.
Кроме того, в зависимости от установленного вооружения (при установке 37-мм зенитной пушки - зенитная самоходная установка СУ-72) гусеничные шасси имели значительные конструктивные и технологические различия между собой и не имели преемственности с выпускавшимися на Горьковском автозаводе машинами, что при организации серийного выпуска потребовало бы значительного переоснащения всего производства, неприемлемого в условиях военного времени. Дальнейшие работы по данной машине были прекращены в связи с принятием на вооружение самоходной установки СУ-12 (СУ-76) конструкции С.А. Гинзбурга, поставленной на производство на заводе № 38.
Опытный образец самоходной установки СУ-12 разработанный в октябре-ноябре 1942 года в КБ завода № 38 под руководством главного конструктора М.Н. Щукина по проекту С.А. Гинзбурга был изготовлен заводом (г. Киров) в ноябре 1942 года.
Машина была создана КБ с использованием агрегатов легких танков Т-60 и Т-70 и относилась к типу закрытых самоходных установок. Схема общей компоновки предусматривала переднее расположение трансмиссии и ведущих колес, а также кормовое размещение неподвижной броневой рубки и установку двух работавших параллельно двигателей по бортам в средней части корпуса.
Командир машины и заряжающий находились у правого борта броневой рубки, наводчик слева от пушки. Для наблюдения за полем боя в крыше рубки устанавливался перископ-разведчик, который имел шкалы измерения углов для корректирования стрельбы.

Самоходная установка СУ-76 из состава 1433 сап на Волховском фронте. Март 1943 года.
В походном положении этот прибор укладывался внутри машины. Кроме того, в специальных отверстиях на крыше рубки САУ и в ее бортах, закрывавшихся броневыми крышками, могли устанавливаться еще три смотровых зеркальных прибора. Рабочее место механика-водителя САУ было оборудовано в центре отделения управления в носовой части корпуса. У механика-водителя имелся свой входной люк, располагавшийся в верхнем лобовом листе корпуса, в крышке которого устанавливался смотровой перископический зеркальный прибор. Посадка и выход экипажа, а также загрузка боекомплекта производились через двухстворчатую бронедверь, располагавшуюся в верхнем кормовом листе боевой рубки. Кроме того, на первых машинах в правой части нижнего кормового наклонного листа боевого отделения имелся аварийный люк.
        76,2-мм пушка ЗИС-3 образца 1942 года с клиновым затвором и полуавтоматикой механического (копирного) типа без каких либо изменений была установлена в боевом отделении этой машины на станке. Ось орудия устанавливалась в подшипниках, закрепленных на переднем листе рубки. Две боковые распорки станка пушки были связаны с бортами корпуса машины. Выходящие за броню рубки противооткатные устройства были прикрыты подвижной бронировкой, а возникавшая вследствие этого неуравновешенность качаюшейся части была устранена за счет установки на люльке орудия специального груза. Для ведения стрельбы прямой наводкой использовался штатный прицел ЗИС-3, для стрельбы с закрытых огневых позиций - панорамный прицел (в машине укладывались две панорамы Герца, одна из них запасная). Подъемный механизм пушки секторного типа обеспечивал углы вертикальной наводки от -2,50 до + 250. Винтовой поворотный механизм позволял иметь углы горизонтальной наводки ±150. Скорострельность орудия составляла 8 выстр./мин. Однако высокая загазованность боевого отделения при стрельбе затрудняла работу экипажа. В боекомплект пушки входили 60 выстрелов с бронебойно-трассирующими (БР-350А, БР-350Б, БР-350СП), осколочно-фугасными (ОФ-350), осколочными (О-350А), фугасными (Ф-354, Ф-354Ф) и кумулятивными (БП-353Л) снарядами. Кроме того, в зависимости от вида предстоящих боевых действий, в состав боекомплекта установки могли входить выстрелы со шрапнелью пулевой (Ш-354Т, Ш-354), шрапнелью стержневой (Ш-361), шрапнелью Гартца (Ш-354Г), дымовым (Д-350) и зажигательным (З-350) снарядами. Бронебойный снаряд массой 6,5 кг имел начальную скорость 662 м/с, его бронепробиваемость на дистанции 500 м составляла 71 мм.
В апреле 1943 года в боекомплект был введен подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд (ВР-354П), который при массе 3,05 кг имел начальную скорость 950 м/с и на дистанции 500 м пробивал броню толщиной 100 мм. Начальная скорость осколочно-фугасного снаряда при массе 6,2 кг составляла 680 м/с. Выстрелы размещались в боевом отделении у бортов корпуса в специальных гнездах. В боевом отделении на бортах рубки укладывались два 7,62-мм пистолета-пулемета ППШ с боекомплектом 1065 патронов (15 дисков) и ручные гранаты Ф-1 (в трех специальных ящиках на правом борту рубки).
Броневая защита корпуса и рубки - противопульная, выполненная из броневых катаных листов толщиной 7, 10, 15, 25 и 35 мм, устанавливавшихся наклонно. Верхний лобовой лист корпуса толщиной 25 мм имел угол наклона от вертикали 60", нижний лобовой лист корпуса толщиной 35 мм - 30". На верхнем лобовом листе корпуса помимо люка механика-водителя имелись два люка, предназначавшихся для доступа к агрегатам трансмиссии, закрывавшиеся броневыми крышками. В нижнем лобовом листе имелось два лючка для заводной рукоятки, закрываемые броневыми крышками на болтах. Кроме того, к этому листу приваривались два буксирных крюка.


Самоходные установка СУ-76 (СУ-12) с демонтированной крышей. Июль 1943 года.

Крыша над моторным отделением кренилась к корпусу с помощью болтов. Для доступа к двигателям в передней части надмоторной крыши у правого и левого бортов имелись два специальных люка, закрываемых откидными броневыми крышками на петлях. В местах расположения люков в бортах корпуса были сделаны отверстия воздухопритоков, закрывавшиеся броневыми коробами. В кормовой части крыши моторного отделения за надмоторными люками были сделаны два лючка для доступа к заливным горловинам двух топливных баков (правого и левого), закрывавшиеся броневыми крышками на болтах. Каждый бортовой лист корпуса состоял из двух частей, сваренных между собой. В верхней средней части бортовых листов были приварены броневые короба системы жалюзи для выхода охлаждающего воздуха от вентиляторов системы охлаждения двигателей. К бортовым листам кренились на болтах по три кронштейна поддерживающих катков и надгусеничные полки. В нижней части, напротив переднего и заднего балансиров подвески устанавливались упоры с резиновыми подушками. Корма корпуса самоходной установки состояла из двух броневых листов: нижнего наклонного и верхнего вертикального. С правой и левой стороны наклонного листа и к бортовым листам с помощью болтов крепились кронштейны механизма натяжения гусеницы, по середине листа - буксирный крюк. На заднем вертикальном листе корпуса был приварен специальный карман, который закрывался броневой крышкой на петлях и предназначался для облегчения посадки в боевое отделение. Сварное днище корпуса машины было усилено поперечными балками коробчатого сечения, внутри которых располагались торсионные валы подвески. В днище имелись двенадцать вырезов (но шесть с левой и правой стороны), в которые были вставлены и приклепаны кронштейны подвески, а также лючки, которые предназначались для доступа к пробкам сливных горловин узлов и агрегатов силовой установки и трансмиссии. Эти лючки закрывались броневыми крышками на болтах. Все старые игровые автоматы онлайн бесплатно и без регистрации.
Броневая рубка представляла собой усеченную пирамиду, которая крепилась к корпусу машины с помощью сварки. Лобовой броневой лист рубки толщиной 35 мм имел угол наклона от вертикали 25". В лобовом листе была сделана амбразура под установку орудия. В кормовой наклонной стенке имелись двухстворчатые дверцы, предназначавшиеся для входа и выхода боевого расчета, а также и для загрузки боекомплекта. В броневой крыше рубки был вырезан люк для головки панорамного прицела, над которым с зазором устанавливалась броневая крышка. В крыше рубки у правого и левого бортов, а также справа от амбразуры орудия для установки смотровых приборов были сделаны специальные лючки, закрывавшиеся броневыми крышками на петлях. В правом углу крыши был установлен броневой стакан антенного ввода. Слева от него имелось отверстие под установку перископа-разведчика. Смотровые лючки, закрывавшиеся броневыми крышками, располагавшиеся в бортах и левой створке входной двери боевого отделения, использовались как для наблюдения, так и для стрельбы из личного оружия. Кроме того, в лобовом листе рубки справа и слева от амбразуры орудия имелось по одному отверстию для стрельбы из личного оружия, закрывавшемуся броневой пробкой. Для вентиляции боевого отделения в кормовой части крыши и входных дверец был сделан специальный люк, закрывавшийся броневой крышкой на петлях.
Схема бронирования СУ-76

Подвижная бронировка качающейся части пушки состояла из нескольких листов, сваренных в одно целое и прикрепленных к люльке болтами. Спереди бронировка накрывалась двумя щитками, которые крепились к основной части бронировки шестью болтами. С правой стороны в бронировке был сделан люк, который предназначался для доступа к пробке тормоза отката и к гайкам сальника тормоза отката и накатника. Снаружи люк закрывался специальной крышкой на болтах.
В ходе эксплуатации машины, особенно в летних условиях, была выявлена плохая вентиляция боевого отделения. Поэтому уже в первых числах июля месяца 1943 года НКТП было рекомендовано демонтировать крышу боевой рубки вплоть до фартука перископического прицела, или установить на крыше вытяжной вентилятор. Вытяжной вентилятор установлен не был, а вот крыша боевой рубки на отдельных машинах была демонтирована.

Силовая установка состояла из двух четырехтактных шестицилиндровых карбюраторных двигателей ГАЗ-202 жидкостного охлаждения, установленных параллельно вдоль бортов корпуса. Общая мощность силовой установки составляла 140 л.с. (103 кВт). На всех двигателях устанавливались карбюраторы марки "М-1" со специальной регулировкой. Система зажигания была батарейная. Пуск двигателей производился с помощью двух электростартеров СТ-06 мощностью 2 л.с. (1,5 кВт) каждый или вручную с помощью механизмов ручной заводки, привернутых к картерам коробок передач. Включение стартеров отдельное - для каждого двигателя. Правый двигатель был оборудован пусковым подогревателем. В систему охлаждения каждого двигателя входили: водяной радиатор, водомасляный радиатор, водяной насос, вентилятор, водяные и маслопроводы. Циркуляция воды осуществлялась с помощью водяного насоса, установленного на двигателе и приводимого в действие клиновым ремнем от шкива, установленного на носке коленчатого вала двигателя. Емкость системы охлаждения правого двигателя с пусковым подогревателем составляла 48 л, левого двигателя - 38 л. В системе воздухоочистки использовались двойные воздухоочистители масляного типа. Емкость двух топливных баков составляла 400 л. Запас хода машины по шоссе достигал 250 км.
Механическая трансмиссия САУ располагалась в передней части корпуса и состояла из двух однодисковых главных фрикционов сухого трения (сталь по асбесто-бакелиту), двух четырехступенчатых коробок передач типа ГАЗ-ММ, двух главных передач, соединительного вала, а также двух многодисковых бортовых фрикционов с ленточными тормозами и двух бортовых редукторов. В качестве механизма поворота использовались бортовые фрикционы. Приводы управления были механическими, непосредственного действия. Дополнительная фрикционная муфта, установленная разработчиками на соединительном валу была предназначена разрывать жесткую связь между левой и правой главными передачами.


Двигатель ГАЗ-203.

Для синхронности включения и выключения в коробках передач одноименных пар шестерен был предусмотрен специальный механизм, а также блокировочные устройства, связанные с механизмом выключения главного фрикциона. Параллельное расположение двигателей создавало замкнутый колебательный контур, что приводило к частым поломкам деталей коробок передач. Кроме того, при переключении передач не было полной синхронизации между коробками передач и происходило ударное нагружение и срезание зубьев шестерен. Машина развивала максимальную скорость по шоссе до 44 км/ч.
В ходовой части использовались индивидуальная торсионная подвеска, мелкозвенчаты о гусеницы с ОМШ, два ведущих колеса переднего расположения со съемными зубчатыми венцами цевочного зацепления, два направляющих колеса с механизмами натяжения гусениц, двенадцать опорных и шесть поддерживающих катков с наружной амортизацией такой же конструкции, как у танка Т-70. Ширина трака гусеницы составляла 300 мм.
Электрооборудованне машины было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение бортовой сети составляло 12 В. В качестве источников электроэнергии использовались две аккумуляторные батареи типа ЗСТЭ-112, соединенные последовательно, общей емкостью 112 А ч и генератор Г-64 мощностью 250 Вт с реле-регулятором РРА-44 или генератор ГТ-500 мощностью 500 Вт с реле-регулятором РРК-ГТ-500. Для внешней радиосвязи устанавливалась радиостанция 9Р (9РМ или 12РТ) и внутреннее переговорное устройство ТПУ-ЗР или ТПУ-Ф. Для связи командира с механиком-водителем использовалась световая сигнализация (сигнальные цветные лампочки).
По результатам всех полигонных испытаний самоходной установки СУ-12 2 декабря 1942 года ГКО принял постановление о развертывании производства самоходных установок и оснащении ими частей Красной Армии. Государственные испытания опытного образца СУ-12 прошли на Гороховецком артиллерийском научно-испытательном опытном полигоне (АНИОП) в период с 5 по 19 декабря 1942 года. По результатам испытаний комиссия рекомендовала принять самоходную установку на вооружение РККА после устранения недостатков, выявленных в ходе испытаний. Самоходная установка СУ-12 под маркой СУ-76 была принята на вооружение РККА. Ее серийное производство было развернуто на заводе № 38 и продолжалось до июля 1943 года.
К 1 января 1943 года была изготовлена первая серия самоходных установок СУ-76 в количестве 25 машин, которые были направлены в учебный центр самоходной артиллерии. Эти машины вошли в состав двух первых самоходно-артиллерийских полков, которые находились в подчинении начальника артиллерии Красной Армии и приказом НКО от 10 января 1943 года "Об усилении огневой мощи бронетанковых и механизированных войск" предназначались для передачи (полков) в танковые и механизированные корпуса.

Лёгкая самоходная установка СУ-76М
(вид на правый борт).
Однако в связи с начавшейся операцией по прорыву блокады города Ленинграда два первых сформированных полка (1433-й и 1434-й) решением ставки ВГК в конце января 1943 года были направлены на Волховский фронт для использования их в качестве артиллерии сопровождения пехоты и танков.
В начале 1943 года продолжалось формирование однотипных легких, средних и тяжелых самоходных артиллерийских полков в составе 4-6 батарей.
Уже первый опыт применения самоходных установок показал, что они лучше других видов артиллерии способны четко решать задачи непосредственной поддержки и сопровождения пехоты и танков в течение всего периода наступления и полностью себя оправдали при прорыве глубокоэшелонированной обороны противника.
В отношении вопросов технического усовершенствования конструкций самоходных установок был получен богатый материал, который выявил необходимость улучшения условий работы экипажа, совершенствования средств связи, приборов наблюдения и др.
В связи с тем, что в ГАУ РККА отсутствовал опыт эксплуатации и ремонта базовых машин, применявшихся при изготовлении самоходных артиллерийских установок СУ-76 и СУ-122, то на заседании ГКО, состоявшемся 24 апреля 1943 года постановили решение разных вопросов производства всех САУ, технического обеспечения и формирования частей самоходной артиллерии передать в ведение командующего бронетанковыми и механизированными войсками РККА. С этого времени все дальнейшие работы по совершенствованию имевшихся и по созданию новых образцов самоходно-артиллерийских установок проводились через Главное бронетанковое управление (ГБТУ), в котором 21 мая 1943 года было организовано Управление самоходной артиллерии (УСА).
По завершении первых десяти дней войсковых будней, заводские команды были большей частью сменены фронтовыми экипажами, и самоходки включились в плановые бои, которые прошли 13-15 февраля в районе Смердыни.
Однако к моменту начала этих боев большинство СУ-76 уже вышли из строя, причиной которого были поломки коробок передач и главных валов, которые не выдержали условий фронтовой эксплуатации. Но в то время это еще не вызвало опасений.
Казалось, что на поверхности лежит самое простое решение - усилить конструкцию валов, что легко было выполнено. Но такие «усиленные» машины начали выходить из строя даже чаще, чем прежние. Стало понятно, что машины обладают глобальным конструктивным дефектом. Поэтому 21 марта 1943 г. производство СУ-12 было остановлено до выяснения причин возникновения дефектов и путей их возможного устранения. Всего было выпущено 560 машин данного типа.
Чтобы скомпенсировать вынужденное снижение объемов выпуска СУ-76, остро требовавшихся на фронте и восполнить их количество, пока не будет найдено эффективное решение, заводу № 37, эвакуированному в Свердловск, 20 марта 1943 г. был дан заказ на изготовление 200 шт. 76-мм СУ-С-1 (СУ-76(И)) на базе трофейного ганка PzKpfw III. Всего до осени 1943 г. заказчиком было принято 201 шт. таких САУ, после чего их производство более не возобновлялось, так как конструктивный дефект в отечественных легких САУ был преодолен.
Однако это было не так просто, как может показаться на первый взгляд. Дело в том, что в проц

Написать отзыв

Примечание: HTML разметка не поддерживается! Используйте обычный текст.
    Плохо           Хорошо

Рекомендуемые товары


Схожие по цене